Рядовые рабочей гвардии

Арина Шек

Кавалер орденов Славы трех степеней, волочильщица Чирчикского комбината тугоплавких и жаропрочных металлов Арина Шек (1988 год)

История диаспоры  в  лицах                                                                                             Владимир  ЛИ

Нынче всякий труд почетен –

Где,  какой ни есть.

Человеку по работе

Воздается честь…

Эти стихотворные строки из школьных учебников 60-70-х годов прошлого века, думается, на памяти у многих ветеранов, тех, кто своим самоотверженным трудом вписывал яркие страницы в летопись ударных дел того времени.

Четверть века тому назад в стране не было чисто мужских профессий – вместе с представителями сильного пола женщины трудились на самых трудных участках: спускались в забой, поднимались в космос, осваивали льды Заполярья, стояли у станков и мартеновских печей.

Наш нынешний рассказ о двух женщинах – представительницах диаспоры – как тогда говорили, рядовых рабочей гвардии, добившихся больших успехов в своей профессии. Давайте мы с вами вернемся на миг в ту далекую пору, окунемся в деловую атмосферу исторического времени, заглянем в цеха, где работали эти славные женщины,  воссоздадим рабочие фрагменты их будничного, каждодневного труда.

…КОГДА ВХОДИШЬ в этот внушительный по размерам цех, где в десятки рядов выстроились волочильные станки, невольно теряешься. Станков здесь сотни, они пышут жаром (станок работает при температуре 400-450 градусов), слышен мерный неумолчный шум. Воздух до предела накален, потому что кондиционеры не успевают перекачивать воздух.

Наша героиня, Арина Шек, работает в смене мастера Ольги Дудиной, кстати, самой лучшей в цехе. Вместе с ней они когда-то здесь начинали свою трудовую биографию. Прошли десятилетия, прежде чем пришли мастерство и опыт,  и им доверили работать с личным клеймом качества, когда  их станки стали выдавать продукцию только высшей пробы. Вольфрамовая проволока, сечение которой колеблется от миллиметров до нескольких десятков микрон, широко идет на нужды электронной и радиоламповой промышленности. Готовая продукция поставляется по десяткам адресов. И честь заводской марки – это не просто слова. Она отождествляется с высокой ответственностью и  делом чести каждого работника комбината – от рабочего до директора.

Мы  сидим с Ариной в бытовке во время обеденного перерыва и беседуем. Несмотря на беспрерывно работающие кондиционеры здесь довольно жарко – горячий воздух из цеха задувает во все щели, накаляя и без того знойную атмосферу. Говорит Арина мягко, искренне, без какой-либо рисовки. По-азиатски открытое, бесхитростное лицо, мягкая улыбка, придающая ей максимум женственности. На ней строгий темный рабочий халат, волосы схвачены легкой косынкой. Обращаешь внимание на натруженные руки, с густой сетью темных морщин из-за въевшейся машинной пыли и масла.

Расспрашивая на комбинате об  Арине Шек, услышал немало, сказанных в ее адрес, приятных эпитетов: золотая работница, авангард бригады, трудолюбивая, честная, добрая. К ней идут за помощью и советом. Не считаясь с личным временем, всегда поможет ближнему. А ведь дома – муж, двое сыновей, которым тоже нужно внимание. И она везде успевает.

Чирчикский комбинат тугоплавких и жаропрочных металлов свою первую продукцию выдал в начале 60-х годов. За этот период здесь выросло немало передовиков и новаторов производства. Среди них и волочильщица из седьмого цеха Арина Шек, проработавшая на предприятии более четверти века. С годами опыт и мастерство позволили ей стать многостаночницей – вместо шести по норме обслуживать двенадцать, а затем и восемнадцать станков. По итогам 1Х, Х и Х1 советских пятилеток она удостоена орденов Славы трех степеней, ей присвоено звание «Почетный металлург». А на самом переломном этапе в судьбе страны – на третьем году перестройки – ее кандидатуру выдвинут делегатом на Х1Х Всесоюзную партийную конференцию. Но это уже история, страницы которой мы не должны забывать…

Аппаратчица Самаркандского химического завода Людмила Цой (1990 год).

Аппаратчица Самаркандского химического завода Людмила Цой (1990 год).

В ДИСПЕТЧЕРСКОЙ стоял вибрирующий шум от работающих насосов. На щите управления вдруг загорелась красная лампочка, и раздался протяжный гудок, напоминающий трель дверного звонка.

Людмила Васильевна Цой, аппаратчик участка нейтрализации Самаркандского химического завода, взбежала по лестнице и, открыв дверь компрессорной, крикнула своей напарнице:

– Вера! Подними давление пара и добавь серной кислоты!

Спустя мгновение, лампочка погасла, и стрелки на приборах приняли привычное положение. Людмила Васильевна прошла вдоль всего щита, переключила тумблер автоматического режима работы, затем записала несколько цифр в вахтенную тетрадь.

– Вот, приняли только что смену, – говорит Людмила Цой. – Проверяем все параметры, чтобы не было отклонений. Пока идет все нормально.

Здесь, на участке нейтрализации, она работает в паре с Верой Алексеевной Трубициной. Что входит  в обязанности аппаратчика? Так просто об этом и не расскажешь. Ну, во-первых, сюда по трубам поступает из других цехов серная кислота, аммиак, другие компоненты. Все это тщательно замешивается в определенных пропорциях.  Причем,  здесь нужно строжайше соблюдать все технологические параметры: концентрацию кислоты, расход пара и аммиака, поддерживать на необходимом уровне давление и т.д. Готовая смесь – пульпа – по трубам перекачивается в цех аммофоса, где она проходит сложный технологический процесс, прежде чем превратиться в белоснежную россыпь мелких икринок – химические минеральные удобрения.

В смену эти две женщины замешивают и перекачивают до 1000 тонн пульпы. А поскольку химический завод дает продукцию круглосуточно, то здесь поочередно работают четыре смены.

Людмила Цой  трудится здесь более десяти лет. До этого переменила массу профессий: была машинисткой, разнорабочей, заведовала клубом, была инспектором отдела кадров, библиотекарем. Сюда попала совершенно случайно. Однажды женщина, у которой она снимала с детьми угол, Валентина Офицеркина,  привела ее к себе на химзавод и сказала:

Вот подучу тебя недельку-другую, и будешь вместо меня работать аппаратчиком. Хоть зарплату будешь получать приличную. Да и квартиру, глядишь, дадут по льготному списку, как одинокой матери.

Вскоре Офицеркина уехала вместе с семьей в другой город, оставив вместо себя Людмилу. Прошел не один месяц, пока не изучила все премудрости своей новой специальности. Со временем пришла уверенность в своих силах. Через год стала работать уже по четвертому разряду. А еще через два года получила она и долгожданную квартиру. Администрация цеха и завода отмечают ее добросовестность и трудолюбие, коллеги по работе – общительный характер и веселый нрав.

Так случилось, что с самого раннего детства ее воспитывала старшая сестра. Отца она не помнит совсем, мать умерла, когда Люде исполнилось пять лет. Жила она на селе, вместе со сверстниками ходила в школу, помогала дома по хозяйству. Росла очень впечатлительной, любила музыку. А тут еще сестра все время повторяла: «Артисты, наверное, самые счастливые люди: интересные поездки, разные страны, сверкающие огнями города, встречи с людьми – это же замечательно!». Люда любила петь и мечтала стать певицей. Односельчане отмечали в ней редкого дарования голос – она пела на свадьбах, в кругу друзей, на различных торжествах. Причем, пела на русском, казахском, корейском, индийском и других языках. И всегда «на бис». Но, окончив школу, вышла замуж, и девичьи мечты разбились о лодку семейного быта.

– Годы прошли, и вспомнить вроде нечего, – говорит Людмила Васильевна. – Дети выросли, стали самостоятельными. А я живу целиком работой и  приятными воспоминаниями о былом…

На снимках: кавалер орденов Славы трех степеней, волочильщицаЧирчикского комбината тугоплавких и жаропрочных металлов Арина Шек (1988 год);  аппаратчица Самаркандского химического завода Людмила Цой (1990 год).

Фото   автора.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »