Портсмутский договор и судьба семьи крестьянина Пака

“Российские корейцы” №1, январь 2006

Валентин Цой

В череде важных исторических дат этого года как- то незамеченными прошли 100-летия подписания «Портсмутского мирного договора»  от 23 августа (5 сентября) 1905 г. и  «Договора о покровительстве» от 4 (17) ноября 1905 г.  А ведь именно  после этих событий  при поддержке великих держав США и Великобритании (Россия после поражения в Русско-японской войне в счёт не шла),  Корея  на долгих 40 лет полностью утратила свой государственный суверенитет, стала протекторатом Японии. Тогда и в «верхах» и «низах» по всей Корее началось единодушное движение сопротивления колониальному захвату. Именно по этой причине, мне думается, и пошёл великий исход оседлого народа с 4 000-летней государственностью, 10% которого сегодня за границей исторической родины.

Не вдаваясь в исторические тонкости,  попробуем проследить,  как сказался тот сговор  в  далёком Портсмуте штата Нью-Хэмпшир США на судьбу  семьи крестьянина Пака из уезда Кеншенг  Северо-Хамгенской провинции Кореи.

Открылась дверь и в редакцию вошла сухонькая женщина в мягкой шляпке с широкими полями: «Я  из Владивостока, у меня  документы о моём дяде Паке Миряне…». Римма Николаевна Ким принесла 96 листов. Следственное дело, выписки протоколов, справки, документы, свидетельства, фотографии… Позади бесконечные хождения по кабинетам, десятки письменных запросов, надежды и разочарования, наконец, тысячикилометровый путь с другого края страны. Вот такой ныне пошёл наш современник, наш соотечественник в своём стремлении знать свои исторические корни.

«Вы должны написать о нём». Сказала и поставила точку на всех наших суждениях-возражениях, что мол, подобных судеб  тысячи, что газета и так много посвящает прошлому, что читателю уже не интересно и т. п.  Подумалось  –  вот если бы каждый из нас так. И  взял материал в работу.

 

Пак Мирян (Мириан) родился в 1898 г. на севере Кореи. Как и многие в ту пору, семья, гонимая голодом и бесправьем, снялась с родных обжитых мест и потянулась на север. Там непролазные дебри Уссурийского края, но русские власти, говорят, принимают беженцев, а главное –  нет произвола  японцев. Выжить, зацепиться  на месте помогли свои, занялись огородом. Он был вторым ребёнком. По корейским традициям старший  –  наследник, ему  –  всё. Двоих не вытянуть, младшего, дабы не умер с голоду, отдали в чужую семью. Вернулся  к своим через восемь лет. Какие  муки принял мальчишка  за те годы можно только догадываться. Зато выжил. Наверное, такое было в  обычаях, может быть даже благородных. В 1908 г. пошёл в  корейскую школу Никольск-Уссурийска, закончил её в 1911 г., работал где, как придётся и ещё пытался учиться в русской школе.

1914 год. В воздухе пахнет грозой, ему 16 лет, возраст максималистский, он  не остаётся в стороне от социалистических идей, революционного движения, его арестовывают. 50 дней в тюрьме.  Бежит и под фамилией  Пак – Юен проявляется аж в Санкт-Петербурге.

Далее предоставляю слово документам.

 Из Автобиографии.  Январь, 1930 г., Чита.

«В Питере принимал участие в группе Заталуева, которая перед февральской революцией доставляла нелегальную литературу вплоть до казарм Измайловского и Семёновского полка. С  падением самодержавия я вернулся на Дальний Восток, где сразу начал принимать  активное участие в революционном движении…»

Справка

Дана настоящая тов. Пак Мириану в том, что он действительно служил в партизанском отряде на Дальнем Востоке в период 1918-1920 годы. Действовал активно воевал против интервентов, а также против белых банд. В июле-августе 1918 г. участвовал в боях против белых банд и чехословаков на Уссурийском фронте. В 1919-1920 гг., находясь в полулегальном положении, организовал корейский красный партизанский отряд и участвовал в боях против Калмыкова. В 1920 г. с 4 на 5 апреля после японского выступления тов. Пак Мириан со своим отрядом участвовал в боях на Красной речке.  Бывший организатор и командир красных партизанских отрядов Приморья, партизанский билет №251. Член ВКП(б) с 1928 года, партбилет № 1208314.

 Подпись удостоверяю.

Секретарь В-Удинской  партизанской комиссии.

 2/Х – 1934 г.

Выписка из Акта.

1937 г., декабря мес., 8 дня, г. Магадан.

На основании решения Тройки УНКВД по «ДС», утверждённого тройкой УНКВД по ДВК   приговор приведён в исполнение  –  расстрелян ПАК-МИРИАН, он же ПАК-ЮН-ХАЙ, он же ПАК-СЕН-ДАРЬ, он же КИМ –ЧУР-МАК, 1896 г.р., ур. Кореи.

П.п.

НАЧАЛЬНИК УНКВД по «ДС»

СТ. ЛЕЙТЕНАНТ ГБ

НАЧ. ВНУТРЕННЕЙ ТЮРЬМЫ УНКВД по «ДС»

Так печально закончил свой путь красный партизан, борец за независимость Кореи и России. В наши дни Пак Мирян был полностью реабилитирован (ну и что?).

Но это не всё. Римма Николаевна рассказала, что у Миряна была жена Нина Фёдоровна и три дочери. Все дочери получили высшее образование, хорошо вышли замуж, народили девять внучат.

А что, если бы не тот самый «Портсмутский  договор», и отец не поднялся в Россию?   Выжил бы мальчишка-младший сын? Сохранил бы “пон”? А уж о высшем образовании крестьянским  дочерям  и мечтать нечего.

Тут  не всё так однозначно. Впрочем, в истории,  как говорят,  нет сослагательного наклонения.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »