Последняя принцесса Кореи

Широкой аудитории в основном не известны подробности жизни Кореи в начале 20 века, а именно протекторат Японии над Кореей после русско-японской войны 1904-1905 годов и аннексия в 1910 вплоть до завершения первой мировой войны и пятидесятых годов, когда Япония потеряла свою мощь, а Корея стала ареной боевых действий.

Как получилось так, что некогда сильная империя стала местом, из которого пришлось перебираться в Корею в поисках жизни – можно узнать из романа Квон Биён «Последняя принцесса Кореи», вышедшем в издательстве «Гиперион» в начале 2018 года.

Писать о таком времени всегда сложно. Авторский талант Квон Биён раскрывает эту тему иногда деликатно, фоном, иногда в лоб, не скрывая деталей. Но в любом случае роман оставил ощущение глубокой грусти и сочувствие корейской нации, которая прошла через столь сильные испытания.

Взять хотя бы позицию Японии, которую озвучивает один из героев: «Корея была переименована. Если бы мы не помогли этой стране, она никогда бы не вышла из подчинения Китаю. Теперь корейцы должны жить свободно, как мы, японцы». И в то же время другой герой говорит: «Корея теперь стала частью Японии. Если не будете знать японский язык, ничего не сможете сделать». Сложно давать однозначную оценку изменениям, которые затронули весь мир – у каждой стороны была своя рационализация.

Но история Японии – лишь фон, на котором разворачивается жизнь главной героини – последней принцессы (ончжу) династии Чосон Докхе, взросление которой пришлось на столь сложный для императорской семьи и Кореи в целом.

Роман удивительно многослоен. Кроме исторической точности событий, есть несколько важных до сих пор актуальных моментов.

Один из них – взросление и становление личности в период великих изменений, когда на юного человека сваливаются не по-детски сложные задачи. Ончжу, до определенного возраста не имевшая имени, вынуждена расти в чудовищных ограничениях, которые сейчас бы назвали психологическим насилием.

Смерть любимого отца, переезд в другую страну, где она была вынуждена изучать чужую культуру, говорить на чужом языке, подвергаться гонениям из-за своего происхождения, не иметь привилегий, которые ее ожидали бы в нормальной жизни, смерть брата и матери – все это повлияло на характер героини, на ее психическое состояние.

Уже в юности ей поставили диагноз – шизофрения, рекомендовав лечить состояние прогулками. В замужестве ее поведение регулярно оправдывали диагнозом: мол, сумасшедшая, что с нее взять. Это еще один момент, который перекликается с современностью.

Сейчас во многих странах мира сильно движение за дестигматизацию психических расстройств. Границы нормы все сильнее размываются, уровень стресса и неопределенности настолько велик, что мозг не справляется в современном мире избытка информации и гонки за благами, и требует поддержки, в том числе, медикаментозной, благодаря которой люди могут вести привычный образ жизни. Ончжу же упекают в психиатрическую клинику, где она провела 15 лет.

Здесь важно упомянуть о двух факторах. Первый – структура, тот набор правил, предписаний, по которому жила или должна была жить женщина, принадлежащая императорской семьи Кореи. Достоинство, нежелание подчиниться мужу – маловлиятельному японскому князю Со Такэюки – даже в мелочах. Например, он пытался заставить ончжу носить японскую одежду, та же упорно настаивала на корейской или европейской, лишь бы не надевать ненавистное кимоно. Самоопределение как женщины корейского народа позволили принцессе пережить сложное время и все испытания.

Именно этого не хватило ее дочери – та под влиянием одноклассников отказалась от корейской самоидентификации, приняв сторону отца, при этом для всех оставшись полукровкой. История дочери печальна – повзрослев, она попыталась найти мать, но отец не позволил ей узнать всей правды – ончжу в то время была уже в психиатрической больнице. В этой истории узнается один из излюбленных приемов современных корейских сценаристов – дети проходят те же испытания, что и родители, но не могут завершить задачи, не вернувшись к своим корням.

Второй фактор заключается в том, что ончжу на пути попадались преданные, верные, любящие люди. Ее служанка, наин, которая будучи изгнанной из дома мужа, пройдя нечеловеческие испытания, находит ончжу в больнице и участвует в ее освобождении. Верные подданные, участники организации, которая боролась за независимость и свободу Кореи, спланировавшие несколько попыток освободить ончжу и вернуть ее в Корею. Поняв преданность корейского народа своему прошлому, традициям, легко осознать, почему движение за освобождение Кореи, начавшееся с небольших групп, члены которых подвергались гонению, уничтожению, набрало такую силу.

И, как ни странно, муж ончжу, Такэюки – для меня он вовсе не отрицательный герой. С самого начала я восхищалась его позицией. Понимая, что и он, и принцесса – пешки в игре японского правительства, он упорно предлагал ей вариант дружеского сосуществования. К сожалению, израненная душа ончжу не смогла принять другого человека, врага ее страны – и в этом заключается обратная сторона медали: будучи выстроенной, структура не позволяет допускать вольности, не принимает тех, кто ей не подходит. А для Такэюки, японца, в жизни корейской принцессы нет места.

Докхе Ончжу с мужем Со Такэюки

Да, Такэюки предает ончжу: сначала он лишает ее верной наин, обрекая ту на погибель, а затем упекает принцессу в психиатрическую клинику. Он женится на другой, хотя продолжает посвящать стихи той, что никогда не смогла бы его принять. Если посмотреть на жизнь Та кэюки, можно найти много поводов для сочувствия. Быть пешкой в игре других, отвергнутым своей женой, пройти войну, потерять дом и слуг… и при этом оставаться жить. Внутренний кодекс японского человека тоже суров – и при этом помогает продержаться в трудные времена.

Роман «Последняя принцесса Кореи» – еще одно напоминание о том, как великие мировые события, связанные с войнами, переделом власти и доступа к ресурсам калечат жизни людей, невзирая на их статус и положение. Нам, живущим в период изобилия и доступности ресурсов, пожалуй, остается помнить, через что прошли наши предшественники, чтобы мы могли жить в новом, лучшем мире.

Марина СЕМЕНИХИНА

Квон Биён

Родилась в 1955 году. Член корейского Литературного общества. Награды: 1995 Литературная премия Силла, 2014 13-я культурная премия Джунпо. Ее книги становились бестселлерами, а роман «Последняя принцесса Кореи» (2009) переведен на японский, вьетнамский и русский языки, а также лег в основу фильма «Принцесса Докхе» (2016).

Из книги:

«…Расхаживавшая перед ончжу няня остановилась и посмотрела в окно. На чисто подметенном дворе весело играли солнечные лучи. Наин Юн во-шла в комнату, осторожно неся на подносе чашку чая.

– Выпейте, ончжумама, – сказала она мягко.

Над чаем вился теплый пар, а по комнате распространился приятный запах. Ончжу подняла взгляд на чашку, но ничего не ответила наин. Про себя девочка отметила, что светло-зеленый цвет чашки хорошо гармонировал с прозрачным зеленоватым чаем.

– Если выпьете горячего чая, на душе станет легче, – сказала няня и пододвинула чашку к ончжу.

Раздался скрежещущий звук, будто кто-то провел по стеклу граблями. Этот звук царапал душу ончжу. Она посмотрела на няню, словно только проснулась.

– Мне не хочется пить, – сказала она и, подняв палец, надавила на веко. Полились слезы.

Лицо ончжу было похоже на поле, озаренное последними солнечными лучами. Несмотря на свой юный возраст, она уже знала, что существует несколько способов успокоить душу: рассердиться, смириться или не обращать внимания. Ончжу изо всех сил старалась успокоиться и следовать последнему способу… »

***

Источник:

Источник: Газета “Российские корейцы”  № 7 (180) Июль, 2018 г.

Мы в Telegram

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

1 комментарий

  • Ольга:

    Спасибо, Марина. Интересная статья. Захотелось прочитать книгу. Много верных акцентов. В частности,противостояние между двумя очень жесткими мировозрениями-принцессы и ее японского мужа. Даже в современных художественно идеализированных дорамах на исторические темы русское сердце, более своевольное чем корейское, просто разрывается от трагизма во многом проистекающего из самоограничения, следования чувству долга и традициям героев. Впрочем, иногда личностные черты и эмоции конкретных людей формируют историю. Есть повод провести аналогии.Например, смерть одного из великих древнерусских князей, Андрея Боголюбского, связывают с одной из его “трофейных” жен. Современному человеку даже странно представить возможность брака и рождения многочисленных детей между женщиной и убийцей ее родителей и гонителем ее рода.И, разумеется, в такой ситуации, с точки зрения современного человека, смирение и принятие практически невозможны, а душевные травмы неизлечимы. В этой связи, очень верно подмечено в резюмирующей части статьи, что мы живем в благодатное время относительной доступности ресурсов и обладания правами личности.Спасибо, что дополнили реальными событиями портрет Кореи, нарисованный в моем воображении, в основном, звездами халлю (한류).

Translate »