Поздно для дружбы. Георгий Толорая о нюансах взаимоотношений России и двух Корей

В контексте стремительного развития отношений России с Китаем и Японией множество вопросов вызывают перспективы сотрудничества со странами корейского полуострова. Ответы на них дает EastRussia исполнительный директор Национального комитета по исследованию БРИКС, директор Центра азиатской стратегии России Института экономики РАН, профессор кафедры востоковедения факультета международных отношений МГИМО Георгий Толорая.

Фото: Attila JANDI / Shutterstock, Inc.

— Как в обозримой перспективе будут развиваться отношения между КНДР и Южной Кореей?

— Рассчитывать на то, что имеющиеся у двух стран проблемы возможно решить одномоментно — не приходится. Их разрешение будет происходить очень долго. Да и, как бы там ни было, отношения между Северной и Южной Кореей всегда будут сложными. Чем больше я наблюдаю за ними, тем все больше прихожу к выводу о том, что эти две страны вряд ли когда смогут объединиться в одно централизованное государство. Речь может идти только о в той или иной степени хороших или плохих отношениях между ними. А сейчас — о том, чтобы они хоть как-то их наладили и перестали враждовать.

А тот факт, что их народы родственны, не служит сильным положительным фактором?

— Сейчас граждане Северной и Южной Кореи — это совсем разные люди. Это проявляется, к примеру, в морали, менталитете, материальном обеспечении. И даже видно физически. Разница между гражданами стран Корейского полуострова в смысле образа жизни и менталитета сегодня больше, чем между какими-либо другими соседними странами в Азии — теми же самыми Вьетнамом, Камбоджей и Лаосом. Несмотря на то, что генетика у них — общая. Именно по этой причине я не думаю, что благодаря внезапному объединению КНДР и Южной Кореи им станет лучше. Этот процесс должен происходить более чем плавно.

Все это влияет на развитие ситуации на полуострове?

— Скажу, что стремление к объединению двух стран — это незавершенный гештальт, невозможное будущее. Поведение и простых людей, и лидеров на самом деле нужно понимать как нечто вроде мечты о светлом будущем, но только не как руководство к действию. Ведь в действительности Южная Корея хочет попросту захватить Северную — оккупировать ее территорию и насадить там свои порядки. Конечно, якобы руководствуясь одними только благими намерениями. Но в то же время, стремясь создать, благодаря поглощению КНДР, такое государство, которое в полной мере могло бы конкурировать с другими державами региона, в том числе с Японией.

— Но это возможно?

— Здесь надо прекрасно понимать, что такое объединение — путем захвата КНДР Южной Кореей — будет иметь поистине катастрофические последствия. Поэтому-то как раз граждане Северной Кореи сегодня и не готовы к мгновенному объединению с Южной. Ведь в силу истинной мотивации северокорейцев в отношении КНДР оно приведет к тому, что  наиболее образованная и обладающая ценными навыками часть населения окажется вообще не у дел. И развитие событий не заставит себя ждать — начнется попросту партизанская война. Так как, в свою очередь, тогда сразу вспомнятся застарелые обиды друг на друга — так характерные для всей истории Кореи. А южнокрейцы вовсе не хотят «кормить» северян, то есть идти на снижение уровня жизни ради их благополучия.

— Неужели их жители настолько злопамятны?

— Да, такое имеет место быть — в конфуцианских странах в целом. Здесь люди помнят обиды даже тысячелетней давности. Причем самого житейского плана — из-за конфликтов предков, плохой репутации кого-то из них, бывшей принадлежности к разным кланам. Это прозвучит смешно, но по корейским меркам это произошло не далеко в прошлом, а совсем недавно. К тому же не надо забывать, что за годы раскола с той и другой стороны погибло множество людей. Таким образом, два народа друг к другу сегодня настроены, мягко говоря, с большими претенизями, как бы публично они ни клялись в «братской любви».

— Простые жители объединяться не готовы. А элиты?

— Свое влияние на развитие отношений между странами, как правило, оказывают инициативные действия властей Юга, Север чаще реагирует на них. Хотя южнокорейцы считают свои действия «ответом на провокационное поведение Севера». Вот и сейчас: КНДР затаилась, не обостряет ситуацию, выжидает, чем кончится политический кризис в Южной Корее и как себя поведет администрация Трампа. В арсенале КНДР – и провокации, и демонстрация военной силы, либо, после еще одного затишья, возможность опробовать какой-то новый вариант сотрудничества. Однако то, какой вариант будет избран, зависит во многом от поведения Сеула. Таким образом, определяющим фактором на этот год будет то, кто в ближайшее время придет к власти в Южной Корее и как будут строиться отношения Сеула с Вашингтном. Лично я очень рассчитываю на то, что любая следующая администрация Южной Кореи будет гораздо реалистичнее полностью зашоренной и ультраконсервативной бывшей администрации Пак Кын Хе, совершенно безосновательно полагавшей, что Северная Корея возьмет и диковинным образом распадется. Да что там — она даже сейчас продолжает гнуть эту линию, когда Пак Кын Хе уже не у дел! Надеюсь, что новая администрация, будет она из оппозиции или из нынешнего правящего лагеря, будет искать пути для сотрудничества.

— Какой может быть роль России в восстановлении отношений между КНДР и Южной Кореей?

— Роль нашей страны в отношениях между обеими Кореями должна заключаться в поощрении тенденций к сотрудничеству и той, и другой страны. А также — в осуждении тех или иных провокаций каждой. Ведь по существу Россия мало что здесь может сделать — в результате того, что две Кореи не хотят никакого посредничества в их отношениях. При этом каждая из стран пытается перетянуть Россию на свою сторону. У России правильный подход к ним. Пускай с различным успехом, но она прилагает все старания к тому, чтобы уклониться от односторонней позиции, содействовать сближению обоих государств и развивать сотрудничество с обоими, и даже — трехстороннего формата.

— Чем плоха односторонняя позиция?

— Приведу пример. В советские времена Россия не признавала Южную Корею, КНДР выдвигала ей претензии при любых контактах с Югом  и уж тем более не давала развивать какие-либо связи. Но уже к 70-м годам стало ясно, что такая позиция не отвечает нашим интересам и интересам стабильности на Дальнем Востоке. В свою очередь, в период 1990-х годов наша страна наоборот, свернула все контакты с КНДР. В результате Северная Корея истолковала такое поведение не иначе как переход на сторону Южной Кореи, и самой России оно не принесло совершенно никакой пользы. То, к чему наша страна пришла в конце 90-х — к политике «стояния на двух ногах» на Корейском полуострове, — наиболее оптимально. Так Россия показывает свой нейтралитет, защищает свои интересы и поддерживает то, что в ее понимании, является справедливым и правильным. Эта политика, продолжающаяся в течение полутора десятков лет, могла бы быть более активной. Потому что, откровенно говоря, у российского политического руководства до Корейского полуострова руки вечно не доходят.

— Выходит, и с Южной Кореей дружбу России строить не нужно?

— Дело не в дружбе – хотя  у нас с корейцами достаточно хорошее отношение друг к другу, ведь мы не воевали никогда, нет и особых исторических проблем, есть искреннее уважение. Но Республика Корея сотрудничает тогда, когда ей это интересно, и в том, что ей выгодно. Об этом, к примеру, прямо говорит тот факт, что, как бы Россия с ней ни «дружила», в ООН она все равно практически всегда голосует против нас,  но вместе с американцами. На сегодня она является военно-политическим союзником США. Лишним доказательством стало то, что Республика Корея, несмотря на протесты Китая и России, размещает у себя американские противоракетные системы, на что мы вынуждены будем реагировать. И отношения России с Южной Кореей зависят от отношений с США, а не от того, вопреки расхожему мнению, как наша страна ведет себя с КНДР.

— Тот факт, что Северная Корея стала ядерной державой, хоть и не признанной, что-то меняет?

— То, что Северная Корея стала обладательницей ядерного орудия — это крупнейший дипломатический провал, в том числе провал американской дипломатии. Еще начиная с 1990-х годов при воздействии в первую очередь южнокорейских экспертов, поддержанных американскими, США и Южная Корея исходили из того, что северокорейский режим скоро падет. Хотя это и было довольно сомнительно, о чем постоянно и тем, и другим говорили российские эксперты. Вне зависимости от того, нравится он кому-то или нет, режим существует, и ничего с ним не случится.

— КНДР как ядерная страна опасна не только Южной Корее, но и миру, в том числе России. А еще какое-то негативное влияние на Россию КНДР оказывает?

— Разумеется. Речь о ее военных провокациях, но главным образом — дело в поднятии градуса напряженности на Дальнем Востоке. Противоречия между КНДР и Республикой Корея различным образом мешают России развивать многосторонние проекты общеазиатского значения. Но если Южную Корею еще как-то сдерживают рамки общепринятых норм международного поведения, то про Северную так не скажешь. Можно сказать, что сегодня Северная Корея для России — это «запертая» дверь на ее Востоке. Ведь по сути КНДР — это единственное государство, с которым Россия граничит на Востоке по суше с выходом на океан. Ну, есть и Китай, и  Монголия, однако они – страны континентальные – заняты решением своих  внутренних проблем и сориентированы вглубь континента. Для того, чтобы проникнуть дальше в АТР, Корейский полуостров – это для России трамплин.

Текст: Влада Веревкина

Источник контента: http://www.eastrussia.ru/material/pozdno-dlya-druzhby/
eastrussia.ru

Наши новости в Telegram

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментариев пока нет, но вы можете оставить первый комментарий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>