Пока сердца для чести живы…

Владимир Сон

Владимир Сон

В недавнем номере газеты опубликована мемуарная статья ташкентского друга-коллеги Владимира Ли, озаглавленная звонким пушкинским призывом: «Пока надеждою горим…». Взволнованно, рефлекторно он отзывается второй летящей поэтической строкой – «Пока сердца для чести живы». Спасибо, дорогой коллега, за память о прошлом, ты всколыхнул тот пласт времени, в котором в газетных строках осталась наша «пахота», неустанная, полная добрых чувств к нашим героям, славным соотечественникам. Они, стоически испившие горькую чашу страданий и невзгод в смутные эпохи, выстояли, выжили, высоко неся и передавая потомкам выстраданную эстафету чести и национального достоинства советских корёсарам. Для молодых современников старые газетные подшивки могут послужить и учебником, и источником исторической информации.

Дорогой Ли Молодя (так старые корейцы, начиная буквой «м», почему то называли Владимиров – мило и благозвучно. Так было и между нами троими – Кимом, Ли и мною, Соном )! Ты в подробностях, живо и зримо описал редакционный быт 80-х годов прошлого столетия, какие пути привели твоих друзей в ташкентский корпункт газеты «Ленин кичи». Я, в свою очередь, тоже поведал, но ранее, о своей профессиональной «одиссее», приурочивая к её юбилейным датам – 80 и 85-летию. При этом ловлю себя на грустной мысли, что каждый раз думаешь о тех, кто ушел на вечный покой. Накануне 80-летия, помнится, в газете были два некролога: Тен Аполлон и Цой Евгений Николаевич. Замечательные мужики, добрые, искренние, открытые. Добродушный Аполлон всегда улыбался, Евгений Николаевич же улыбку преподносил с непременным пожеланием: «А что, у тебя на Севере, в Целинограде, культуры маловато?». Он, завотделом культуры, таким образом подстёгивал на подготовку материалов этой тематической направленности.

Сегодня тоже есть место для глубокой грусти и светлой печали. Летом не стало легендарного, по иному и не скажешь, Тен Сан Дина (Юрия Даниловича), скончавшегося в Москве. Два года назад в Астане завершился жизненный путь 101-летней Дю Дон Ир (Евгении Петровны). Они в далёкие годы в Кзыл-Орде работали в «Ленин кичи». Есть некоторое утешение, что моим пером (образно говоря), в минувшие годы поведаны подробные факты, страницы их жизни, богатой на многие события. Летом газета «Корё ильбо» рассказала о Юрии Даниловиче, я позвонил ему, сообщил о статье-зарисовке в связи с 95-летием. А через несколько недель пришла печальная весть о его кончине.

Посиделки, посиделки

Владимир Николаевич очень «вкусно» написал, как славно встречались мы после дневных совещаний, у кого-то на квартире. Славные были те посиделки. И надо же ему, такому «злопамятному», не забыть, что, по его выражению «к хорошему, и главное, к халявному привыкаешь очень быстро!». И другой перл ташкентского «халявщика»: «А особо впечатлительных к спиртному даже спать укладывали». Вот так однажды всех уложили у Тен Сан Дина, а наутро, проснувшись, гости были очень впечатлены другим, увидев, как Юрий Данилович на балконе энергично делал зарядку, пыхтя и шумно отдуваясь. Не то, что некоторые, потянувшиеся к пивной бутылке.
Посиделки, посиделки. Они были разные. Молодя Ли молодец, вспомнил о весёлом. Но случались и неожиданные, серьёзные встречи. Однажды мы имели честь общаться с сэнсянимом Сон Дин Фа, бывшим редактором «Ленин кичи». По каким-то семейным делам он был в Алма-Ате. Как он интересно рассказывал, о многом, и, конечно, о газете.
Помнится и другой давний вечер. В гостиничный номер привели худощавого незнакомца. Когда он снял пальто, сразу всё стало ясно. На лацкане пиджака значок с Ким Ир Сеном. Посыпались вопросы: как вы там живёте, мы знаем, что худо и бедно, вам надо менять государственный строй и т.д. Гость пугливо всё отрицал, дескать, мы счастливы, всё хорошо, мы гордимся своей Родиной и т.д. Насчёт последнего он, конечно, был прав.
Эта встреча напомнила мне личное, семейное. В начале 90-х я побывал на севере Китая, в Корейской автономной провинции. Там, в горной деревушке родина моего родителя, в ней встретился в первый и последний раз с адя – его младшей родной сестрой. Та историческая поездка обернулась большой статьёй «Дерево моего отца», опубликованной в «Корё ильбо». Она дорога мне тем, что были звонки, отклики, читатели благодарили за новое представление о жизни зарубежных корейцев. Такие звонки вызывали учащенное сердцебиение, волновали. Вот эта обратная связь и является лучшим стимулом в нелегкой работе репортёра, публициста, и она как лакмусовая бумага проявляет результативность, плодотворность той или иной реализованной задумки, творческого плана.

Добровольные летописцы диаспоры

Владимир Николаевич пишет, что при зачислении их в штат ташкентского корпункта учитывалась, прежде всего, готовность «стать добровольным летописцем диаспоры». Здесь он сакраментально прав, ибо есть в русской словесности простая, но яркая поговорка: «Без волнения и заботы не жди радости от работы». Когда мы, собственные корреспонденты, впервые встретились в Алма-Ате, они спросили, – а как я, «северянин» попал в газету? Есть ли на северной казахстанской широте корейцы? Ответ был не кратким. И я рассказывал друзьям, что каждый город – Кустанай, Петропавловск, Кокчетав, Павлодар при первом знакомстве удивлял, наши соотечественники есть всюду, при этом многие из них не только местные знаменитости. Не говоря о Караганде, в советское время бывшей вторым городом в Казахской ССР по численности населения. Там открылся мой корейский газетный «Клондайк».
Многие первые контакты перерастали в дружбу, пример тому Моисей Александрович Эм из Павлодара. К большой печали, в прошлом году его не стало. Он остался светлым человеком не только в моей памяти. Знаменит же тем, что, трижды побывав в Корее, найдя древние родовые истоки, создал в Казахстане фамильную Ассоциацию Эмов, написал книгу «Эмы из Ёнволя». Так он объединил в республике всех однофамильцев.

Большая галерея прекрасных людей, из различных сфер трудовой, научной, общественной деятельности мысленно проплывает в благодарной памяти. Но бывали случаи, вспоминающиеся с отвратительной отрыжкой. Как то, в те же 80-е годы, будучи в г. Экибастузе, столкнулся с пренеприятнейшим человеком. Дело было осенью, в подписную газетную компанию. Конечно, вновь в удивление, что и в этом малоизвестном городке проживают корейцы. На одном из горнодобывающих предприятий зашел в кабинет главбуха. Изложил суть визита: давайте подписываться на газету «Ленин кичи», на что неожиданно встретил высокомерный, пренебрежительный и унизительный ответ: мне ваша газета не нужна, и вообще я стараюсь быть подальше от корейцев. И такое говорил человек с короткой фамилией. По сей день помнится его омерзительная, самодовольства физиономия, и без того узкие, пустые глазки. Такое тоже не забывается. Ташкентские ребята бурно реагировали на мой случай, и у них случалось подобное.

Сегодня своим многолетним «присутствием» в газете я обязан двум дорогим людям – своему родителю и Ким Дюн Гиру (Петру Бондеевичу). Первому я посвятил очерк «Дерево моего отца». В 30-е годы он покинул родную сторонку, посадив на прощание пирамидальный тополь. И вот он, могучий красавец, предстал передо мной в том 91-м году, наверное. Папа учился в Дальневосточном пединституте, депортированном в г. Кзыл-Орду. Участник Великой Отечественной войны. В мирное время учительствовал, до конца жизни читал «Ленин кичи». И очень настаивал: надо учить корейский язык, беречь родную газету. Второе: предложение работать в зоне Северного Казахстана мне в 1980 г. сделал редактор Ким Дюн Гир, бывший до этого заведующим Домом политпросвещения Целиноградского обкома партии.

А вот ещё из области юмора и серьёзного. Когда из лона «Ленин кичи» в 1991 г. родилась «Корё ильбо», всем сотрудникам была роздана анкета: кто ты и откуда, твои достоинства и недостатки, какой ты видишь газету в будущем. По пункту «твои недостатки» я ответил, конкретно Молоде, Владимиру Николаевичу Ли. Написал в анкете, что на одной из тех памятных встреч-посиделок я выслушал его о многих своих недостатках: «Мучительно и до конца. Так я избавился еще от одного своего недостатка». А по серьёзному, мы излагали свое видение будущего газеты, романтичные и реальные, многие из которых осуществились. Благодаря тому, что наши сердца всегда для газеты, её чести – были живы!

Владимир СОН,

Астана

https://koreilbo.com/ru/articles/382-poka_serdca_dla_chesti_zhivy/

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »