Преданность судьбе

АВТОПОРТРЕТ

АВТОПОРТРЕТ

 

Светлана Менгыновна ЦОЙ

Художница, декоратор, флорист

Награждена серебряной медалью Академии художеств Узбекистана.  

 

Цой Светлана Менгыновна

Цой Светлана Менгыновна

С самого раннего детства ее сопровождали живопись и театр. Потому что отец Те Мен Гым был театральным художником. До сих пор на Бектемире сохранилась остановка «Корейский театр»: в двух шагах от него было общежитие, где обитала труппа. В памяти сохранился большой  двор, артисты, занятые кто чем,  детвора, столпившаяся возле человека, который волшебными взмахами кисти создает картину. Как не гордиться таким отцом, не любить его, не стараться быть на него похожим. Так что восприятие прекрасного и тяга к рисованию,  можно сказать, передались ей  генетически.

Итак, Светлана с детства знала, кем она станет. В остальном она была такой же, как и ее сверстницы. Детство, отрочество, юность. Школу оканчивала в колхозе «Полярная звезда», где осел  наконец-то отец, востребованный как художник, преподаватель и завклубом.

В 62-м она поступила в Республиканское  художественное училище, носившее тогда имя известного живописца Бенькова. А избранник ее сердца, Геннадий Цой, в это время постигал военную науку в Чирчикском танковом училище. Светлана знала его с детства, поскольку их отцы работали в одном театре. Будущий свекор Цой Гир Чун, выпускник ВГИКа, был одним из зачинателей корейского театра. Может быть, у главного режиссера и художника-постановщика были какие-то матримониальные планы по поводу своих детей, но все шло к тому, что дети этих двух незаурядных людей свяжут их в будущем не только товарищескими, профессиональными, но и родственными узами. Казалось бы, разошлись дороги двух театральных тружеников, ан нет же, через какое-то время отец Геннадия тоже переезжает в колхоз «Полярная звезда», и они оба создают народный театр, который будет греметь в 60-х годах. А у их отпрысков начнется своя самостоятельная жизнь. Получив диплом, Светлана выезжает к месту службы офицера Цоя.

Молодая чета начинала свой совместный жизненный путь в прекрасном уголке Кавказа –  Ленкоране. Море, горы, чудная природа,  мягкий климат. Когда человек счастлив, ему не до мук творчества: Светлана полностью отдает себя семье – мужу, дочке Анжеле, названной в честь мужественной американки – борца за права негров. Следующую дочь они назовут не менее известным именем – Жанной. Через пять лет Геннадий проходит жесточайший отборочный конкурс среди  тысяч офицеров, желающих поступить в Высшую академию имени Фрунзе.   Сдает успешно экзамены, и семья переезжает в Москву.

После окончания академии – новый переезд, на этот раз в Ашхабад.  И здесь служба перспективного офицера омрачается одним обстоятельством. В конце 70-х, как известно, отношения между СССР и КНР настолько ухудшились, что даже предполагались крупномасштабные военные действия друг против друга. Поэтому в числе превентивных мер советского оборонного ведомства было и такое – всех офицеров-корейцев перевести из пограничных зон вглубь страны. Когда муж Светланы узнал истинную подоплеку перевода в Сибирский военный округ, то был разгневан. Как можно служить в армии, которая тебе не доверяет, носить погоны офицера, когда необоснованными подозрениями порочат твою честь? И именно в то время Геннадий принимает решение – отслужить положенный срок –  и в отставку.

Памятью о годах, проведенных в Челябинске, остались несколько акварельных рисунков, сделанные в домах отдыха. На фоне гор и лесов – живописное озеро, санаторный корпус, деревья. Свежие, сочные и уверенные мазки. Все дышит тишиной, заботой и  нежностью. Столько лет прошло, а будто вчера написано. И ничто не предвещает беды.

В кругу семьи

В кругу семьи

Слово офицера – закон, как решил – так и сделал. Подполковник Геннадий Цой ушел в отставку сразу, как только отслужил положенный срок.  Уже не по воле командования, а самим надо решать – где обосноваться после увольнения из армии. Выбрали Узбекистан. Многие будут потом говорить – зачем приехали сюда, могли бы получше место выбрать…  А что может быть дороже края,  где родился и вырос, где живут родные и близкие, где  могилы родителей?

И тогда и сейчас можно только гадать и предполагать, откуда взялась эта страшная болезнь, что подкосила вчерашнего офицера-танкиста. Сначала отнялись ноги, потом руки и все тело. Ужасные припадки, постепенное нарушение психики. Никто в роду Геннадия не страдал болезнью Паркинсона, которую до сих пор считают неизлечимой. Только дорогостоящими лекарствами можно как-то замедлить  разрушение организма, замедлить, но не остановить.

Любая болезнь неприглядна. А если она связана еще с  неподвижностью тела, разрушением мозга, то неприглядна вдвойне, втройне. Как бы ты ни любил больного человека, ухаживать за ним тяжело: неприглядность болезни ежедневно убивает по крупицам все дорогое и памятное, что было и есть.  Светлана двадцать лет, семь тысяч сто двадцать дней,  отодвигала смерть мужа своей заботой и любовью. Великой, не побоимся этого слова, Любовью.

Есть сотни знаменитых корейцев и кореянок – ученых, деятелей искусства и литературы, государственных деятелей, спортсменов, которые высокими свершениями в своей области, стали героями нашей диаспоры, повысили наш авторитет и уважение среди представителей многих национальностей.  В этом ряду достойное место занимает и Светлана, явившая собой ярчайший образец корейской женщины – верной жены, преданной спутницы жизни.

БЕЗМЯТЕЖНОЕ СЧАСТЬЕ ХМ . 84,7 Х 67,5 . 2013 Г .

БЕЗМЯТЕЖНОЕ СЧАСТЬЕ ХМ . 84,7 Х 67,5 . 2013 Г .

И после стольких лет беспросветной жизни она нашла в себе силы возродиться как творческая личность. Мы уже говорили, что она мало рисовала в те счастливые годы, имея ввиду – для себя, по собственному вдохновению. Но и в Ашхабаде, и в Челябинске она одиннадцать лет оформляла сцены оперных театров. В Ташкенте Светлана решила продолжить карьеру театрального художника. Прошло уже двадцать с лишним лет, как она работает  в Узбекском национальном академическом театре драмы. За это время участвовала в создании декораций более 100 спектаклей. Среди них  такие, как «Гамлет» и «Король Лир» – Шекспира,   «Язык птиц» –  А. Навои,  «Старший сын» – Вампилова и многие другие.

– Многие думают, что художник-декоратор это просто исполнитель, – говорит Светлана. – Это не так. Я себя ассоциирую с дирижером. Есть композитор, есть оркестр, но от дирижера зависит, как будет звучать музыка. Вот наш художник-постановщик совместно с режиссером обозначил тему, сделал эскизы, и за дело беремся мы, исполнители. Не просто слепо следовать эскизу, но и привносить свое. При этом всегда помнить, декорация это только фон спектакля, что вся театральная служба подчинена главному – успешной игре актеров.

АСТРЫ АПЛИКАЦИЯ . ХМ . 77 Х 55 .2010 Г .

АСТРЫ АПЛИКАЦИЯ . ХМ . 77 Х 55 .2010 Г .

Начало работы в ташкентском театре совпало с увлечением флористикой – композицией из высушенных растений, цветов, листьев. Материалы собирала по пути с работы домой, сушила и самозабвенно клеила на картон. А еще манила к себе лоскутная аппликация. Работавший тогда со Светланой художник-постановщик Анатолий Жибоедов увидел ее работы и поразился. И включил их в выставку, в которой были представлены картины  нескольких известных художником, в том числе и  его картины.

В глубине души Светлана, конечно,  сознавала, что все это не то. Тем более, что перед глазами был наглядный пример,  как  коллеги по цеху все свободное время посвящают своему творчеству.

– Мне казалось невозможным рисовать что-то сокровенное,  когда в мастерскую постоянно кто-то приходит, спрашивает, отвлекает, – признается Светлана. – А может, просто боялась, что ничего не получится, ведь столько времени прошло вхолостую. И я так благодарна коллеге Бобониязу Курбанову, который десять лет уговаривал меня взяться за свои картины.

– Мы, конечно, знали о семейной трагедии Светланы, сочувствовали, помогали, чем могли, – говорит Бобонияз. – И жалко было видеть, как пропадает ее талант, ее видение света, ритма красок. А она, вместо того, чтобы рисовать,  занимается то флористикой, то изготовлением шарфиков и тапочек, то лоскутными аппликациями.  И я постоянно уговаривал и подталкивал ее к настоящему творчеству, пока она не решилась.

Первый раз Светлана приняла участие в выставке в  1994 году. И лишь через пятнадцать лет, в 2009-м,  состоялась ее персональная выставка. Открывая ее, академик Академии художеств Узбекистана В. Бурмакин сказал, что творчество художницы подобно яркой звезде, которая горела и раньше, но мало кто замечал это. А председатель Академии художеств Узбекистана Т. Кузиев сравнил ее полотна с песней, которые исполнены не по заказу, не на потребу дня, а по велению души.  И подчеркнул, что написаны они в лучших традициях беньковской школы изобразительного искусства.

ВЕСЕННЯЯ МЕЛОДИЯ. 99 на 75,7. 2008г.

Большая часть картин была создана  за два года после смерти мужа. Ту пустоту, что появилась после потери дорогого человека, она старалась заполнить  напряженным трудом. Не было ни выходных, ни отпусков, каждую свободную минуту отдавала  живописи.

Вот как описывает журналистка Р. Янаева   творчество художницы: «Однажды весной Светлана увидела, что лужайка рядом с театром побелела от отцветших одуванчиков, и в воздухе разлетаются пушинки. Какое-то мгновение она заворожено наблюдала это, затем помчалась в мастерскую, схватила подготовленный Бобониязом подрамник с холстом, краски и назад на лужайку. Так появилась картина «Одуванчики», в которой пойманы дуновение ветерка, раскачивающиеся пушистые головки цветов и их несущиеся в воздушном потоке снежинки-семена. Потом были яркие сочные картины «Маковое поле», «Подсолнухи», в которых чувствуется восторг художницы, буйство жизни и красок. Похоже, она открывает секреты природы, подглядывая за ней.  Картина «Облачный день» изображает несущиеся, толкающиеся облака, но они очень разные, будто одушевленные, заполнившие огромное небо. Даже простой букет цветов в вазе, в неожиданно сдержанных для Светланы тонах, зовет к размышлениям о смене чувств».

ДЕВОЧКИ У АРЫКА . ХМ . 100Х 75 . 2011 Г .

ДЕВОЧКИ У АРЫКА . ХМ . 100Х 75 . 2011 Г .

Любой художник, писатель, композитор, словом, творческая личность, в своих произведениях передает не только образ, но и частицу своего «Я», своего видения и чувствования мира, свою силу энергии. И вызванный в сердцах и умах людей отклик – своеобразная отдача за подаренный  заряд эмоции от знакомства с творением, дает творцу  силы на новые свершения. Не случайно поэтому так важны для художников выставки собственных работ, на которых они могут воочию видеть и ощущать, как зрители воспринимают их  картины. И тут интересно прочитать  высказывание самой Светланы о своем творческом почерке:

«Я реалистка, у меня нет времени придумывать картину. Мне бы успеть запечатлеть ту красоту, что дарит жизнь…

Увидеть, как играет искрами горная речушка  на перекатах, или как переливаются на солнце омытые водой валуны, или как манят сквозь дымку горные вершины…

Как можно пройти мимо весеннего кишлака, утопающего в  розовых  цветах  урючин? Высмотреть в буйной зелени самоцветы  мелькающих девичьих нарядов и улыбок. Почувствовать остановившееся  время около пасущегося стада овец. И не стыдиться той грусти, которую вызывает старый Ташкент со своими узенькими улочками и глинобитными домами без окон…

Хочу, чтобы мой зритель очнулся от будничного оцепенения и взглянул на все вокруг заново, как на величайший дар жизни…».

ПАМЯТЬ. 63 на 50. 2005г.

ПАМЯТЬ. 63 на 50. 2005г.

Жизнь сама дарит темы картин. Вот полотно «Память», которое, несомненно, навеяно театральной традицией – ставить на сцену пустой стул в честь ушедшего коллеги. Художница добавляет штрихи – осиротевшую шляпку артистки и цветы. И эти штрихи привносят в грустный мотив нотку теплоты и сердечности.

Уходя в мир иной,  Геннадий написал стихотворение, пожалуй, самое проникновенное из всех, что он посвящал жене:

Май – последний месяц мой,

В ночь умру  спокойно, тихо.

И отправлюсь в мир иной,

Стану еле слышным эхом

Я вернусь весной дождем,

Летом – земляникой спелой,

Осенью – оранжевым днем,

А зимой – снежинкой белой.

Незаметно в дом войду,

Посижу среди любимых.

А затем опять уйду,

В царство звезд туманных.

Разве не от этих слов родилась картина «Окно поэта»? Ночь, окно, свеча на подоконнике и ваза с оранжевыми цветами.

ОСЕННЯЯ АЛЕЯ. 70 на 56. 2005г.

У каждого человека своя судьба. От нее не уйдешь. Друг и коллега Бобонияз нарисовал аллегорический портрет Светланы в венке из красного горького перца и палитрой на груди. Дал название – «Предательство судьбы». Но в этой жизни так – если есть предательство, то есть и преданность. Судьба, может, предала Светлану, а она ее нет. И потому, пройдя через все муки, она нашла силы выпрямиться и вдохновенно заниматься тем, для чего была предназначена в этой жизни.

Источник: Очерки об известных корейцах Узбекистана. Ташкент, 2012

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »