Романтика эпохи перемен или время больших надежд

Поэт Угай Де Гук.

Поэт Угай Де Гук.

 Владимир ЛИ

История фотографии, или фотография с историей        

Это фото нашего аксакала Угай Де Гука я сделал в 1989 году в районе парка имени Тельмана в Ташкенте, за несколько лет до кончины поэта. Помню, в тот день в вышеупомянутом парке  собралось несколько сот (а может и тысяч – ведь никто не считал!) наших соплеменников. На праздник межреспубликанской газеты «Ленин кичи» собрались не только жители Ташкента и столичной области. Приехали гости из многих регионов Узбекистана,  а также  из Алма-Аты, где и по сей день дислоцируется редакция.  Это был один из тех первых больших – и по широте охвата,  и по  значимости –  проектов, которые были успешно осуществлены  республиканским оргкомитетом по созданию корейского культурного центра во главе с профессором Сергеем Михайловичем Ханом. А поскольку штаб оргкомитета размещался  на тот период в ташкентском корпункте газеты «Ленин кичи» (ныне  «Корё ильбо»), то и основная нагрузка по подготовке этого праздника легла на плечи ее собственных корреспондентов  Владимира Кима (инициатора создания культцентра), Брутта Кима, Вячеслава Ли, фотокора Виктора Ана и автора этих строк.

О празднике том  не так давно упоминалось  на сайте «Коре сарам» в поистине бесценных (для истории диаспоры) фотографиях Виктора Ана.  Городской парк, чарующе расцвеченный багрянцем  увядающих деревьев и осенним листопадом,  возбужденно шумел людским многоголосьем, удивленно взирал на сотни и сотни очень схожих  между собой лиц, объединенных  одной  национальной принадлежностью.  Огромное, живое море людей… Чудилось, что находишься  в одном из шумных городских парков  на далеком Корейском полуострове, где  каждый, даже самый дальний закуток наполнен смехом, весельем и волнительной, всепоглощающей радостью от многоликого, дружеского  общения с себе подобными!  Так всеохватно,  так  завораживающе  наивно и доверительно  зарождалась  в Ташкенте четверть века назад  романтика эпохи  перемен…

Угай-сенсяним , как всегда моложавый и подтянутый,  в идеально отутюженном костюме и безупречном галстуке, в своей традиционной шляпе, сидел за столиком в кафе в самом углу парка и тоже, совсем  по-детски,  радовался происходящему. Видно было, что он заворожен общим весельем, и ему, разменявшему уже восьмой десяток и очень соскучившемуся по родным лицам, языку и культуре, очень даже по душе этот не совсем обычный,  чисто корейский праздник.  Восточный колорит  торжеству придавало  не только большое скопление наших  соотечественников  в одном месте. Радовали глаз и внешнее оформление парка, и выступавшие на открытых площадках  профессиональные и самодеятельные артисты.  Вслед за нашими известными певицами Галиной Шин и Софьей Тен со своими сольными номерами выступали и артисты Пхеньянского ансамбля песни и танца (художественный руководитель Сон Сок Хван), гастролировавшие той памятной осенью  по городам и весям Узбекистана.  Ансамбль был приглашен на гастроли оргкомитетом по созданию культцентра,  дал десятки концертов в Ташкенте, Самарканде, Бухаре, Карши,  других городах.

Как раз перед самым праздником в одном из ташкентских издательств вышла очередная книжечка стихов Угай Де Гука на русском языке. Книжечка была маленькая,  в 35-40 страниц, где поместилось всего около двух десятков стихотворений. И с обложки, и со страниц на читателя глядели смешные, симпатичные мордочки разных зверей – Угай Де Гук писал стихи для детей.  Правда, писал он их на своем родном, корейском языке, что по тем временам было за рамками общего понимания  и здравого смысла (ведь наши дети вообще не знали корейский!).  И самое интересное – его переводили на русский язык известные узбекские поэты, с которыми его связывало не только членство в Союзе писателей  Узбекистана, но и  многолетняя личная дружба.

Конечно, любому писателю или поэту хочется узнать мнение коллег о своем творчестве. Вот и Угай-сенсяним часто приходил в корпункт в рабочее время и, видя нашу занятость, садился где-нибудь в уголке и терпеливо дожидался, когда мы освободимся от текущих дел. Это сегодня, спустя какое-то время, понимаешь:  он ждал от нас, корреспондентов  родной корейской газеты, доброго слова, понимания,  объективной оценки своего поэтического труда.  Он даже пытался угощать нас обедом в издательской столовой, приглашал к себе домой на окраину города Янгиюля на званый ужин. И все потому, что его душа, душа поэта, требовала общения с близкими ему по духу и менталитету людьми. Но мы на тот период, занятые текучкой будничных, неотложных дел, в разговорах с ним вежливо отделывались двумя-тремя дежурными фразами, не догадываясь, что своим невниманием наносим его душе боль и обиду…

Да, это было действительно время больших надежд. Романтика эпохи перемен втянула в свою орбиту сотни, тысячи людей, поверивших  в свое счастливое будущее. Насколько сбылись эти ожидания – покажет время. Сегодня же, вспоминая нашу недавнюю историю, людей, стоявших  у истоков корейского возрожденческого движения, мы должны,  мы обязаны отдать дань глубокого уважения и огромной признательности их благородному, бескорыстному труду, их великому патриотизму. И назвать имена тех, кого уже нет рядом с нами. Это, в первую очередь, дочь репрессированного в 1937 году писателя Тё Мен Хи – Валентина Менгхиевна Тё и ее супруг Тимофей Макарович Ким – ни одно сколь-нибудь важное мероприятие не проходило без их активного участия. Тимофей Макарович в начале девяностых скоропостижно скончался, а Валентина Менгхиевна еще долгие годы вносила свой посильный вклад в сохранение нашей национальной культуры, ее стараниями была открыта Мемориальная комната в Музее имени Алишера Навои, а впоследствии создано Литературное общество Те Мен Хи, которое успешно функционирует по сей день. В числе активистов были музыкант Николай Давыдович Ли, педагог Владимир Филиппович Кан, кинооператор Ким Гым Нян, председатель колхоза Ким Сан Бин, а также ныне здравствующие художник Владимир Сергеевич Ан, певицы Галина Шин и Софья Тен,  певец Валентин Хан, адвокат Владимир Дмитриевич Ким, балерон Владислав Егай, журналист Валентин Харитонович Пан и многие-многие другие.

Нельзя не вспомнить сегодня добрым словом и тех, кто стоял у истоков корейского возрожденческого движения в областях республики: В Фергане – Ревмира  Ляна, в Самарканде – Николая Мина и Владимира Цоя, в Джизаке – Климента Ана, В Бухаре – Виталия Чжена, в Карши – Ким Ман Гира, в Нукусе – Алексея Тюгая и многих-многих других, усилиями которых  поднималась из небытия наша национальная культура в Узбекистане.

Честь и хвала им!

На снимке: поэт Угай Де Гук.

Фото автора.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »