Последний председатель

Последний председатель колхоза «Заря коммунизма» из числа корейцев (ныне ширкатное хозяйство «Гулистан») Куйичирчикского района Ташкентской области Владимир Анатольевич Шин (1991 год)

Последний председатель колхоза «Заря коммунизма» из числа корейцев (ныне ширкатное хозяйство «Гулистан») Куйичирчикского района Ташкентской области Владимир Анатольевич Шин (1991 год)

 

История диаспоры в лицах                                                                              Владимир  ЛИ

Ширкатное хозяйство «Гулистан» ( в прошлом колхоз «Заря коммунизма») расположено на юго-западе Ташкентской области, на самом ее краешке, где раньше, лет семьдесят назад, властвовали камыши да топи и куда добраться человеку практически было невозможно. И вот вдруг пришли люди, много людей, с уставшими суровыми лицами, со своим домашним скарбом, с  измученными дальней дорогой детьми и стариками. И, распугивая диких кабанов и шакалов, стали рыть землянки, прокладывать дороги, осушивать болота, выкорчевывать камыши и кустарники, подготавливать скудную землю к весеннему севу…

Так начиналась послепереселенческая  жизнь колхоза имени Буденного, созданного еще в Посьетском районе Приморья еще в годы коллективизации. А рядом, на тех же землях, стали обустраиваться другие дальневосточные колхозы: «Красный Восток», «Новый путь», «Октябрь», которые вскоре (в 1938 году), не имея практически никаких шансов выжить в одиночку,  объединились и стали носить имя   полководца времен гражданской войны.

Сегодня, попрошествии многих десятилетий с тех памятных времен, мы оцениваем вклад этих хозяйств в  экономические успехи государства по различным критериям, в том числе и по такому важному показателю, как число Героев Социалистического Труда. В конце сороковых – начале пятидесятых годов прошлого века колхоз имени Буденного дал стране 12 Героев.  Произошло это в период правления  Тин Чан Эна, под руководством которого и были достигнуты огромные успехи в рисоводстве и лубоводстве.

Из книги «Корейцы Узбекистана: кто есть кто» Ким Брутта: «…Тихо и незаметно уходят Герои. Хоронят их, надо думать, сообразно их высокому званию, но смерть их уже не воспринимается как  событие из ряда вон выходящее. А имена здравствующих ныне известны разве что близким родственникам, друзьям, соседям. О некоторых вообще нет никаких сведений.

В суете буден, азарте гонки за место под солнцем, в угаре изобличительства, которое вдруг затуманило наши головы, мы предаем забвению славные страницы нашей истории, людей, чьим потом и кровью написаны эти страницы. Хуже того, сегодня нет-нет да и услышишь подленький смешок, мол, знаем, как добывались эти ордена и медали…

Но что они знают, эти всезнающие «правдолюбцы»? Знакомы ли они с людьми послепереселенческого поколения, теми, кому пришлось начинать жизнь в камышовых мазанках и землянках, кто в бессильной ярости рыдал над могилами своих детей, умерших от недоедания, малярии и дизентерии, кто в зимнюю стужу и испепеляющий летний зной вгрызался в галечники и тугаичирчикского левобережья и Приаралья?

То была суровая и жестокая борьба за выживание. И в этой борьбе проявились лучшие качества наших отцов и дедов. В экстремальных условиях они смогли сконцентрировать всю свою энергию, весь свой талант на обустройство новой жизни на новой земле. И вечным памятником им будут выросшие на пустынных и заболоченных землях благоустроенные поселки, цветущие сады, хлопковые и рисовые плантации…»

Строки эти написаны Бруттом Иннокентьевичем более двадцати лет назад. Но как современно они звучат сегодня!  Сейчас мы действительно не знаем, остался ли кто в живых из числа тех сотен Героев Труда, которыми гордились представители старшего поколения и которыми должны – по долгу и совести – гордиться мы и наши потомки.

Взгляните на этот снимок. Он сделан мною  в далеком 1991 году в колхозе «Заря коммунизма» (до 1962 года – имени Буденного) на одном из массовых мероприятий. К сожалению, блокнот с именами этих людей затерялся, и все попытки восстановить их не увенчались успехом.  Даже в самом колхозе (ширкатном хозяйстве)  мы не смогли найти старожилов, кто бы мог нам помочь. А ведь у женщины на лацкане пиджака наряду с другими наградами висит, как вы  видите, Золотая Звезда Героя Труда.

Герои – орденоносцы, имена которых не удалось восстановить

Герои – орденоносцы, имена которых не удалось восстановить

В начале девяностых  прошлого века мы не раз приезжали в «Зарю коммунизма», чтобы принять участие в проводимых здесь массовых мероприятиях. Помнится, на одном из праздников площадь перед зданием правления колхоза была  переполнена –  жители хозяйства, а также окрестных сел собрались по случаю отправки Поезда памяти на Дальний Восток  маршрутом трагического для нашей диаспоры 1937-го года. Устроителями этого широкомасштабного мероприятия были республиканская АСОК (Ассоциация по объединению Кореи) и  руководители ряда колхозов Куйичирчикского района.

Участники Праздника памяти на центральной площади колхоза

Участники Праздника памяти на центральной площади колхоза

По окончании торжественной части перед  собравшимися выступили с песнями и танцами приглашенные артисты, далеко окрест звучала национальная музыка, свое  мастерство показали спортсмены-таэквондисты. А потом, как  это водится,  было праздничное угощение…

Председателем колхоза в тот период был Ревомир Давыдович Пан – энергичный, хваткий, волевой, могущий принимать в непростых ситуациях смелые, неординарные решения. Он  пришел к руководству хозяйством на гребне горбачевской перестройки, сменив на этом посту руководителя старой, доперестроечной школы, каковым являлся  Валентин Андреевич Хан, возглавлявший колхоз почти четверть века. Именно при Валентине Андреевиче хозяйство из «середнячков» перешло в разряд передовых не только в районе, но и во всей Ташкентской области. Это ему обязаны «гулистанцы» своей нынешней известностью, это благодаря ему в конце восьмидесятых потянулись в колхоз гости из далекой Кореи.

Семья бывшего председателя колхоза «Заря коммунизма»  Ревомира Давыдовича Пана провожает своих детей на отдых в КНДР (1990 год).

Семья бывшего председателя колхоза «Заря коммунизма» Ревомира Давыдовича Пана провожает своих детей на отдых в КНДР (1990 год).

Герой Социалистического Труда, кавалер орденов Ленина, Октябрьской Революции, двух орденов Трудового Красного Знамени,( необоснованно осужденный в 1986 году, а позже полностью реабилитированный)  бывший председатель колхоза «Заря коммунизма» Хан Валентин Андреевич, председатель республиканской АСОК, один из самых известных и титулованных хозяйственников Узбекистана из числа корейцев,  кавалер орденов Ленина, Октябрьской Революции, Трудового Красного Знамени, «Знак Почета», первый заместитель начальника союзного управления «Главсредазирсовхозстрой» Павел Харитонович Кан и депутат Верховного Совета СССР ХI созыва, бригадир хлопководческой бригады колхоза «Победа», кавалер орденов Трудовой славы второй и третьей степеней Владимир Константинович Дюгай(1991 год)

Герой Социалистического Труда, кавалер орденов Ленина, Октябрьской Революции, двух орденов Трудового Красного Знамени,( необоснованно осужденный в 1986 году, а позже полностью реабилитированный) бывший председатель колхоза «Заря коммунизма» Хан Валентин Андреевич, председатель республиканской АСОК, один из самых известных и титулованных хозяйственников Узбекистана из числа корейцев, кавалер орденов Ленина, Октябрьской Революции, Трудового Красного Знамени, «Знак Почета», первый заместитель начальника союзного управления «Главсредазирсовхозстрой» Павел Харитонович Кан и депутат Верховного Совета СССР ХI созыва, бригадир хлопководческой бригады колхоза «Победа», кавалер орденов Трудовой славы второй и третьей степеней Владимир Константинович Дюгай(1991 год)

Но наш сегодняшний рассказ я хотел бы сосредоточить на последнем председателе, Шин Владимире Анатольевиче,  стоявшем  у штурвала хозяйства с 1991-го по 1995 годы, – самые трудные, самые неоднозначные.  Наверное, это был последний председатель из числа корейцев не только в его родном хозяйстве, но и во всей республике. Мы встречались с ним всего три раза, и все три – в разные периоды его жизни:  первый раз, когда он был учителем истории и директором сельской школы ( девятнадцать лет!), второй –  когда он работал зампредом по культуре, и третий раз – когда его уже избрали председателем.

Есть люди, к которым с первого взгляда проникаешься симпатией. Владимир Анатольевич принадлежал именно к такому типу людей. Я говорю «принадлежал»,  потому как его  давно уже нет с нами. Он умер тогда же, в середине девяностых,в самом расцвете сил. Ему не было еще и  сорока пяти.Молчаливый, мудрый, умеющий слушать людей, бесконечно верящий в человеческую порядочность и бескорыстие. Словом, – неисправимый романтик, дитя своего времени.

Зампредом по культуре Шина избрали совершенно неслучайно, его главным увлечением была музыка – ей он отдавал почти все свое свободное время. Владимир Анатольевич прекрасно играл на баяне, аккордеоне, пианино, духовых инструментах. Все годы учительства был в школе худруком. Кстати, Заслуженная артистка Республики Узбекистан Галина Шин – его родная сестра, которую он и вывел, как говорится, в люди. Будущая певица терпеливо училась у брата азам музыкального искусства, а после окончания школы уехала из родного села и вскоре стала знаменитой.

– Я принадлежу к,  так называемому, среднему поколению советских корейцев, – говорил В.Шин в 1990 году. – Именно нам выпало счастье ( или несчастье!) быть воспитанными на высоких идеалах того времени. И такие понятия, как добро, справедливость, честность, любовь к ближнему для меня  имеют не отвлеченный, а вполне реальный смысл.

Что же успел сделать Владимир Анатольевич за годы своего председательства? В хозяйстве говорят, что он, в первую очередь,  оживил культурную жизнь. По его инициативе был создан при Клубе пожилых фольклорный танцевальный ансамбль. Регулярно отмечались узбекские, казахские, корейские национальные праздники, такие, как Навруз, Тано, Чусок, возобновили в школе изучение корейского языка. А поскольку хозяйство интернациональное, приходилось учитывать интересы каждой нации, приглашать на свои национальные торжества  жителей близлежащих сел.

Шин Владимир с зарубежным соплеменником

Шин Владимир с зарубежным соплеменником

Ну а в сфере экономики? Тут, как говорится, время взяло свое.  Единый  когда-то коллектив постепенно раздробился на отдельные фермерские хозяйства –  каждый теперь сам за себя. Большинство сельчан оказалось не у дел – люди уезжают за тридевять земель на сезонные заработки.  Все чаще стали пустовать клуб, другие общественные места. Думается, Владимир Анатольевич,  выросший и воспитанный в доперестроечные времена, не сумел себя переломить и приспособиться к новым реалиям. Что ж, по-человечески его понять можно. Для него не было более высокой оценки его труда, чем простое «спасибо» односельчан. Так уж он был воспитан. На бескорыстии.

Фото  автора.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »