Россия – Корея: взгляд из прошлого в настоящее

logo2_1 (1)
А. Торкунов, В. Денисов

7 июля 2004 г. (25 июня по старому стилю) исполнилось 120 лет со дня установления официальных связей между Российской Империей и Королевством Корея. За более чем вековой период история двух соседних государств была насыщена крупными событиями, сменой экономических формаций и политических систем, борьбой народов России и Кореи против чужеземцев, за самостоятельное и независимое развитие. Исторически сложилось так, что к середине XX в. после окончания Второй мировой войны на Корейском полуострове образовалось два государства: Корейская Народно-Демократическая Республика и Республика Корея. Каждая из них встала на собственный путь развития в соответствии с целями, провозглашенными правящими элитами. А цели эти были сформулированы под непосредственным воздействием стран-победителей во Второй мировой войне: на Севере – СССР, на Юге – США, что привело к конфронтации на Корейском полуострове, которая вылилась в кровопролитную войну 1950-1953 гг. В той войне не было победителей. В проигрыше оказался, прежде всего, корейский народ. Не снискали лавры в войне и союзники двух Корей – СССР и США.

В начале 90-х годов XX в. в мире произошли крупные изменения, которые затронули и Корейский полуостров. Советский Союз установил в сентябре 1990 г. дипломатические отношения с Южной Кореей, Москва отказалась от односторонней ориентации на Северную Корею. На рубеже веков корейская политика России приобрела необходимую взвешенность, сбалансированность. Такая политическая линия отвечает национально-государственным интересам самой России, интересам мира и безопасности на Корейском полуострове, во всей Северо-Восточной Азии.

Рассмотрим подробнее историю становления российско-корейских отношений, начиная со второй половины XIX в., политику Российской Империи в Корее в тот период. Делая экскурс в 120-летнюю историю отношений России и Кореи, попытаемся проанализировать нынешнее состояние и перспективы сотрудничества Российской Федерации с двумя корейскими государствами, современную российскую политику на Корейском полуострове.

НЕКОТОРЫЕ СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ РУССКО-КОРЕЙСКИХ ОТНОШЕНИЙ

Россия, в отличие от США, Великобритании, Японии и других крупных капиталистических государств, не спешила с установлением официальных дипломатических и торговых отношений с Кореей. Во второй половине XIX в. российская дипломатия исходила из необходимости сохранить статус-кво в Корее и вокруг нее, обеспечить независимость корейского государства. Правительство Российской Империи понимало, что в условиях отдаленности вновь приобретенных территорий Приамурья и Приморья и невозможности эффективно контролировать новые границы важно укрепить мирный порядок в этом районе. А это означало не допустить военных столкновений с Англией, США, Японией и другими странами, стремившимися к расширению сферы своего влияния, захвату новых владений на Дальнем Востоке, в том числе Корейского полуострова.

Особую активность в отношении Кореи проявляла Япония. Правящие круги этой страны оказывали все возрастающее давление на корейское правительство с тем, “чтобы склонить его к признанию вассальной зависимости от Японии и заключению соответствующего договора…”. Правительство России устами канцлера A.M. Горчакова выразило обеспокоенность попытками Японии навязать Корее дипломатические отношения. A.M. Горчаков в послании генерал-губернатору Восточной Сибири в апреле 1871 г. пишет, что “мы не можем сочувствовать завоевательным замыслам Японии и водворению там японской власти”1. Выступая против захватнических планов Японии и других государств в отношении Корейского полуострова, Россия продолжала проводить выжидательную политику относительно Кореи, считая, что такой курс не только отвечает интересам самого российского государства, но и способствует сохранению независимости Кореи.

Подписание Канхваского договора между Кореей и Японией (февраль 1876 г.), который положил начало колонизации Корейского полуострова, не заставило российское правительство отказаться от проведения “выжидательной” линии. В правящих кругах России полагали, что скорректировать корейскую политику следует только в том случае, если другие государства последуют примеру Японии и подпишут с Кореей аналогичные договоры.

Такая линия поведения России в корейских делах до и после “открытия” Кореи Японией была вполне понятной. Как считает известный российский историк профессор Б.Д. Пак, “уступчивая политика” России в корейском вопросе в тот период объяснялась тем обстоятельством, что “силы и внимание России были прикованы к бурно развивающемуся кризису в связи с событиями на Балканах и надвигающейся русско-турецкой войной”2.

После “японского открытия” Корейского полуострова последовало установление дипломатических отношений Кореи с США (1882 г.), Англией и Германией (1883 г.). Эти договоры также были неравноправными, ущемляли суверенитет корейского государства.

Озабоченное усилением влияния в Корее крупных держав правительство Российской Империи принимает решение пересмотреть свою “выжидательную политику” и пойти на установление официальных отношений с корейским государством. Поручение провести переговоры и подписать договор было дано К.И. Веберу, причем текст документа, как подчеркивалось в указаниях Веберу, должен быть аналогичен англо-корейскому и германо-корейскому. В инструкции российского МИД указывалось, что необходимо “поспешить с заключением договора и стать на первых порах в Корее по крайней мере на равной с другими державами ноге с тем, чтобы не остаться в стороне, если бы страна эта была втянута в осложнения и в сферу чужих интересов. С установлением постоянного представительства нашего в Сеуле для нас открывается возможность дать отношениям нашим с Кореей направление, наиболее соответствующее русским интересам…”3.

Наиболее деликатным вопросом, который предстояло решить Веберу, был вопрос, связанный с вассальными отношениями между Кореей и Китаем. Русскому посланнику было дано указание избегать любого упоминания в переговорах по этому поводу. Очевидно, это был очень правильный ход российской дипломатии. Китай, как известно, выступал против сближения Кореи и России. Особенно в этом усердствовал видный китайский сановник Ли Хунчжан, который пытался убедить корейского вана (короля) Коджона в “захватнических” намерениях России в Корее. Корейцы выражали недовольство таким поведением Ли Хунчжана и настойчиво стремились к заключению договора с Россией, видя в нем возможность избавиться от китайского нажима, проявить самостоятельность. Король Коджон в письме российскому императору следующим образом характеризовал отношения Кореи с Китаем: “Корея до сего времени есть страна, подвластная (вассальная) Китаю, но с древнейших времен в делах ее внешних сношений король самодержавен”4

В инструкции К.И. Веберу содержалось важное указание убедить короля Коджона в том, что Россия готова оказать своему соседу “действенное, как нравственное, так и материальное содействие, если бы наступили обстоятельства, которые могли бы грозить независимости и целостности этой страны”.

Проведя в Сеуле в течение недели переговоры с представителями корейского правительства, Вебер 7 июля 1884 г. подписал русско-корейский договор о дружбе и торговле. Со стороны Кореи подпись под документом поставил президент Коллегии иностранных дел Ким Бен Си. Заключение российско-корейского договора имело историческое значение для обоих государств. Договор способствовал расширению двусторонних связей в политической, экономической, военной и других областях. В России, однако, договор вызвал неоднозначную реакцию со стороны некоторых промышленных и торговых кругов, особенно Восточной Сибири и Приморья. Губернаторы этих регионов настаивали на включении в текст договора статьи о сухопутной торговле с Кореей, утверждая, что открытие корейских портов не принесет России дивидендов ввиду слабости русского торгового флота.

Заключив договор с Россией, правящая группировка во главе с королем Коджоном, которая составляла так называемую русскую партию, смогла заметно усилить свои позиции внутри страны и курс на сохранение независимого развития корейского государства. Корейский ван высоко оценил договор. В письме российскому императору он пишет: “Я, король Кореи, сим положительно утверждаю, что с моей стороны все статьи договора будут исполнены со всей справедливостью и истиной, согласно моей самодержавной власти и законам международного права”5. Как свидетельствует история, именно этот договор в значительной степени способствовал тому, что Корея в течение более 25 лет смогла противостоять притязаниям Японии, сохранять свою государственность и независимость.

И для российского государства договор о дружбе с Кореей стал важным политическим документом, учитывая нарастание реальной угрозы российским интересам на Дальнем Востоке со стороны крупных капиталистических стран. В тот период США, Англия, Япония, Германия реально стремились превратить Корею в плацдарм враждебных России сил6. Заключив договор с Кореей, царское правительство тем самым предотвратило использование этими странами территории Корейского полуострова в антироссийских целях. Отход России от “выжидательной политики” позволил ей занять в Корее более прочное положение.

Спустя четыре года после заключения договора о дружбе Россия и Корея 8 августа 1888 г. подписали “Правила для сухопутной торговли” на общей границе. Как и в случае с договором, крупные капиталистические государства противились заключению российско-корейского торгового соглашения. Переговоры шли медленно из-за вмешательства Англии, Германии, США. Представители западных стран в Сеуле пытались запугать корейцев “российской угрозой”.

Китай также препятствовал подписанию торговой конвенции. Китайский представитель в Сеуле Юань Шикай, с мнением которого вынужден был считаться корейский ван, оказывал сильное противодействие открытию торгового пункта России на северо-востоке Кореи.

Несмотря на все преграды, торговые правила стали действовать. Для русской торговли был дополнительно открыт порт Кёнхын. Правительство России имело право учредить консульство и вице-консульство. Заметно расширены права русских подданных в Корее (покупка и продажа земли, поездки по стране и т.д.). Однако объем торговли между Россией и Кореей оставался небольшим. В 1888 г. торговый оборот составлял всего 19.8 тыс., в 1898 г. – 9.2 тыс., в 1890 г. – 9.7 тыс. долл.7

1890-е годы были очень трудными для Кореи. Острые внутренние противоречия, борьба за власть различных кланов и партий, тяжелая экономическая ситуация ослабляли страну перед лицом надвигавшейся опасности потери независимости, подчинения иностранной державе. Японо-китайская война 1894-1895 гг. еще больше разорила Корею. Усилия русской дипломатии не допустить войны между Японией и Китаем не имели успеха. Военные действия происходили на территории Кореи в условиях широкого крестьянского восстания. Последователи восточного учения “тонхак” подняли крестьянские массы против феодалов, продажных чиновников. Затем восстание переросло в войну против попыток Японии закабалить Корею.

Трагическая гибель королевы Мин (1895 г.), сформирование прояпонского правительства и фактический арест короля Коджона поставили Корею на грань полной потери независимости. Вот как описывает действительный статский советник Вебер трагедию с королевой Мин: “На рассвете 26 сентября 1895 г. обученные японцами корейские солдаты, пятьдесят японцев, большей частью вооруженные саблями, единовременно с японскими солдатами, на виду у них, ворвались во дворец убить королеву. Она скрылась из дворца; дальнейшая судьба ее и местопребывание неизвестны.

Несколько фрейлин, министр Двора, один генерал, около десяти солдат убиты; в убийстве женщин участвовали исключительно японцы”8.

К.И. Вебер направил несколько телеграмм в МИД России, где подробнейшим образом сообщил о разыгравшейся трагедии, разоблачая японцев в их преступлении. “Японцы, – пишет поверенный России, – ворвались в комнату, где находились королева и дамы. Министр двора бросился им навстречу, встал между ними и королевой и поднял руки, прося пощады. В ту же минуту ударом сабли ему отрубили обе руки, и он упал, истекая кровью. Японцы бросились на женщин, крича: “Где королева?”. Все фрейлины отвечали, что королевы здесь нет. В это время королева побежала по коридору, за ней один японец, который и успел схватить ее, бросил на пол, вскочил ей на грудь и, три раза придавив ногами, убил (заколол).

Старшая из фрейлин закрыла королеве лицо платком, и через некоторое время японцы ее унесли в находящуюся вблизи рощу. Больше фрейлина ничего не могла видеть, но один из дворцовых служителей говорил ей, что видел, как японцы сожгли королеву”9.

Устранив королеву Мин, японцам на время удалось фактически полностью подчинить Корею, ибо королева Мин “всегда была безусловно предана России”. По словам Вебера, она “умна, очень энергична, понимала необходимость реформ, но отнюдь не через японцев”10.

Обстановка в Корее в этот период резко осложнилась. В стране нарастало антияпонское движение. Прорусская партия в правящих кругах Кореи заметно активизировалась, выражала желание искать поддержки России в борьбе против Японии. Корейский король просит оказать ему помощь с тем, чтобы покинуть “осажденный японцами дворец”. В записке, переданной Коджоном российским дипломатам, он пишет следующее: “С сентября месяца меня неотступно окружает шайка изменников. В последнее время перемена прически по иностранному образцу стала повсеместно вызывать восстания. Изменники могут воспользоваться случаем, чтобы погубить меня и моего сына. Вместе с наследником я намерен бежать от ожидающей меня опасности и искать защиты в Русской Миссии. Как думают об этом оба Посланника? (Вебер и Шпейер. – Прим. авторов). Если согласны, то я воспользуюсь одной из следующих ночей, чтобы тайком пробраться в Миссию. О дне уведомлю особо. Другого средства спастись у меня нет. Глубоко надеюсь, что оба Посланника готовы оказать мне покровительство и защиту”11.

Российское правительство выразило согласие с просьбой Коджона. 30 января 1896 г. “во двор Миссии внесли пару закрытых женских носилок, в которых сидели переодетые в женское платье король и старший сын его”12. Большую роль в переходе короля Кореи в российскую миссию сыграл Ли Бом Чжин, человек, преданный Коджону, активно выступавший за укрепление связей Кореи с Россией, видевший в нашей стране последовательного сторонника самостоятельного развития корейского государства. Впоследствии он будет назначен поверенным в делах Кореи в Российской Империи.

В первые часы пребывания в русской миссии Коджоном были подписаны воззвания к народу, в которых он объяснял причины, побудившие его к бегству из дворца, и призывал народ к спокойствию и порядку. Кроме того, король подписал ряд указов о назначении новых министров.

В телеграмме князю А.Б. Лобанову-Ростовскому 30 января 1896 г. поверенный в делах России в Корее Шпейер пишет, что “мирный переворот, произведенный королем при нравственной поддержке Императорской Миссии, можно считать, таким образом, безусловно и благополучно удавшимся. Народ вне себя от радости и восторга…”13.

События 1896 г., в результате которых пало прояпонское правительство Ким Хон Чжипа, заметно подорвали влияние Японии в Корее, отодвинули опасность потери Кореей своей независимости и одновременно усилили позиции России на Корейском полуострове. Как справедливо отмечает видный исследователь политики России в Корее в XIX в. Б.Б. Пак, “это была настоящая победа российской дипломатии”14.

Новое корейское правительство, сформированное после бегства Коджона в русскую миссию, и сам король обратились к правительству России с просьбой направить в Корею русских военных инструкторов для создания новой корейской армии. Русские инструкторы провели большую работу по обучению корейских военнослужащих, в том числе королевской охраны. Вот как характеризует деятельность русских военных инструкторов в Корее полковник Генерального Штаба Путята: “Русское инструкторство в Корее, обнаружив с первых же дней свою состоятельность даже в тех скромных размерах, в каких оно было начато, принесло пользу с одной стороны, содействуя умиротворению страны, с другой – высоко подняло русский престиж”15.

С тем, чтобы избежать японского порабощения, Коджон неоднократно ставил вопрос об установлении российского покровительства над Кореей. Царское правительство, не желая идти на дальнейшее обострение отношений с Японией, не приняло предложения Коджона об установлении протектората. Россия пошла на заключение в 1896 г. двух соглашений с Японией (Вебер-Комура и Лобанов-Ямагата), в которых зафиксированы равные юридические права России и Японии в Корее. Понятно, что эти документы носили компромиссный характер и вызвали негативную реакцию со стороны корейского правительства. Однако главная забота России состояла в том, чтобы оградить независимость Кореи, сохранить ее государственность.

В церемонии коронации Николая II в июне 1896 г. принимала участие корейская делегация во главе с Мин Ён Хваном, которая провела переговоры с министром иностранных дел России Лобановым-Ростовским и передала памятную записку с предложениями (всего пять) корейского правительства по развитию двусторонних отношений, в частности, о направлении в Корею русских военных инструкторов, предоставлении корейскому правительству займа и др. В ходе трехмесячных переговоров Мин Ён Хвану был вручен письменный ответ на пять корейских предложений, суть которого сводилась к следующим пунктам.

“I. Король, во время пребывания своего в Русской Миссии, охраняется русской стражей. Он может оставаться в Миссии, сколько сам сочтет нужным и удобным; если же воспоследует возвращение Короля в свой дворец, то Русское Правительство может принять на себя нравственное ручательство за его безопасность. Русский отряд, находящийся ныне в Миссии, останется там в распоряжении Русского Посланника и, в случае надобности, может даже быть усилен.

II. Для решения вопроса об инструкторах, в Сеул будет отправлен в ближайшем времени высокопоставленный и опытный русский офицер, которому Русское Правительство поручит вступить в переговоры с Корейским по сему предмету. Сказанному офицеру будет прежде всего поручено заняться вопросом о сформировании отряда телохранителей Короля. Такое же опытное лицо будет командировано из России для изучения экономического положения Кореи и для выяснения необходимых финансовых мер.

III. Вопрос о присылке русских советников для оказания содействия Корейскому Правительству разрешается предшествующим пунктом. Подобными советниками, очевидно, будут служить, под руководством Русского Посланника, упомянутые выше доверенные лица по военной и финансовой частям.

IV. Заключение займа Корейским Правительством будет иметься в виду, как скоро выяснится экономическое положение страны и потребности Правительства.

V. Русское Правительство соглашается на соединение своих сухопутных телеграфных линий с Корейскими и окажет этому делу зависящее от него содействие”16.

Как видно, правительство России в целом удовлетворительно ответило на корейские предложения, хотя Мин Ён Хван добивался еще более твердых российских заверений и скорейшего выполнения своих просьб.

Далее в отношениях России и Кореи произошли события, которые заметно ослабили двусторонние связи, а также позиции России на Корейском полуострове. Из Кореи были отозваны русские военные инструкторы, финансовый советник К. А. Алексеев, прекратил свое существование русскокорейский банк. Царское правительство, переориентировав свою дальневосточную политику на Китай и Маньчжурию, пошло на новые компромиссы с Японией но корейскому вопросу. В подписанном в апреле 1898 г. Токийском протоколе (“Протокол Ниси-Розена”) Россия признала за Японией решающую роль в торговле с Кореей.

Ослабление позиций России в Корее связано также с внутренними обстоятельствами в этой стране. Хотя в России считали короля Коджона “единственно преданным нам человеком в Корее”, но его “преданность была относительной”. Коджон маневрировал, не обладая серьезным влиянием среди своих сановников. Он неоднократно обращался к Франции, Англии, Германии с просьбой направить военные контингенты и корабли для поддержки своего правления. Из донесения Шпейера графу М.Н, Муравьеву понятна общая обстановка в Корее. “То безобразное состояние, – пишет русский посланник, – в котором находится в настоящее время Корея, высшие классы коей, не исключая Короля, возводят взятки на степень необходимого, если не единственного фактора внутренней политики, тот поголовный обман и та беспросветная ложь, которые царят ныне во всех слоях корейского общества, приводят меня к тому грустному убеждению, что никакие старания наши не смогут поставить нашу несчастную соседку на ту нравственную высоту, ниже которой самостоятельное существование государства немыслимо и не может быть допущено его соседями”17.

В конце XIX в. Япония заметно укрепляет свои экономические и политические позиции в Корее. В корейских правящих кругах усиливается прояпонская группировка. Авторитет России в Корее слабеет. Негативную роль в ослаблении русско-корейских отношений сыграла “безобразовская шайка” (группа A.M. Безобразова), по настоянию которой к корейской границе были подтянуты русские войска для “охраны” лесных концессий, что вызвало резкую реакцию Японии, Эти действия России были восприняты в Японии как угроза ее экономическим интересам в Корее и Маньчжурии.

Прояпонски настроенной правящей группировке Кореи удалось убедить Коджона в “агрессивных” намерениях России на Корейском полуострове. Попытки Вебера разубедить корейского императора успеха не имели.

Нарастание русско-японских противоречий в начале XX в. в конечном итоге привело к войне 1904-1905 гг., которая завершилась поражением России, Русское поражение значительно подорвало российские интересы в Корее и в целом на Дальнем Востоке. Попытки российской дипломатии на Портсмутской конференции (август 1905 г.) сохранить суверенитет Кореи, отстоять ее государственность были отвергнуты Японией. Тем не менее, в протоколе к договору удалось записать, что Япония будет принимать меры, касающиеся суверенитета Кореи “по соглашению с корейским правительством”. Япония не выполнила взятое на себя обязательство и вскоре установила протекторат над Кореей (ноябрь 1905 г.). А спустя пять лет полностью аннексировала ее.

Россия в июле 1910 г. подписала с Японией политическое соглашение, в секретном протоколе к которому указывалось, что Россия “не будет препятствовать никоим образом дальнейшему укреплению и развитию специальных интересов Японии в ее сферах влияния”18. Эта фраза использовалась Японией как согласие России с аннексией Кореи. Такая российская позиция была вполне объяснимой. Осложнение международной обстановки в Европе, приближавшаяся Первая мировая война требовали проявления выдержки, недопущения напряженности на дальневосточных границах России. В сложившихся в тот период условиях действия российской дипломатии отвечали национально-государственным интересам России и были направлены на укрепление мирных отношений с соседней Японией.

Военная и экономическая слабость России на Дальнем Востоке не позволила ей проводить более решительную политику в корейском вопросе.

Нельзя не видеть, что основная ответственность за потерю Кореей своей государственности лежит на правящих кругах этой страны. Раскол в правящей элите, наличие в ее рядах сильной прояпонски настроенной группировки, колебания корейского монарха ослабляли позиции тех, кто стремился к сохранению и укреплению независимости корейского государства.

Негативное влияние на умонастроения населения Кореи, правящего класса в том, что касается отстаивания самостоятельного развития государства, сыграла идеология “садэчжуый” (“низкопоклонство”). Продолжительный период формального владычества Китая над Кореей заложил в сознание корейского народа, правящих кругов неверие в собственные силы, воспитывал в людях чувство неспособности решать проблемы страны без иностранной помощи, без вмешательства извне. Идеология “садэчжуый” фактически разоружала корейский народ перед лицом иностранной агрессии, подрывала его веру в способности отстоять государственность Кореи, ее независимое развитие.

Сорок лет продолжалось японское колониальное господство в Корее. Все эти годы корейский народ вел мужественную борьбу за свободу и не зависимость своей страны. В августе 1945 г. освобождение Корее от японского колониального угнетения принесла Советская Армия.

После 1945 г. развитие событий на Корейском полуострове, к сожалению, пошло по конфронтационному сценарию. На полуострове было создано два корейских государства – Республика Корея (РК) и Корейская НародноДемократическая Республика (КНДР). В течение почти 60 лет обстановка в Корее остается напряженной. В 1950-1953 гг. между Севером и Югом Кореи разразился военный конфликт. Корейская война принесла неисчислимые бедствия и страдания народу КНДР и РК. В последующие годы развитие ситуации на Корейском полуострове оставалось также на грани нового военного конфликта. В 90-е годы XX в. на полуострове возник ядерный кризис. В октябре 2002 г. разразился новый кризис вокруг северокорейской ядерной проблемы.

Россия последовательно стремится к укреплению основ мира и безопасности на Корейском полуострове, активно поддерживает межкорейское примирение, конкретными шагами способствует политическому урегулированию проблем полуострова, ликвидации там очага напряженности.

РОССИЯ-РЕСПУБЛИКА КОРЕЯ:
КОНСТРУКТИВНОЕ ПАРТНЕРСТВО И ВЗАИМОВЫГОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО

Исторически сложилось так, что Россия и Республика Корея установили дипломатические отношения около 15 лет тому назад (30 сентября 1990 г.). За столь короткий период обеим странам удалось добиться немалого. Окрепла договорноправовая база двусторонних отношений. В 1992 г. заключен Договор об основах отношений РФ и РК. Это – базовый документ, в котором зафиксированы основополагающие принципы отношений. При этом подчеркнуто, что эти отношения должны строиться “на основе общих ценностей свободы, демократии, уважения прав человека и рыночной экономики”.

Россия и Южная Корея прилагают большие усилия для укрепления стабильности и безопасности на Корейском полуострове. На встречах министров иностранных дел РФ и РК в Москве (май 2004 г.) и в Сеуле (июль 2004 г.) детально обсуждена северокорейская ядерная проблема, подчеркнута важность ее мирного разрешения в рамках шестистороннего переговорного процесса (РФ, РК, США, КНР, КНДР, Япония). Министр иностранных дел России С. Лавров достаточно четко определил подход России к урегулированию ядерного кризиса на Корейском полуострове. “Мы, – сказал он, – хотим, чтобы шестисто-ронние переговоры завершились достижением договоренности о денуклеаризации Корейского полуострова в сочетании с предоставлением надежных гарантий безопасности КНДР и оказанием ей социально-экономического содействия”. Иными словами, договоренность должна иметь три составляющие – “денуклеаризация полуострова, гарантии безопасности КНДР и экономическая помощь ей”.

Россия поддерживает позицию КНДР – “замораживание в обмен на компенсацию”, рассматривая ее как первый важный шаг к денуклеаризации полуострова. Однако замораживание северокорейской ядерной программы, как считают в Москве, должно быть проверяемым, что означает проведение международных инспекций ядерных объектов КНДР (необходимо также составить список таких объектов).

Следующим этапом, как представляется, должно стать прекращение ядерной программы и ее полная ликвидация. Этот процесс следует сопровождать увеличением экономической помощи КНДР.

В дальнейшем важно будет договориться о мирном использовании атомной энергии со стороны КНДР, которая как независимое государство – член ООН имеет на это полное право. Однако она должна возвратиться в Договор о нераспространении ядерного оружия, восстановить сотрудничество с МАГАТЭ и подписать с Агентством дополнительный протокол об инспекциях. Такова в общих чертах позиция России по мирному урегулированию ядерного кризиса на Корейском полуострове.

К сожалению, ситуация вокруг ядерной проблемы обострилась после заявления Сеула о том, что в 2000 г. он проводил эксперименты по обогащению урана. И хотя со стороны южнокорейских властей последовали заверения, что это была разовая акция и что РК не намерена создавать ядерное оружие, Северная Корея отказалась от участия в 4-м раунде шести сторонних переговоров. Пхеньян потребовал от Сеула разъяснений по этому вопросу.

В Москве по данному поводу выражена надежда на то, что РК будет открыто и транспарентно сотрудничать с Москвой, чтобы снять все вопросы относительно истинной направленности проводившихся в Южной Корее ядерных экспериментов.

Проблема оружия массового уничтожения обсуждалась также во время визита Президента РК Но My Хёна в Москву в сентябре 2004 г. Руководители РФ и РК высказали общность подходов к мирному разрешению ядерного кризиса в рамках шестистороннего переговорного механизма. Президенты России и Республики Корея, как подчеркивается в политической декларации, принятой по итогам визита Но My Хёна в Москву, “подтвердили решимость обеих стран выступать за безъядерный статус Корейского полуострова”.

Россия и Южная Корея осуществляют взаимодействие и по другим актуальным проблемам современной международной политической жизни. Позиции Москвы и Сеула близки или совпадают по таким вопросам, как борьба против терроризма, укрепление стабильности и сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе, повышение авторитета и роли ООН и т.д.

В торгово-экономической области между РФ и РК в последние годы наметился определенный прогресс. Растет, хотя и недостаточно быстро, двусторонняя торговля (в 2003 г. товарооборот составил 4.2 млрд. долл.). Несколько активизировалось инвестиционное сотрудничество. В ходе июльской (2004 г.) встречи в Сеуле министры иностранных дел провели детальное обсуждение экономических вопросов. Стороны договорились активизировать работу Межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству, всемерно поощрять деятельность российско-южнокорейского делового совета.

Весьма плодотворно развивается сотрудничество в области автостроения. В 2003 г. в РФ было выпущено около 60 тыс. южнокорейских автомобилей. Начинается реализация нового автомобильного проекта стоимостью 150 млн. долл. Ульяновский автозавод и южнокорейский концерн “Хёндай” договорились о производстве в России 50 тыс. автомобилей в год19.

В ходе переговоров на высшем уровне в Москве был подписан ряд важных документов, нацеленных, прямо скажем, на прорыв в экономических отношениях между Россией и Южной Кореей. Кроме политической декларации, в которой нашли отражение общие позиции по важнейшим проблемам современного мирового развития, было заключено восемь соглашений. Среди них – соглашения о сотрудничестве и использовании космического пространства в мирных целях (первый южнокорейский космонавт будет подготовлен в России к 2007 г.), о сотрудничестве между ИТАР-ТАСС и агентством “Рёнхап “, о сооружении в Татарстане нефтеперерабатывающего и нефтехимического комплекса, о модернизации Хабаровского нефтеперерабатывающего завода. Заключено также кредитное соглашение. Общая стоимость “экономического пакета”, одобренного президентами РФ и РК, составляет более 4 млрд. долл.

Москва и Сеул прорабатывают проект соединения железных дорог Северной и Южной Кореи с выводом транскорейской дороги на Транссиб и строительство газопровода из Иркутска в КНР и РК.. Железнодорожный проект (стоимость около 3 млрд.долл.) позволит за год перевозить из Азии в Западную Европу и обратно до 1 млн. контейнеров. Иркутский газовый проект, несмотря на крупные затраты на его освоение (17 млрд. долл.), даст возможность РК получать ежегодно, начиная с 2008 г., по 10 млрд. м3 газа20.

Научно-технические связи между двумя странами развиваются весьма активно. Правовой базой здесь является Соглашение о научно-техническом сотрудничестве (1990 г.) и Декларация о торгово-экономическом и научно-техническом сотрудничестве (1996 г.). В настоящее время осуществляется более 50 совместных проектов в области лазерной технологии, биотехнологии, аэрокосмической промышленности и др. В Новосибирске действует российско-южнокорейский научный центр. Большое значение для дальнейшего расширения научно-технических связей имело бы заключение соглашения о распространении прав на промышленную и интеллектуальную собственность.

Россия и Южная Корея поддерживают постоянные контакты по военной линии. В 2002-2003 гг. министры обороны двух стран обменялись визитами. Подписано соглашение о предотвращении опасной военной деятельности на море. Российская сторона проявляет интерес к продаже РК военного имущества, боевой техники. Достигнута договоренность о том, что часть российского долга Сеулу будет погашена поставками из РФ военной техники. В счет погашения долга Россия уже поставила в РК 60 танков Т-80, БМП-3 (боевые машины пехоты) и другую военную технику.

В южнокорейской печати ведутся дискуссии о необходимости диверсификации импорта военного имущества. Думается, что закупка Сеулом российского военного оборудования, боевых самолетов, судов – выгодный бизнес для обеих сторон. Развивая военно-техническое сотрудничество с РК, Россия исходит из того, что оно не нарушает военный баланс на Корейском полуострове, не наносит ущерба ни одной из корейских сторон, общей стабильности и безопасности Северо-Восточной Азии.

Конечно, было бы ошибочно считать, что российско-южнокорейские отношения развиваются без проблем. Это естественно. За 15 лет трудно сразу преодолеть наследие почти 50-летней военно-политической конфронтации и идеологического противостояния. Но сделано на пути установления конструктивного партнерства и взаимовыгодного сотрудничества немало. Стороны преодолели периоды романтических надежд и несбыточных ожиданий, разочарований и даже охлаждения отношений. Сейчас Москва и Сеул трезво смотрят на двусторонние отношения, видят те факторы, которые сдерживают дальнейшее продвижение сотрудничества и препятствуют всестороннему расширению отношений. В этой связи важно, чтобы в Сеуле не требовали от России постоянного воздействия на КНДР, подталкивания Пхеньяна на те или иные шаги, в которых заинтересована южнокорейская сторона. У России есть собственные интересы, и именно ими она намерена руководствоваться. Нельзя стремиться к достижению тех или иных выгод за счет России, в ущерб ее отношениям с Северной Кореей.

Что касается экономического сотрудничества РФ-РК, то в его основе должен лежать принцип взаимовыгодности и только он.

При анализе политических аспектов российско-южнокорейских отношений представляется некорректным расставлять на первое, второе, третье и т.д. места соседей РК. Такой “расстановкой” любят заниматься южнокорейские политологи. Россия не претендует на пальму первенства здесь. Для Москвы важно, чтобы были соблюдены ее интересы на полуострове. А главный интерес для нас здесь – сохранение мира, стабильности, устранение очага напряженности у российских границ.

Вряд ли можно согласиться с точкой зрения южнокорейского политолога Хон Ван Сука, утверждающего, что “в сфере политики Россия в качестве традиционно заинтересованной в корейских делах стороны требовала соответствующую роль и долю наравне с США и Китаем, но Корея, оставаясь глухой к подобным требованиям России, продолжала настаивать на том, чтобы та (то есть РФ) оставалась надежным “меценатом” в делах установления мира на Корейском полуострове” 21 . Во-первых, Россия не требовала “ни роли, ни места”. Россия, как сосед Корейского полуострова, просто обязана быть вовлечена в разрешение кризиса, разразившегося у ее границ. Это вполне естественная реакция соседнего государства на решение проблем, непосредственно касающихся этого государства. Во-вторых, России не нужно быть в корейских делах меценатом. Это – не ее роль. Меценатство ни к чему для государства, чьи интересы затронуты непосредственно. Здесь нужно не меценатство, а реальная политическая линия, способная отвести угрозу национальным интересам государства. Именно такую линию в последние годы проводит Москва в корейском вопросе. Именно эта линия органично отвечает и интересам Южной Кореи, так как направлена на мирное разрешение кризисной ситуации.

За почти 15-летний период, прошедший после нормализации отношений, Россия и Южная Корея сделали крупный шаг в двустороннем сотрудничестве. Наши государства многое объединяет. Это – не только традиции исторического прошлого, но и современные ценности, стремление к укреплению конструктивного партнерства и взаимовыгодного сотрудничества.

РОССИЯ-КНДР: КУРС НА ДОБРОСОСЕДСТВО

Россия и КНДР после периода охлаждения, вызванного нормализацией российско-южнокорейских связей в конце 1990-х гг., восстановили нормальные отношения. Налажен стабильный политический диалог, в том числе на высшем уровне. Глава Российского государства впервые в истории отношений РФ (СССР) – КНДР нанес официальный визит в Северную Корею (июль 2000 г.). Москва и Пхеньян отошли от союзнических отношений, заключили новый Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве (февраль 2000 г.). Этот документ не несет в себе ни военных, ни политических, ни экономических обязательств. Он носит рамочный характер и фиксирует основные принципы российско-северокорейских отношений. Тем не менее, Договор символизирует начало нового этапа отношений, свободных от идеологических постулатов, и имеет целью развитие равноправных межгосударственных связей и сотрудничества.

Большое значение для продвижения отношений РФ-КНДР имели три встречи на высшем уровне. Пхеньянская (2000 г.) и Московская (2001 г.) политические декларации, подписанные в результате переговоров между В. Путиным и Ким Чен Иром, а также Владивостокские договоренности (2002 г.) создали хорошие предпосылки для наращивания политического и экономического сотрудничества.

Проведенные в Пхеньяне в июле 2004 г. переговоры министров иностранных дел РФ и КНДР были сфокусированы в основном на разблокировании ядерной проблемы. С.Лавров в беседе с руководителем Северной Кореи Ким Чен Иром заявил, что Россия “поддерживает предложение КНДР о замораживании ее ядерной программы взамен на компенсацию” 22

Пхеньян, как известно, позитивно оценил итоги третьего раунда шестисторонних переговоров по северокорейской ядерной проблеме, состоявшегося в Пекине в июне 2004 г. Но этот позитив обставлен рядом оговорок. В частности, в КНДР отвергли американское предложение о ликвидации в течение трех месяцев “всей” программы, включая производство обогащенного урана. Северокорейцы заявили о том, что такое предложение не может быть принято, поскольку в нем отсутствует “научный подход” и оно, по сути своей, нереально. Кроме того, Пхеньян не согласен с требованием США свернуть мирную атомную деятельность.

Если вести речь о российско-северокорейских экономических связях, то, к сожалению, они испытывают серьезные трудности. Объем двусторонней торговли едва превышает 100 млн. долл. (в 2003 г. – 130 млн. долл.). Инвестиционное сотрудничество практически отсутствует. Простаивает большинство предприятий, построенных при советском техническом содействии (их более 70).

Сдерживает экономическое сотрудничество проблема северокорейского долга РФ (8 млрд. долл.)

Небольшое по объему экономическое сотрудничество осуществляется между регионами российского Дальнего Востока и КНДР. Оно касается лесозаготовок в Амурской области. Около двух тысяч северокорейских рабочих заняты на заготовке древесины (в 2003 г. было заготовлено 1 млн. м3). В Приморском крае работает около трех тысяч северных корейцев, занятых в сельском хозяйстве, рыбной отрасли.

Россия в течение нескольких лет оказывает КНДР гуманитарную помощь. В 2003 г. эта помощь составила 10 млн. долл. В связи с взрывом на железнодорожной станции Рёнчхон в апреле 2004 г. МЧС России оказал КНДР срочную помощь. В июле 2004 г. Россия через ВПП поставила КНДР 35 тыс. т продовольствия на сумму 10 млн. долл.

Прорабатываются интересные взаимовыгодные проекты с участием РФ, КНДР и РК, в частности, проект соединения транскорейской железной дороги с Транссибом. Заслуживает внимания идея трехстороннего сотрудничества РФ-РК-КНДР в модернизации северокорейских промышленных объектов.

К сожалению, есть немало объективных и субъективных факторов, препятствующих активизации российско-северокорейских отношений. К их числу можно отнести глубокие различия в социально-экономическом и политическом развитии двух стран.

Заявление северокорейского представителя на сессии ГА ООН (сентябрь 2004 г.) о том, что Пхеньян уже “превратил в ядерное оружие” уран, полученный из своего атомного реактора, еще больше обостряет ситуацию вокруг ядерной проблемы Корейского полуострова, вызывает глубокую озабоченность всех государств, и прежде всего соседей КНДР. Понятно, устранение вышеназванных факторов позволило бы значительно расширить весь спектр российско-северокорейских отношений. Вхождение КНДР в активную политическую жизнь международного сообщества, осуществление глубоких внутренних преобразований в Северной Корее позитивно отразилось бы на общей ситуации на Корейском полуострове, во всей Северо-Восточной Азии.

Сегодня Российская Федерация развивает полнокровные отношения с обоими корейскими государствами, поддерживает идею мирного объединения Кореи. Вне всякого сомнения, придет время, когда Корея станет единой и корейский народ Севера и Юга снова будет жить в едином государстве. Россия поддерживает не только саму идею мирного объединения корейской нации, но и осуществляет практические шаги, ведущие к реализации этой идеи. При этом Россия исходит из того, что объединенная Корея будет демократическим государством, проводящим политику мира, добрососедства и сотрудничества.


1Цит. по: Пак Б.Д. Россия и Корея. М, 2004. С. 108.
2Там же. С 112.
3Копия с Высочайше утвержденной в 25 день Апреля 1885 г. секр. Инструкции Статскому Советнику Веберу. АВПРИ. Фонд “Японский стол”. Опись 493. Год 1884-97. Депо 214. Листы 28-28 с об.
4Цит. по: Пак Б.Д. Указ. соч. С. 133.
5Там же.
6Пак Б.Б. Российская дипломатия и Корея (1860-1888 гг.). Книга первая. М.-Ирк.-СПб., 1998. С. 64.
7См.: Пак Б.Д. Указ. соч. С. 188.
8Секретная телеграмма Действительного Статского Советника Вебера. Сеул, 27 сентября 1895 г. АВПРИ. Фонд “Японский стол”. Опись 494. 1895-96 гг. Дело № 6. Лист 57.
9 Показания второго сына короля, данные Его Высочеством со слов одной из фрейлин американскому поверенному в делах. АВПРИ. Фонд “Японский стол”. Опись 493. 1894-1895гг. Лист 145 с об.
10Секретная телеграмма Д.С.С. Вебера. Сеул. 17/19 ноября 1895 г. АВПРИ. Фонд “Японский стол”. Опись 493. 1895-96 гг. Дело 6. Лист 170.
11Перевод секретной записки Его Величества короля Корейского от 21 января 1896 г. АВПРИ. Фонд “Японский стол”. Опись 493. 1896 г. Дело 5. Лист 32.
12Там же. Лист. 27.
13Там же. Лист 31.
14Пак Б.Б. Российская дипломатия и Корея. Книга вторая. 1888-1897. М., 2004. С. 173.
15Копия с записки Генерального Штаба полковника Путята о Корее от 6 ноября 1897 г. АВПРИ. Фонд “Японский стол”. Опись 493. Год 1898. Дело 8. Лист 332.
16Копия с ответных пунктов Корейскому послу. АВПРИ. Фонд “Японский стол”. Опись 493. Год 1894-95. Дело 215. Лист 249 с об.
17Его Сиятельству графу М.Н. Муравьеву и пр., и пр., и пр. АВПРИ. Фонд “Японский стол”. Опись 493. Год 1897. Дело?. Лист 123.
18Пак Б.Д. Указ. соч. С. 405.
19См.: Коммерсантъ. 01-07.2004.
20См.: Коммерсантъ. 13.11.2003.
21Проблемы Дальнего Востока. № 6. 2003. С. 68.
22Коммерсантъ. 06.07.2004.

Мировая экономика и международные отношения. – 2005. – № 1.

Источник: https://www.torkunov.mgimo.ru/s_r-k.php

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »