Прощай, Мама Вера!

Скорбная весть пришла из Хорезма – на 80-м году жизни скончалась Вера Борисовна Пак, директор Хивинского  детского дома №20  «Мехрибонлик», Герой Узбекистана.

 

Буквально через три недели  намечался  ее юбилей, который собирались отметить не только родственники и друзья, но и сотни воспитанников, ставших на ноги благодаря неусыпным заботам Веры Борисовны и ее сподвижников. И, конечно, на этом торжестве должны были зачитать ее биографию, которая, теперь уже навсегда, будет храниться во всемирном архиве  «Википедия».

«Вера Борисовна Пак родилась 13 ноября 1938 года в  Кунградском районе Каракалпакской АССР. После окончания Каракалпакского государственного педагогического института (сейчас Нукусский государственный педагогический институт им. Ажинияза) в 1961 году Вера Пак работала в средней школе №3 города Хивы. В 1984 — 1985 годах занимала должность инспектора по трудовому обучению в Хивинском городском отделе народного образования. В 1985 году была назначена директором Хивинского детского дома №20, в должности которого пребывает по настоящее время.

Вера Борисовна Пак многократно избиралась членом Комитета женщин Узбекистана, членом Республиканского совета НДПУ, депутатом областного и городского Кенгашей народных депутатов. В 2005 году Вера Пак была избрана сенатором. Как член Сената, входила в группу Олий Мажлиса по сотрудничеству с Национальной Ассамблеей Республики Корея. В настоящее время является депутатом Хивинского районного Кенгаша народных депутатов.

За многолетний добросовестный труд в 1992 году Вере Борисовне Пак присвоено звание заслуженного работника народного образования Республики Узбекистан, в 2001 году — звание Героя Узбекистана».

Прекрасная жизнь, заслуженное признание.  И ко всем этим почестям  надо добавить еще одно звание  – “Мама Вера”,  которым она чрезвычайно гордилась. И    всей своей педагогической и воспитательской деятельности Вера Борисовна заслужила это признание детей, ибо действительно  была для каждого из них  Мамой с большой буквы.  

К юбилею готовилась  выйти в свет ее автобиографическая повесть “Все возвращается в детях”.  Название, обязывающее каждого взрослого вдуматься в его смысл. Ниже – отрывок  из этой  книги.

Писатель Ким В. Н. (Ёнг Тхек)

 

Вера ПАК.

ВСЕ ВОЗВРАЩАЕТСЯ В ДЕТЯХ

 Глава пятая. Неожиданное  назначение

У  всех видов животного  мира инстинкты выживания передаются через гены.
И только человек должен всему научиться и понять.
От примитивных рабочих приемов  до формул высшей
математики, от азбучных истин до сложнейших
философских понятий.
Всему, что наработало и наработает человечество.
И  роль учителя, воспитателя, наставника, само собой,
 становится все важнее и ответственнее.  

На исходе пятнадцатого года учительствования меня пригласили работать в районо. Меньше всего я думала стать функционером от образования, но новое назначение внесло разнообразие, хотя и пугало, как всякое новшество. (Эта боязнь нового, наверное, и была  признаком  заскорузлости). Правда, я  не думала оставлять уроки в школе,  и тут были не только желание  не терять  квалификацию учителя,  но и  привязанность, которой не хотела лишиться. Привязанность, которая равно делилась на детей «домашних» и «детдомовских».

Но я тогда, конечно же, не знала, что районо – это только начало крутого поворота в моей жизни. И что мне снова придется основательно посоветоваться с мужем по поводу нового  назначения.

Я стала инспектором по трудовому воспитанию. Это никак не вписывалось в мою квалификацию, и я, естественно, вначале отказывалась.  Но меня успокоили двумя аргументами: во-первых, меня рекомендует партийная организация, а коммунист, как известно, всегда выполняет волю партии, во-вторых, моя работа будет заключаться больше в работе  с письмами. Да, я была членом партии, мало того, свыше десяти лет – секретарем партийной организации школы. Нагрузка, не ахти, какая, тем более, что мне всегда нравилась общественная работа. Но есть интересная закономерность: чем больше времени ты тратишь на общественную работу, тем больше стараются это время у тебя отнять. Различными комиссиями по проверке и обмену опытом, участием  в совещаниях и конференциях. Словом,  известность образцовой парторганизации становится  бременем. Был даже момент, когда я собрала все партийные дела и пошла в райком с просьбой об отставке. Но там мне быстро дали понять, что солдаты партии свой пост добровольно не покидают.

Муж Владимир к моему изменению статуса отнесся благожелательно. Ни капли уязвленного самолюбия, что вот, мол, жена выбилась в начальники, а он все такой же рядовой. В этом весь он – открытый, увлеченный своим делом, общительный с друзьями.

Новая  работа  внесла приятное разнообразие. Если бы не одно «но». Это было время, когда широко развернулась кампания вовлечения старшеклассников в ГПТУ (городское профессионально-техническое училище). Но с самого начала это неплохое по задумке учебное заведение стало ассоциироваться  чуть ли не с детской колонией, куда загоняют закоренелых двоечников и троечников,  второгодников и хулиганов. Такая худая молва, естественно, не способствовала вовлечению в ГПТУ ребят и девчонок. Кругом был сплошной недобор, и шишки, ясное дело, сыпались в первую очередь на инспектора отдела народного образования по труду.

Вот и в тот день, когда меня неожиданно вызвали к первому секретарю райкома партии,  мысли сразу тревожно зароились вокруг проблемного вопроса.

Первого секретаря райкома партии Маткаримова Мадамина Маткаримовича я знала не понаслышке, встречалась с ним на различных    партконференциях и торжествах, слушала его речи – простые, но всегда деловые. В них чувствовалось, что человек  не просто формально отчитывается по тому или иному вопросу, а всей  душой желает его разрешения.  Товарищ Маткаримов  был одним из тех   деятелей, которые до партийной  карьеры  успешно работали по своей специальности. Не случайно носил на груди золотую медаль  Героя Соцтруда.

Был самый разгар рабочего дня, и в его приемной  теснился   народ. Но секретарша сразу провела меня в кабинет, где я, помимо хозяина, увидела заведующего облуно Рахмон-ака Машарипова.

Мадамин Маткаримович  галантно пожал мне руку и задал  согласно узбекскому этикету  вопросы о здоровье, благополучии родственников и тому подобное. Этот обычай мне всегда нравился:  по нему сразу можно понять, как человек относится к тебе – формально или душевно. И потом, после такого диалога, беседа течет легче и свободнее.

– Вы не догадываетесь, Вера Борисовна, почему я вас пригласил?

– Наверное, из-за недобора контингента в ПТУ…

Партийный вожак района  доброжелательно усмехнулся и  вдруг сказал:

– Вот тут мы с  товарищем Машариповым посоветовались и решили рекомендовать вас директором Хивинского детдома.

Чего-чего, а этого я никак не ожидала. И сразу даже не знала, что ответить. А потом вымолвила:

– Я не справлюсь?

– Почему?

– Никогда не была на руководящей работе. Не знаю бухгалтерии, хозяйственной части…

– А руководителями не рождаются. Ими становятся сообразно опыту и желанию. У вас большой педагогический стаж, неужели вам не хочется попробовать себя в настоящем большом деле? А хозяйство,  бухгалтерия – это мелочь, научитесь.  Главное – любить детей, вырастить из них настоящих граждан. Это у вас получится, все вас рекомендуют.

Может и принято у руководителей так убеждать  при назначении, но Мадаминов действительно убедил меня. Уже много лет спустя я узнала детали этого  назначения.

Тогда в ЦК партии республики работал Зинченко, то ли инспектором,  то ли замзавом какого-то отдела. Он был детдомовский, и потому, бывая в командировках, старался обязательно проведать сиротские учреждения. На Хивинский детдом он давно точил зуб, и на этот раз категорически поставил вопрос перед обкомом партии – найти нового директора детдома. Обком задействовал областное управление народного образования. Оттуда задание перекинули в Хивинский городской отдел народного образования. Заведующей  Ёкуджон  Ибадуллаевой прямо сказали, что если не подберет подходящую кандидатуру, то сама заступит на это место.

Ибадуллаева назвала мою фамилию,  убедив первого секретаря, что это то, что нужно.  А оба уже убедили меня, что я справлюсь.  И вот эта их  уверенность, со стороны ведь виднее, убедила меня. И я согласилась, еще не зная, что это на всю оставшуюся жизнь. А мне было  тогда всего лишь  40 лет.

Затем я с секретарем райкома Р. Абжановой поехала в Хивинский детдом. Собрался, конечно,  весь коллектив воспитателей. Поздравляли, пожимали руки, но особой радости я не чувствовала. И вообще несколько дней после назначения прошли как в тумане. Постоянно почему-то хотелось плакать: сердце сжималось при виде худеньких  подростков, одетых во все серое, обитающих в комнатах, больше похожих на казарму, особенно из-за  ржавых железных кроватей  довоенного образца.  Такое состояние у меня  было много лет назад, когда я начала работать в школе и впервые встретила «детдомовских». Потом как-то все устаканилось – то ли привыкла, то ли было не до этого, словом, уже меньше «болела» за сирот. И вот, словно в наказание за это, навалилась эта ответственность, тут уж не отойти и не привыкнуть. Хотелось каких-то немедленных радикальных действий, но я себя тормозила – не спеши, Вера, обдумай, с чего начать, иначе наломаешь дров.

Пятнадцатилетний опыт педагога, завуча, организатора внеклассных занятий подсказывал – любое дело начинается с людей. Когда ты знаешь их характеры и способности, сильные и слабые стороны, то знаешь,  как их расставить, распределить задания, проверить выполнение поручения.  Но кадры воспитателей детдома мне были не известны до поры до времени, их доброжелательные улыбки были лишь данью вежливости  новому начальству. Так что детальное знакомство с ними еще предстояло, а это  работа  сложная,  долговременная. А вот что можно сделать быстро и эффективно?  Ответа на это вопрос не пришлось искать долго – первый ужин в детдоме подсказал его. Необходимо  в первую очередь  наладить нормальное питание.

К тому времени я уже знала о постановлении партии и правительства  «О мерах по  улучшению воспитания и материального обеспечения детей-сирот и детей, оставшихся без попечения  родителей  в домах ребенка, детских домах и школах-интернатах». Оно вышло буквально за несколько месяцев до моего  назначения, и я, помню, до поздней ночи изучала этот документ  и не могла сдержать слез. Каким же черствым сердцем надо обладать, чтобы вот так беззастенчиво обкрадывать  несчастных детей! Ведь если добросовестно следовать всем пунктам, касающимся материального обеспечения,  то детдомовцы не должны были чувствовать себя обделенными ни в чем.

Все мы тогда были детьми общепита и потому  хорошо знали, где, в какой столовой как готовят. Знали известное изречение, что если бы в борщ клали все, что полагается по норме, то ложка стояла бы вертикально. Технологии и нормы продуктов давно расписаны, почему же тогда у одних густо, а у других пусто? Потому что  одни добросовестно относятся к делу, а другие воруют.  Чтобы не быть голословной, приведу главу из постановления.

НОРМЫ

ПИТАНИЯ ДЕТЕЙ В ДОМАХ РЕБЕНКА

 

                                               На 1 ребенка в день

                                                    (граммов)

 

Хлеб пшеничный                                                          70

Хлеб ржаной                                                                  30

Мука пшеничная                                                           16

Мука картофельная                                                      3

Крупа, бобовые, макаронные изделия                    35

Картофель                                                                      150

Овощи разные                                                                300

Фрукты свежие                                                               250

Фрукты сухие                                                                  15

Сок фруктовый                                                               50

Кондитерские изделия                                                10

Сахар                                                                                 50

Масло сливочное                                                          30

Масло растительное                                                      6

Яйцо (штук)                                                                      1

Молоко                                                                             700

Творог                                                                                50

Мясо                                                                                   120

Рыба                                                                                   25

Сметана                                                                             20

Сыр                                                                                     10

Чай                                                                                      0,2

Кофейный напиток                                                         1

Соль                                                                                    5

Дрожжи                                                                              1

 

Примечание.  Для детей, больных хронической дизентерией, туберкулезом, ослабленных детей, а также для больных детей, находящихся в изоляторе, сохраняется 15-процентная норма надбавки. 

И вот моя первая разборка с кухонным персоналом. Я уже упоминала, что словесность не моя стихия и потому говорила кратко:

– Меньше всего мне хотелось бы думать, что  еда наших воспитанников скудна, потому что в нее не докладывают положенные по норме продукты. Еще меньше мне хотелось бы думать, что эти не доложенные   продукты исчезают куда-то непонятным образом. Отныне нормы закладки продуктов будут строго контролироваться. Также вводится капитанская проба блюд, то есть первой будет пробовать пищу дежурная по кухне.

Насчет того, кто будет проверять нормы закладки продуктов в котел, какая дежурная  пробовать блюда, я еще не знала, все это мне пришло экспромтом в тот момент. Но я немедленно стала внедрять в жизнь детдома сказанное. Первое время сама пробовала все кушанья, потом была внедрена система дежурных воспитателей. А вот с контролем норм закладки продуктов  и вообще с имуществом детдома возникли конфликты.

Я хотела, чтобы воспитанники сами встали на страже своих интересов. Таким образом, мы могли убить двух зайцев. Дело в том, что  в детдоме воровство было возведено в ранг заурядного события: крали все, что плохо лежит. От продуктов на складе, до ложек, простыней. Уже не говорю о том, что выдаваемые тетради, ручки, карандаши воспитанники в школе выменивали на пряники или конфеты. И я смутно, но  понимала,  что такая атмосфера всеобщего воровства благоприятна на руку нечистым  воспитателям. Не раз мне приходилось беседовать с детьми  на тему – у кого вы воруете? Помогало мало. И я решила предложить им вместо воровства контроль за сохранностью имущества. Результат не  замедлил проявиться сразу в качестве  блюд. Но некоторым воспитателям это пришлось не по вкусу – как это, мол, дети  будут контролировать взрослых. Даже состоялась целая дискуссия,  которую я, волей директора, закрыла такими словами:

– Когда совесть чиста, нечего бояться, кто  тебя проверяет. Их убеждение в нашей честности лишь повысят  наш авторитет и влияние. Поэтому будем привыкать, что десятки детских глаз будут пристально следить за нами до поры до времени, когда  все у нас не наладится, как в большой дружной семье.

Кое-кто может  подумать, что я хотела создать в детдоме систему слежки и доносов, используя наивные детские умы и сердца. Систему слежки – да, но не доносов. Одно дело, когда ребенок выдает товарищей: это считается самым позорным делом. И прозвище таким даются обидные – «ябеда», «стукач», «предатель». И совсем другое дело, когда человек прямо  заявляет о расхищении  коллективного добра. Эти понятия не надо путать, иначе нам будет трудно воспитать в юном человеке понимание того, что общественное, значит, твое.  Сколько добра при социализме было расхищено, сгублено  из-за равнодушия, из-за неправильного понимания, что  «наше», значит, не «мое».

Второе начинание тоже было из разряда внутренних потребностей. То есть, все мы хотим не только хорошо питаться, но и хорошо одеваться. В том же постановлении были пункты, прямо касающиеся этого насущного вопроса:

«Разрешить домам ребенка, детским домам и школам-интернатам для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, приобретать для текущих нужд в розничной торговой сети по безналичному расчету без зачета в лимит мелкого опта швейные и трикотажные изделия, шапки, обувь, бумажно-беловые товары, синтетические моющие средства, обычные масляные и эмалевые краски и белила, канцелярские и галантерейные товары, художественную литературу, непродовольственные товары первой необходимости, с включением объемов продажи в розничный товарооборот.

Установить, что детские дома и общеобразовательные школы-интернаты также могут приобретать для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в розничной торговой сети по безналичному расчету без зачета в лимит мелкого опта ткани для пошива одежды силами воспитанников или заказа этой одежды в ателье индивидуального пошива в пределах ассигнований, выделенных на приобретение одежды, с включением этих тканей в розничный товарооборот».

И в нашем распоряжении оказались лучшие ателье города и области по пошиву одежды. Какое это было радостное событие для детей  – примерять и носить не просто новую, а нарядную  обновку.

Но на все была разнарядка, иным словом, лимит. Скажем, на носки. Их полагалось четыре пары на год. Любая мать скажет, что мальчишке этого и на месяц не хватит. И я помню, как долгими зимними вечерами  –   в начальные годы директорства я раньше полуночи домой не приходила –   мы с воспитателями штопали носки.

Как тут не вспомнить один случай. Будучи по делам в столице, зашла в детский отдел центрального универмага и попросила завернуть мне по 100 штук белых гольфов и бантиков. И продавщица, и покупатели с подозрением отнеслись к моей заявке, видать, подумали, что спекулянтка. Пришлось  сказать, что я работаю директором детского дома. Тут же взгляды изменились, все начали улыбаться, продавщица сразу стала советовать, какой товар взять, чтобы и дешевле, и красивее.

Когда внутри семьи налаживается порядок, улица уже не так страшна. А ведь побеги были бичом детдома долгое время. Где только не задерживали и откуда только не присылали назад наших воспитанников. Как же им было плохо и неинтересно жить в детдоме, если они предпочитали бродяжничать, голодать, ночевать на вокзалах, в подвалах, колодцах теплотрасс.  Вот один из примеров. Был у нас такой Терин Слава. Пропал. День, второй – нет его. Думали, что он  у тети и скоро объявится. И он  объявился… через  месяц. Обнаружили его в Москве. Днем подрабатывал на вокзале – чемодан донести, очередь занять, за газетой сбегать. Ночью спал в вагонах, стоящих на запасных путях в ожидании ремонта или очередного рейса.

Таких «дальнобойщиков» было мало, а вот тех, кто утюжил  местные базары, свадьбы, праздники, чуть ли не каждый второй. Ну что вас так тянет туда? – спросила я как-то в сердцах. А как же,  мама Вера, там плов, всякие сладости, музыка.

Раз уж речь зашла о плове, не могу не рассказать одну историю. Не успела приступить  к директорствованию и  наступает какой-то праздник. Дети, что вам  хотелось бы такого на обед? Все кричат – плов, плов!  А на складе  не оказалось риса.   И денег, как назло, у меня не было ни с собой, ни дома. Как быть? И тут  звонок телефонный – на проводе сам первый секретарь  райкома. Позвонил, поинтересоваться, как я  справляюсь. Волнуется, значит,  за свою  «кандидатуру».  Говорю ему, что все в порядке. Спрашивает – есть просьбы, пожелания?  Ну, я ему возьми и скажи  про рис. Он немного замешкался, а потом обещал – через час  будет у вас рис.

Ах, какой тогда получился славный плов! И подавали его  на больших керамических тарелках – ляганах,    каждый из которых  был рассчитан на кружок из пяти-семи ребятишек. Что ни говори, а плов – это одно из тех блюд, вкушение которых невольно сближает и сплачивает людей.

***

Мы в Telegram

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

1 комментарий

  • Лидия Ивановна Иванова:

    Вера Борисовна Бь!ла очень тонким психологом ! Когда пришла на должность директора в детский дом она поменяла почти весь состав воспитателей !Пригласила и меня ! Сначала руководителем танцевального кружка , а затем и воспитателем в группу девочек ! ! Я очень благодарна судьбе , что работала под ее руководством 15 лет ! Она научила нас работать ! Очень сильнь!й педагогический коллектив состоялся впоследствии ! Работали отдавая всю свою любовь и силь! детям ! Всему научила Вера Борисовна !Сама работала так и с нас требовала ! Воспитатели не считались с личнь!м временем—надо –значит надо ! Проводили грандиознь!е детские праздники ! Проводили конкурсь! на оформлене “самая красивая группа ! Вь!езжали на Районнь!е,Республиканские и Международнь!е Фестивали детского творчества—всегда возвращались с победой !! Дети жили в заботе любви –занимались в различнь!х кружках учились в Школе Искусств! —Все мелочи для полного развития личности ребенка учить!ваись Верой Борисовной ! Она горелаллюбовью и заботой о детях и по праву заслйжила всеобщую признательность и любовь ! —Лидия Ивановна Иванова !

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Translate »