Репатриация корейцев из Японии

За пять лет с 1944 и 1949 гг. население Южной Кореи выросло на 2,54 млн. человек, в том числе за счет 1, 8 млн. репатриантов из других стран и 740 тысяч переселенцев из северной части страны. Прибывшие из Японии корейцы, составляли три четверти общего количества репатриантов. После освобождения Кореи граница между Севером и Югом оставалась относительно прозрачной, хотя советские и американские военные администрации пытались остановить взаимное движение людей, однако этого им так и не удалось добиться.  Проходившие в 1945-1950 гг. в Северной Корее преобразования: земельная реформа, национализация промышленности, разгром некоммунистических партий и христианских организаций вызвали недовольство у многих людей, которые стали просачиваться на Юг. Корейская война 1950-1953 гг. также привела к массовым миграциям. Сотни тысяч корейцев покинули свои родные места, и поскольку война, привела к параличу государственных ведомств, точных данных о числе беженцев из северокорейских провинций нет. После 1953 г. граница между обеими частями Кореи оказалась закрытой.

Ким Герман Николаевич, д.и.н., профессор,
директор Центра корееведения КазНУ им. аль-Фараби
профессор кафедры истории университета Конгук (Сеул),

В конце 2-ой мировой войны в Японии оставались около 2 млн. корейцев. Трудно установить точное число корейцев, возвратившихся в Корею сразу после капитуляции Японии и освобождения страны. Согласно южнокорейским данным более 1,4 миллиона корейцев возвратились домой в мае 1949. Однако в Японии оставались около 650,000 корейцев.

Первый период репатриации корейцев называется «периодом спонтанного массового ухода. С 15-ого августа по 30 ноября 1945 г. в течение трех или трех с половиной месяцев около 800 тыс. корейцев вернулись в Корею, из них 525 тыс. составили неконтролируемую часть мигрантов.

Во второй период – с 1-ого декабря 1945 – по конец 1946 года около 525 тыс. репатриантов прошли через приемные центры по отправке в Корею. Несмотря на строгие меры контроля над репатриантами, примерно 50 тыс. корейцам перебрались на родину самостоятельно.

Третий период репатриации начался с 1-ого января 1947 г. и закончился в конце лета 1948 года. Американская военная администрация приняла инструкцию согласно которой, репатриация ограничивалась тремя категориями корейцев. Во-первых, теми, кто прибыл в Японию нелегально и был задержан властями. Во-вторых, кому было вынесено решение Союзного оккупационного суда о депортации из страны. В-третьих, всеми теми, кто не лишился права репатриации и подал заявление об отправке на родину. Всего с  1-ого января до 30 октября 1947 г.  в Корею возвратились 7,551 человек, а с 1-ого ноября 1947 г. до 31 августа 1948 г.  – 5,006 человек.

Четвертый, заключительный период начался с 1 сентября 1948 г. и завершается в конце 1949 г. За этот промежуток времени лишь незначительное число – 6,590 корейцев вернулись на родину.

По данным японской статистики на 1964 г., из общего числа корейцев в Японии, составившего 578, 572 человека 97 процентов являлись выходцами с Юга Кореи, а с Севера – лишь 2%.  (относительно места происхождения 1% корейцев данных не имеется).

Репатриация корейцев из Японии происходила на Север Кореи, и  решающей причиной была не география происхождения, а политические факторы, а именно активные действия Пхеньяна и лидеров «Чхорён».   8 сентября 1958 г. Ким Ир Сен сделал заявление, что Северная Корея приветствует возвращение корейцев, живущих в Японии.  Он повторил это же заявление в январе 1959, называя репатриацию «священным правом и гуманитарной необходимостью» корейцев в Японии «вернуться на грудь родины в поисках достойной жизни». В 1958 группа корейцев,  живущих в г. Кавасаки пригороде японской столицы, послала письмо  северокорейскому правительству с просьбой о репатриации на Север. При поддержке японских коммунистов началась кампания по лоббированию репатриации корейцев из Японии в КНДР.  В итоге, на предложение Северной Кореи переданном японскому правительству о готовности принять репатриантов, в феврале 1959 г. японский парламент принял решение «репатриировать японских корейцев, желающих вернуться в Северную Корею».

При посредничестве Международного Красного Креста  в августе 1959 Пхеньян и Токио согласились репатриировать корейцев из Японии в Северную Корею на добровольной основе. Основная причина исхода корейцев из Японии заключалась в бедственном положении корейцев в Японии, испытывавших экономические трудности и дискриминацию по этническому признаку. В то же время в репатриации японских корейцев в Северную Корею важную роль играли «притягивающие» стимулы. Северная Корея на тот момент при помощи Советского Союза достигла успехов в послевоенном восстановлении экономики страны. По-новому в КНДР строилась социальная жизнь, в жизнь претворялись реформы, коснувшиеся всех сфер жизни, промышленность и сельское хозяйство показывали стабильное развитие. В 1957 г. северокорейское правительство начало выделять средства на поддержку корейских школ в Японии, что было воспринято как доказательство мощи экономики Северной Кореи и ее заботливого отношения к зарубежным соотечественникам.

Однако рост экономики и благосостояния Северной Кореи были не единственной причиной, репатриации в КНДР, не менее важным оказалось охватившее корейцев Японии чувства патриотизма, принявшего, форму постколониального национализма. В самой КНДР в этот период народ был полон трудового энтузиазма и веры в светлое будущее.   Многие корейцы в Японии с конца 2-ой мировой войны до 1950-х смотрели скорее на Север, чем на Юг как на воплощение национальной независимости. На начало 1955 г. по данным японской полиции около 90% корейцев в Японии поддерживали Северную Корею.

В послевоенный период большинство оставшихся в Японии корейцев не видело перспектив постоянного проживания в стране и многие, особенно первое поколение, считали, что скоро Корея будет объединена, и они смогут присоединиться к новой независимой корейской нации. В свою очередь, молодое поколение корейцев видело на Севере новые возможности, ибо перспектив учебы в университетах или получения работы в Японии в силу предубеждений и дискриминации по этническому признаку было немного.

 В декабре 1959 г. во время первого месяца репатриации 2, 942 человека переехали в Северную Корею, за ними последовали 48, 956 в 1960  году и 22, 201 в 1961 году.  До 1967 г., как подсчитано, общая численность корейских репатриантов в КНДР составила 88, 611 человек. Репатриация достигла своего пика в 1960-1961 гг. после свержения лисынмановского режима. Корейцы в Японии полагали, что Южная Корея скоро падет и вскоре произойдет   воссоединение Кореи. Однако, при поддержке США кризис был преодолен и Южная Корея сумела встать с колен на ноги и осуществить рывок в экономическом развитии.

1960년 2월 26일자, (하)1975년 4월 19일자 귀국사업을 지지하는 내용의
‘아사히신문’ 기사

После 4-летнего перерыва репатриация вновь началась в 1971 г., но в более малых масштабах. Всего к 1976 г. 92,749 человек были репатриированы. Среди отправленных в Северную Корею оказались также около 6,600 японцев, в основном женщин, вышедших замуж за корейцев и детей, записанных японцами и 7 китайцев.  В  1984 г. общее количество репатриантов согласно японским данным составило 93,339, т.е. за 12 лет всего около 600 человек. Формально репатриация продолжается, но  желающих отправиться жить на Север практически нет.   Таким образом, репатриация корейцев, бурно начавшаяся в самом конце 1950-х годов, резко снизилась до 1-2 тыс. человек в год в 1960-х гг., затем упала до нескольких сотен в 1970-х и до нескольких десятков человек в 80-х годах.

Поскольку подавляющее большинство корейцев в Японии прибыли из южных провинций, то их переезд в Северную Корею не был репатриацией, принимая во внимание, что Север и Юг стали раздельными государствами, хотя и происшедшими из того, что считалось одной страной с единой нацией. Именно в этом смысле термин «репатриация» – «квигук» (kwiguk– «возвращение на родину») и акт использования этого термина несет в себе политическое значение. Интересно отметить, что японский Красный крест использовал иной термин «хикияге» (hikiage), который можно перевести как «репатриация», но и как «эвакуация» или «выселение». Оппоненты ”Чхонрёна”, миндановцы (재일본대한민국민단), называли репатриацию на Севере «пуксонг»- (puksong), что означает «отсылка на Север». Если  «хикияге»  подразумевает движение людей назад к прежнему месту жительства, что не соответствовало действительности, то «пуксонг» содержала коннотацию определенной степени принуждения типа депортации, как будто репатриантов посылали на Север против их воли. «Чхонрён» (재일본 조선인 총련합회) использовал термин «квигук», хотя технически это не было возвращением на родину в плане места происхождения. Однако, учитывая, то что «Чхонрён»  называл Северную Корею «матерью-родиной»,  исход корейцев из Японии можно законно рассматривать как репатриацию.

재일본조선인총연합회(조총련)의 창설

В течение двух послевоенных десятилетий правительство Южной Кореи считало, что вопросы, касающиеся корейцев в Японии, попадают в сферу ответственности японского правительства. Например, оно отказалось принять корейцев, подлежащих депортации, вследствие чего задержанные находились продолжительное время в переселенческих лагерях на Юго-Западе Японии. Южнокорейское и японское законодательство о гражданстве одинаково основывались на принципе родства по отцовской линии, а не по месту рождения или материнской линии. Исходя из этой позиции, можно считать, что корейцы, чье происхождение по отцу относилось к Южной Корее, потенциально представляли собой южнокорейских граждан. Но на практике, южнокорейское правительство не уделяло внимания оставшимся в Японии корейцам, полагая, что они сделали свой выбор, не вернувшись на Юг с основной волной официальной репатриации. Северокорейское правительство, напротив, постоянно утверждало, что корейцы в Японии являются ее гражданами и поощряло их репатриацию.

Северокорейский режим, использует репатриацию корейцев из Японии в качестве козыря в своей идеологической борьбе, как доказательство преимущества своей страны и проводимой ею политики. 16 декабря 1999 г. в Пхеньяне и Токио прошли торжественные заседания в честь 50-летия «великого исхода нации из капитализма в социализм». «Нодон синмун» в своей передовой статье писала, что репатриация корейцев является «историческим событием человечества 20 века», олицетворяющей «великую победу бессмертных идей «чучхе» отца корейской нации Ким Ир Сена» и т.д.

 

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментариев пока нет, но вы можете оставить первый комментарий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Translate »