Поменявший имя и вызывающий других

Резиденция генерал-губернатора Японии в Сеуле

Резиденция генерал-губернатора Японии в Сеуле

Ли Кван-су

Федор Тертицкий: Основателем современной корейской литературы обычно считается Ли Квансу (이광수). Помимо собственно литературной деятельности, этот человек был известен как политик – сначала участник движения за независимость Кореи от Японии, а потом – как лоялистский прояпонский писатель. Подробнее о нем писал Ланьков. (Смотрите о Ли Гван Су еще и здесь

Когда в 1940 году генерал-губернатор Минами запустил кампанию, призывавшую корейцев менять имена на японские, Ли Квансу сделал это одним из первых, взяв имя “Каяма Мицуро” и через неделю с небольшим после старта кампании опубликовал статью, поясняющую этот поступок. Под катом расположен перевод этой статьи.

Имхо, она многое говорит и об атмосфере тогдашней Кореи, и об особенностях мышления интеллигента при диктатуре.

Ли Квансу, Мэиль синбо (2 стр.), 20 февраля 15 года эры Сёва.

Ли Квансу, Мэиль синбо (2 стр.), 20 февраля 15 года эры Сёва.

Смена имен и я.

После того, как я принял японскую фамилию «Каяма», некоторые спрашивают меня – и в письмах, и при личной встрече – зачем я это сделал. Большинство меня критикуют, есть и те, кто поддерживают, есть и те, кто просто спрашивает, как я отношусь к [политике] смены имен. Сегодня я получил анонимное письмо, автор которого резко критикует мое решение и требует, чтобы я рассказал о своем мотиве. Я бы не сказал, что эта статья – реакция на брошенный мне вызов, но именно в тот момент я понял, что нужно написать хотя бы что-то о моем поступке.

Мотив смены имени

Я принял японскую фамилию «Каяма» и сменил имя на «Мицуро». С благодарностью говорю, что мой главный мотив для этого шага вперед – это желание иметь такие же фамилию и имя, как те, что написаны в указах Императора. Причина – в том, что я стал твердо верить, что в этом – будущее моих потомков и корейской нации.

Я – подданный Императора. Мои потомки тоже будут жить как подданные Императора. И не то, чтобы нельзя, чтобы при этом тебя звали Ли Квансу. Но я верю, что для подданного Императора больше подходит имя «Каяма Мицуро».

«Единство метрополии и Кореи»

«Единство метрополии и Кореи» – это политика, которую государство разрешило проводить корейцам. И поэтому те, кто участвуют в этом движении – это корейцы. Жить так же, как подданные из метрополии, без дискриминации – чего еще может желать кореец? Что может быть более важным и срочным, чем всемерная работа над уничтожением дискриминации? Исправление имен из трех иероглифов(Японские имена, в отличие от корейских и китайских, обычно состоят из четырех и более иероглифов – H.)– это один из видов такой работы. И о чем тут можно жалеть? Радоваться надо!

Это – мое твердое убеждение и поэтому я принял фамилию «Каяма».

Удобство

В будущем все больше и больше нас, корейцев, будут звать на государственном языке. Поэтому имя «Каяма Мицуро» будет куда удобнее, чем «Ли Квансу». Будет куда удобнее, если твое имя – такое же, как у соотечественников в Маньчжурии, Токио или Осаке.

Решение

Наши традиционные имена – это наследие предков, поклонявшихся Китаю. В прошлом наши предки носили имена «Ёллан», «Суллан», «Кванчхаллан», «Чхоран», «Сохве», «Ичжон». «Сораболь», «Тальгуболь», «Хольгот», «Оннэ» – все это наши древние имена. И только 6-7 веков назад мы начали носить такие же имена, как китайцы.

Ныне мы – подданные Японской империи. Я верю, что для нас естественнее всего для нас – носить такие имена, как у японцев, а не как у китайцев. Поэтому я решил стать японцем и взял фамилию «Каяма» и имя «Мицуро».

Моя жена и дети тоже взяли японские имена. Этим мы хотим выразить свою верность.

Политическое влияние

10 августа этого года заканчивается период, когда корейцы могут брать японские фамилии. Я верю, что результаты, которые подведут в этот день, будут иметь сильное политическое влияние. Иными словами, если все корейцы примут японские имена – это будет важным свидетельством того, что все 24 миллиона живущих в Корее действительно хотят стать подданными Императора. А если будет не так, то, несмотря на тех немногих, кто взял японские фамилии, это не может не стать свидетельством несчастья и неудобств. Почему я говорю об этом? Потому, что государство верит корейцам и очевидно, что [неуспех кампании по смене имен] окажет большое влияние на то, будет ли в Корее счастье. Поэтому я верю, что принятие японской фамилии – это вид политической деятельности.

Источник: по наводке К. Асмолова – https://heijo.livejournal.com/40492.html

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.