Посол РФ в КНДР: ощущение надвигающейся катастрофы еще никогда не было таким отчетливым

На Корейском полуострове сложилась взрывоопасная ситуация, вызывающая серьезную тревогу во всем мире. Посол РФ в КНДР Александр Мацегора в интервью ТАСС рассказал об инициативах России по снижению напряженности в регионе, работе российского диппредставительства по этому направлению и своем видении отношений с Пхеньяном в условиях международных санкций. 

Александр Мацегора

— Александр Иванович, сейчас как никогда обострилась обстановка на Корейском полуострове вокруг Корейской Демократической Республики. Мир замер в тревожном ожидании, очень много материалов появляется в прессе. На международных форумах звучат разные серьезные голоса. Все это связано с целым рядом последних событий, случившихся здесь, в Северной Корее. Как вам отсюда, из корейского угла, изнутри страны видится ситуация, и вообще: как живет Северная Корея в эти дни?

— Обстановка на Корейском полуострове сейчас действительно достигла степени крайне высокой напряженности. Я много лет работаю в этой стране, пережил разные периоды в ее истории, но, честно говоря, не припомню ситуации, когда ощущение надвигающейся катастрофы было таким отчетливым. И конечно же, тот, кто находится здесь, в Пхеньяне, чувствует это особенно остро. Что же касается нас, дипломатов и сотрудников российского посольства в КНДР, то мы принимаем эту ситуацию особенно близко к сердцу. Однажды, в октябре 1952 года, наше посольство уже попало под американскую бомбардировку и было практически полностью уничтожено. Тогда несколько сотрудников были тяжело ранены, два человека погибли — они и похоронены здесь, в Пхеньяне, мы храним память о них, ухаживаем за их братской могилой.

Посольство в самом центре столицы КНДР, где мы сейчас с вами находимся, было возведено заново, строительные работы были закончены в ноябре 1957 года. Так что в будущем месяце мы будем отмечать 60-летие комплекса российской дипломатической миссии в Пхеньяне.

Так вот, возвращаясь к ситуации на Корейском полуострове, хочу повторить: она вызывает самое серьезное беспокойство, заставляет обдумывать различные варианты ее дальнейшего развития. Мы, конечно, надеемся на благоразумие противоборствующих сторон, рассчитываем, что они в конце концов осознают, на краю какой пропасти находятся, категорически исключат военный вариант решения проблемы.

В этой связи, как представляется, крайне своевременным стал российский поэтапный план корейского урегулирования. Первой своей фазой он предусматривает так называемое двойное замораживание: КНДР приостанавливает свои ракетно-ядерные испытания, а американцы и их союзники как минимум значительно снижают масштабы военных учений, которые они здесь проводят на регулярной основе. Затем последуют новые шаги, их перечень положен на бумагу и сейчас лежит на столе в Пхеньяне и Вашингтоне.

Мы настойчиво призываем всех партнеров серьезно отнестись к нашей инициативе. Конечно, план, может быть, не идеален, изъяны могут быть у любой программы, особенно когда речь идет о такой сложной ситуации, в которой оказался Корейский полуостров. Но надо с чего-то начинать. Надо остановиться, осмотреться по сторонам, понять, что по сути дела мы уже подошли к критической точке. Наша общая задача состоит в том, чтобы избежать катастрофы. Она не должна случиться: учитывая мощь военных группировок, которые здесь друг другу противостоят, даже в страшном сне не представишь, что может произойти, если вдруг они сойдутся и от слов, как говорится, перейдут к делу.

Мы поддерживаем постоянные контакты с нашими корейскими партнерами — это и есть здесь наша основная задача, задача российского дипломатического представительства в КНДР. Министр иностранных дел КНДР Ли Ён Хо, собственно говоря, и является главным переговорщиком с корейской стороны по всем основным внешнеполитическим вопросам. Ли Ён Хо неоднократно встречался с Сергеем Викторовичем Лавровым, в том числе в августе этого года на полях регионального форума АСЕАН в Маниле. Они, как мне представляется, при всех расхождениях в позициях, все же находят общий язык, слышат друг друга. Это очень важно.

Глава северокорейского внешнеполитического ведомства — очень опытный дипломат. То, что на недавнем Пленуме Центрального Комитета Трудовой Партии Кореи его избрали членом Политбюро ЦК ТПК, — это свидетельство доверия к нему со стороны руководства КНДР, которое тоже весьма высоко оценивает его дипломатические способности. Именно дипломатические способности сейчас как никогда нужны для того, чтобы “разрулить” эту ситуацию и не допустить военного варианта развития событий. Понятно, что этот призыв следует адресовать не только нашим северокорейским партнерам, но и всем остальным участникам процесса корейского урегулирования.

— Вот, как вы сказали, сейчас ситуация очень напряженная, она нагнетается. Нагнетается с обеих сторон. У России есть по этому поводу позиция. Она была изложена, как вы сказали, в дорожной карте. Вместе с тем Корейская Народная Демократическая Республика — наш многолетний партнер. У нас сотрудничество развивается многие годы. Отвлекаясь от сложившейся сейчас ситуации, каким вам видится сегодняшнее состояние наших отношений? По каким азимутам могут развиваться эти отношения, подчеркиваю, невзирая на те сложности, на те просто драматические обстоятельства, которые сложились?

— Конечно, нам приходится учитывать, что сотрудничество между нашими странами мы вынуждены развивать в условиях очень серьезных международных санкций в отношении КНДР. Хотим мы этого или нет, но эти экономические, финансовые ограничения, предусмотренные резолюциями Совета Безопасности ООН, объективно являются серьезнейшим сдерживающем фактором практически во все сферах нашего взаимодействия. Россия как член СБ ООН, тем более голосовавший за эти санкции, должна выполнять и без изъятий, в полной мере выполняет эти требования. По-другому и быть не может.

И все же у нас еще остаются направления сотрудничества, по которым мы можем работать, не нарушая требований, установленных совбезовскими резолюциями. Я имею в виду связи по линии культурных, спортивных, молодежных, образовательных, научных обменов. Научных — в тех, естественно, областях, которые не имеют отношения к ракетно-ядерным темам. Ну и конечно, торговля, хотя разрешенная к экспорту-импорту товарная номенклатура существенно сузилась.

В соответствии с резолюциями, о которых я говорил, сохраняется возможность работать по проекту “Хасан-Раджин” (транзитные перевозки российского угля в Китай через корейский порт Раджин). Это наша крупнейшая инвестиционная программа в КНДР. В 2017 году объем перевозки угля по этому маршруту впервые превысит 2 млн тонн.

В России работает значительное число граждан КНДР. Должен с полной определенностью сказать, что это взаимовыгодное направление сотрудничества. Корейцы работают у нас там, где ощущается острая нехватка рабочей силы, они участвуют в реализации многих региональных программ экономического развития, в первую очередь в регионах Сибири и Дальнего Востока. При этом все они приезжают к нам исключительно на добровольной основе, ни о каком принуждении не может быть и речи. Более того, здесь у них есть даже конкурс на право поехать работать в Россию, многие из тех, кто поработал у нас, вернувшись, обращаются в свои организации с просьбой вновь командировать их на работу “к русским”.

Возможности российско-корейского сотрудничества сейчас используются в минимальном режиме

Работа в России — это, можно сказать, серьезный социально-экономический фактор. Граждане КНДР, работая в различных отраслях нашей экономики, повышают уровень своей квалификации, получают новые профессии. Они, наконец, зарабатывают весьма приличные по северокорейским понятиям деньги. Естественно, часть заработка идет командирующим их корейским организациям, которые тоже несут расходы, — оплачивают визовые, транспортные издержки, обеспечивают питание, лечебный уход, переводчиков и т. д. Того, что остается у самих рабочих, вполне хватает не только на содержание семей, но и на накопления. Повторюсь, если бы людям это было невыгодно, здесь не было бы такого конкурса на поездку в Россию. А то, что конкурс есть, — мы знаем наверняка.

Фактом, однако, является то, что возможности российско-корейского сотрудничества сейчас используются в минимальном режиме, и причиной этого являются санкции. Постоянно говорим нашим корейским партнерам: урегулирование ракетно-ядерной проблемы, которое повлечет за собой снятие совбезовских ограничений, создаст принципиально новую ситуацию, при которой мы могли бы обеспечить буквально взрывной рост нашей торговли, инвестиционного сотрудничества, развития связей во многих других областях. Надеемся, что в конце концов так и произойдет.

Беседовал Михаил Гусман

Источник:
http://tass.ru/opinions/interviews/4648584

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментариев пока нет, но вы можете оставить первый комментарий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Translate »