С Востока на Урал

Как живет корейская диаспора Екатеринбурга: культ памяти, рис вместо хлеба и три формы вежливости

Более полутора века назад корейцы ушли с родного полуострова в Российскую империю в поисках лучшей доли. Их потомки подвергались политическим репрессиям, жили в резервации в Средней Азии, а после получили свободу и разъехались по всей России и Уралу. Местных корейцев часто принимают за иностранцев, однако они живут здесь уже в пятом поколении и ни за что не променяют Екатеринбург на Сеул.

Чтобы понять, как устроена жизнь екатеринбургской корейской диаспоры, IMC встретился с пятью ее представителями — исполнительным директором «Национально-культурной автономии корейцев» Розалией Николаевной Ан и активистами организации Мариной Хван и ее дочерью Яной Шмайловой, семейной парой Татьяной Син и Евгением Юн. Рассказываем, почему для них нет ничего вкуснее каши с водой, из-за чего корейские дети рождаются сразу «годовалыми» и что для старшего поколения российско-советских корейцев значит память ушедших.

Как корейцы оказались на Урале

По официальным данным, корейцы оказались в Российской империи еще в XIX веке. Тогда они уходили с корейского полуострова от японского гнета, голода и насилия со стороны местных феодалов. В 1864 году 13 корейских семей написали письмо императору Александру II с ходатайством от генерал-губернатора Приморского края. Они просили разрешить им дать подданство и остаться в России навсегда, а взамен предложили обрабатывать целинные земли Приморского края — выращивать зерно и другие сельскохозяйственные продукты. Император дал добро, и корейцы начали снабжать урожаем местное население, особенно казачество и их семьи.

До 1937 года они компактно проживали на Дальнем Востоке. Лишь некоторым из них представлялась возможность уезжать вглубь России — по большей части на учебу в большие города, например, в Иркутск, Хабаровск и Томск. Среди них были и те, кто уехал дальше — в Свердловск.

Фамильное дерево корейских семей на Дне народов Урала

В 1937–1938 годах почти все корейцы, проживавшие на Урале, были арестованы, 70 из них — расстреляны. Их обвинили в шпионаже в пользу Японии. Кстати, узнали об этом недавно, хотя документ о посмертной реабилитации вышел в начале 90-х. Сейчас все они погребены в братской могиле на «Мемориале памяти жертвам политических репрессий».

Тех корейцев, которые оставались на Дальнем Востоке, осенью 1937 года в одночасье депортировали в Казахстан и Узбекистан. Там они оказались практически в резервации, откуда не имели права выезжать до 1953 года. Запрет сняли только после смерти Сталина. Тогда корейцы снова поехали Россию, в том числе и на Урал. «На Урал за знаниями», — так писали о корейцах конца 1950-х и последующих лет.

В Свердловской области по последней переписи живет 1195 корейцев. Это лишь те, у кого есть российский паспорт. На самом деле корейцев больше — с узбекскими и казахскими паспортами. Есть и северные корейцы, которые приезжают в Екатеринбург на работу.

Жизнь диаспоры в Екатеринбурге: бесплатный корейский и школа танцев

Розалия Николаевна Ан: В 1989 году профессор философии УрГУ (ныне УрФУ им. Бориса Ельцина — прим.ред.) Владимир Васильевич Ким возглавил общественную организацию, которая была названа «Культурно-просветительское общество Мунхва», что по-корейски значит «культура». У нас есть воскресная бесплатная школа корейского языка, которая существует на базе гимназии № 108 уже 20 лет. Туда могут записаться не только корейцы, но и все те, кто интересуется нашей культурой. Есть фольклорная группа «Онлирия», мы изучаем традиционные танцы, игру на корейских барабанах самульнури и на традиционном старинном инструменте гаягым, похожем на гусли.

Розалия Николаевна Ан

Так выглядят традиционные корейские барабаны самульнури

Марина Хван: Когда появилась «Национально-культурная автономия корейцев», я поняла, насколько для меня важна принадлежность к нации. Началось все с курсов корейского языка, на которые даже ходила моя мама, правда, корейского она так и не выучила.

Розалия Николаевна внесла большой вклад в развитие корейской культуры на Урале. Например, женщины на Урале никогда не носили ханбок — национальный костюм. «Ни за что никогда не надену», — стеснялись. А сейчас только и звонят Розалии Николаевне: «Где взять? Мы хотим напрокат, где купить?».

Яна Шмайлова: А я в четвертом классе стала заниматься танцами, потому что мама отправила (смеется). Первым танцевальным «па» нас учила Зинаида Ногай, она же шила национальные костюмы и делала вручную веера.

Татьяна Син: Мы с детьми были на Дне народов Урала, и они увидели, как девочки танцевали традиционные танцы с веерами и заинтересовались. Диаспора для наших детей делает это все бесплатно: изучение корейского языка, танцы, игра на корейских барабанах. Детям есть хотя бы на кого смотреть, а вы, Яна, были первыми.

Традиционный танец с веером на Дне народов Урала в этом году

Яна: Да, Розалия Николаевна нашла видеокассеты и мы учли народные танцы по ним. Учителей у нас не было. Была я и Полина — девочка, которая сейчас стала преподавателем корейских танцев. Мы учили песни на корейском — Розалия Николаевна делала транскрипции, приглашала преподавателя вокала к себе домой.

Национальный характер: «Нас отличает умение адаптироваться»

Розалия Николаевна Ан: Одно из заметных качеств корейского народа — стремление к образованию. Родители могут жить полуголодными, скромно одеваться, но будут копить деньги, чтобы отправить детей учиться. После снятия запрета корейцы устремились из Средней Азии в города РСФСР, так как в российских вузах учили лучше. Особенно популярными были профессии врача, учителя и инженера. В свердловских вузах начиная, с середины 1950-х годов, был как минимум один кореец на курсе. Нас отличают терпение, желание, упористость и умение адаптироваться к условиям жизни.

Евгений Юн: По национальному признаку и по профессиям нас очень хорошо идентифицируют. Я был на форуме в Москве — там и академики корейцы, и профессора, и физик-ядерщик — кореец. Может, то, что мы едим рис вместо хлеба, как-то влияет на активность мозга?

Яна Шмайлова: Самое интересное, что в Южной Корее родители стараются максимально развивать своих детей. Спорт и музыка обязательно входят в общее образование. Очень престижно играть на каком-либо музыкальном инструменте и занимается спортом. У нас это считается необязательным, но в Южной Корее каждый на чем-нибудь играет.

Евгений Юн и Татьяна Син с детьми Амелией и Лилианой

Татьяна Син: Мы, российские корейцы, отличаемся от корейцев исторической родины: у нас уже мышление как у россиян. Например, корейские ученики никогда не будут списывать, им такое даже в голову не придет. А у нас же: когда учитель говорит, что нельзя подглядывать в учебник, первая мысль — откуда бы списать? Нас всех ловят на шпаргалках. У них даже нет такого понятия.

Еще в воспитании нас отличает одна черта — уважение к старшим. И я так же воспитываю своих детей: маме и папе дерзить нельзя. Была раньше иерархия и между мужчинами и женщинами — бабушка и дедушка мужа, как он рассказывал, жили в разных комнатах, обедали по очереди: сначала мужчины, потом женщины. Между собой у нас с мужем уже такой иерархии нет.

Розалия Николаевна: При знакомстве в Корее всегда спрашивают возраст. Даже разница в год имеет значение. К старшим и к незнакомым обращаются на «вы». На «ты» можно общаться с теми, кто младше и с ровесниками. Для корейцев вопрос «сколько Вам лет» не считается бестактным. Они его задают, чтобы определиться с формой обращения. В корейском языке есть «ты», просто «вы» и «вы» в превосходной степени. К людям преклонного возраста, к начальнику, даже если он ровесник, к учителю обращаются в почтительной форме.

У российских корейских семей по-разному: кто-то к родителям обращается на «ты», кто-то на «вы». Наш младший сын обращается к нам на «вы». Но кто-то считает, что на «ты» — ближе. Обращение на «вы» исключает дерзость, грубость и вообще неуважение.

Корейская идентичность: «Я никогда не забывала, что я кореянка»

Татьяна Син: Я всегда, не стесняясь, говорю о том, что я кореянка. От своей сущности никуда не деться. Ворона, даже если скажет, что она собака, собакой не станет. С возрастом ты тянешься к своей культуре, хочется чего-то родного. А так как мы оба с мужем корейцы, то мы и живем по-корейски, питаемся по-корейски. В Алма-Ате, где я росла, очень сильная корейская диаспора. Так что я никогда не забывала, что я кореянка.

Яна Шмайлова: Наполовину я русская, наполовину — кореянка. Наверное, из-за того, что мы отличаемся, меня в школе дразнили из-за разреза глаз. Поэтому я всегда считала, что я больше кореянка, нежели русская. Но вообще, по факту и по ощущениям, я все-таки больше русская. Корейскую еду, хоть и очень люблю, ем редко. Корейской культурой я интересуюсь, так как нужно знать свои корни.

Яна Шмайлова и Марина Хван

Марина Хван: А раньше, когда Яна танцевала в корейском народном ансамбле, говорила: «Вот у нас, корейцев»… Сейчас уже так не говорит. Что касается меня — как говорит моя мама, я «только по экстерьеру кореянка». К тому же, муж у меня русский, ребенок русский наполовину. Такая смесь по-корейски называется «джагубя» (в русском языке встречается написание «тягубя» — прим.ред). Я корейскую еду ем, но традиций сильно не знаю, так как родилась уже на Урале, и есть некоторая оторванность от корней по сравнению с корейцами из Казахстана и Узбекистана. Когда я приезжаю в эти страны, меня все сразу идентифицируют: «Ты не местная кореянка». Но благодаря Розалии Николаевне, ее активной позиции я заинтересовалась своей культурой.

О репатриации в Южную Корею: «Могу прожить там максимум неделю»

Розалия Николаевна Ан: В 2014 году мы провели социологический опрос, где на вопрос «хотели бы вы вернуться на историческую родину?» ни один не ответил утвердительно. Мы же уже в пятом, седьмом поколениях живем на российской земле. Сама я была в Южной Корее четырежды. Могу прожить там максимум неделю, просто что-то не то. Мне нужны наши российские просторы. И это при моем отношении к вопросам сохранения национальной идентичности.

Татьяна Син: Корея — совсем не наше. Мы думаем по-другому, устроены совершенно иначе. Хотя и в России на нас тоже пальцем показывают. Муж говорит: «В Сеуле привыкли к иностранцам». В Москве так же: привыкли к мигрантам, иностранцам, а в Екатеринбурге по-другому. Марина, которая выросла тут, говорит, что нормально здесь жилось. А вот я переехала сюда в 2009 году, на меня прямо показывали пальцем, говорили «китайка». Думаю, что в силу незнания.

Яна Шмайлова: И меня по-разному называли и в детском саду, и в начальной школе из-за внешности.

Марина Хван: Я мало переживала по этому поводу, а сестра очень часто плакала.

Татьяна: К моим детям тоже подходили девочки во дворе, спрашивали. Однажды девочка, поиграв с детьми, сказала: «А почему вы вообще здесь живете»? Я говорю: «Где здесь»? «У нас, в России», — отвечает она. И я поняла, что все эти детские разговоры и вопросы исходят от родителей. Если родители обсуждают, то и дети задаются таким вопросом. И чаще всего это: «Вы нерусские». То есть для многих есть только два понятия: русские и нерусские. Огорчаемся, но понимаем почему.

Когда я училась в магистратуре в Юридической академии, у меня была преподаватель, которая спросила меня, не «корейка» ли я по национальности. Я расстроилась и ответила, что корейка — это мясной продукт, а я кореянка. «Прости, я не хотела тебя оскорбить, — сказала учитель. Я подумала, что если Корея, — значит „корейка“». «Ну тогда вы „российка“», — ответила я. Потом она меня спросила, специально ли мы переехали из Кореи в Казахстан, чтобы «перебраться в Россию». Пришлось рассказывать историю российских корейцев.

Марина: Истории отдельных народов многие не знают. А мы столько поколений здесь живем, что ассимилировались.

Корейская кухня: «каша с водой» и рис вместо хлеба

Марина Хван: Рис, а по-корейски баби (в русском языке встречается написание «паби» — прим.ред), — это наш хлеб. Каждый день он должен быть на столе. Сама я хлеб ем очень редко, если есть выбор, то выберу рис.

Татьяна Син: А мы так и говорим — «баби мури». Это когда в отварной рис добавляется вода. Без масла, соли и сахара. Однажды мы зашли в «Вилку-ложку», я младшей дочери выбрала картофельное пюре и котлету. Себе взяла рис. Амелия увидела и говорит: «Мама, я хочу баби мури». Я ей ответила, что тут нет такого. «Как это нету? Рис есть, воды добавить и будет баби мури», — возмутилась она. Я попросила, чтобы рис положили в чашку для супа. На меня так посмотрели странно… Налила ей из бутылки воды, и ребенок кушал и говорил: «Мама, как же вкусно».

Марина: Сын моей племянницы однажды на весь автобус сказал: «Мама, давай скорей, я хочу кашу с водой». И все в общественном транспорте на него обернулись с удивлением!

Яна Шмайлова: В Корее — острые закуски, поэтому рис с водой эту остроту нейтрализует.

Традиционный корейский стол

Корейская закуска гимчи, или кимчи, готовится из квашеных овощей

Татьяна: Кстати, корейскую морковку едят только российские и советские корейцы. В Южной Корее такому блюду удивляются.

Марина: Потому что, когда корейцы пришли на Дальний Восток, там не было ни китайской капусты, ни белой редьки. Пришлось делать еду из подручных продуктов, и решили морковь заправлять. Вообще, корейцы готовят салаты из любых овощей и другой растительности. Одни из них — квашеные, называются «гимчи» (в русском языке встречается написание «кимчи» — прим.ред), другие, приправленные маслом, — «чя». А приправы, в общем, одинаковые. Но много жгучего перца и чеснока и часто используется соевая паста и соус.

Татьяна: Помню, как родители бочками солили гимчи и я думала: «Господи, никогда этим заниматься не буду». Вышла замуж, а муж требует этого блюда.

Евгений Юн: Салаты предназначены для разгона аппетита. Ни один кореец не может жить без гимчи ни одного дня. Как в России 50 грамм, в Корее — гимчи.

Розалия Николаевна Ан: Без гимчи корейцы болеют, потому то под это блюдо уже подстроилась пищеварительная система. Ученые утверждают, что древность народа можно узнать по кухне. Чем сложнее кухня, тем древнее народ. У нас она непростая. Чтобы просто заправить гимчи, я трачу почти два дня. Иногда даже сложно узнать исходный продукт. Как-то я угостила коллег закуской и сказала, что из Кореи прислали экзотический овощ. И все поверили, а это была обычная картошка.

Корейские традиции: «Доль Сянди», «Герон» и «Хангаб»

Розалия Николаевна Ан: Традиционно в Корее у старших поколений российских корейцев любой праздник начинают с памяти ушедших от нас. Будь то Новый год по восточному календарю «Соллаль», праздник лета «Дано», праздник осени «Чусок», встреча весны — «Хансик», с утра обязательно посещают кладбище. И только потом устраивают праздник. Накрывается поминальный столик. Не все это могут сразу принять и понять, но когда я этот ритуал провожу утром, мне в этот день становится легко на душе и праздник принимается как праздник.

В жизни любого корейца есть обязательно три традиционных праздника. Год от рождения — «Доль Сянди». Второй праздник — свадьба «Герон», и третий — «Хангаб», 60-летний юбилей. Считается, что человек должен получить эти три праздничных стола.

Годик обычно отмечают бабушки и дедушки с папиной стороны, так как традиционно молодые живут у родителей жениха. Накрывается стол, на котором обязательно стоят три чашки хлеба, который называется «чартоги». В одну из чашек кладут фасоль — это оберег от болезней. На стол кладут и другие разные предметы, символизирующие будущее ребенка. До 12 часов дня его ставят перед столиком и предлагают выбрать что-то.

Девочкам обязательно кладут ножницы, — значит она будет швеей или модельером. Если ребенок взял ручку, то будет образованным. Если возьмет хлеб, то будет жить в достатке. Сегодня могут положить телефон — будет специалистом в IT-технологиях.

Татьяна Син: Годик, как я слышала, начали отмечать, потому что раньше в Корее жизнь была тяжелой и дети до года часто умирали. И поэтому считалось, что если дожил до годика, то будет дальше жить. Поэтому этот праздник отмечается всегда пышно. К нашим дочерям на праздник пришло около 130 человек.

Марина Хван: Даже Яне отмечали год, она правда не помнит… Да и я, если честно, не помню, что она выбрала.

Татьяна: Наша старшая дочь Лилиана взяла ножницы. Теперь она все кромсает. Амелия взяла фонендоскоп. Но Лилиане мы такого [стола] не ставили — когда мы делали праздник Амелии, эта традиция обрела новые понятия, которые пришли из Южной Кореи. В Узбекистане и Казахстане стали появляться агентства, которые организуют традиционный корейский столик на годик.

Розалия Николаевна: Традиционно в Корее считается, что ребенку при рождении уже год — так как учитывается время, которое он провел в утробе матери. Но еще один год прибавляется при наступлении следующего календарного года, так что малышу, родившемуся, например, в декабре, вскоре после появления на свет по-корейски может наступить два года. На нас, российских корейцев это не распространяется.

Второй важный праздник в жизни любого корейца — свадьба. Раньше свадьбу праздновали отдельно — сначала у невесты, а потом у жениха. Стол у жениха накрывают родители со стороны невесты и наоборот. На свадебный стол обязательно ставят разнаряженного петуха.

Третий стол к 60-летнему юбилею устраивают дети родителям. Это возраст, до которого немногие доживали в Корее раньше. Считается, что, пройдя этот путь по земле, человек вступает в новый этап жизни — цикл мудрости. На такие торжества собирается до 500 гостей.

У меня случилось так, что за три года до моего юбилея я потеряла двух братьев в Чечне. Поэтому я решила, что не буду справлять его. Но сестренка сказала: «Мы накроем стол, соберемся только своими, и ты должна получить этот стол вовремя». И я вынуждена была подчиниться. Это успокоило ее и других близких, родных детей. Они испытали чувство выполненного долга.

Корейский язык: три формы вежливости

Розалия Николаевна Ан: Иногда в семьях говорят на обычном бытовом языке. Мы с мужем тоже часто говорим, поэтому сын Виталий наш разговорный язык понимает. Но есть еще особенность — в советское время корейцы, как и другие малые народы, считали, что родной язык не обязателен, когда есть титульный — русский. Я ведь тоже не учила корейского языка, а стала интересоваться им, когда занялась общественной работой на Урале.

Но сейчас интерес к корейскому языку есть, и не только среди корейцев. Это связано с развитием Южной Кореи, выходом компаний на международный рынок, и с поп-культурой.

Я бы очень хотела говорить по-корейски так, как на русском. Но когда приезжаю на историческую родину, говорю с трудом. Мы понимаем друг друга, но они видят сразу, что я иностранка. Так как у меня жесты и мимика — российско-советские. Я внешне кореянка, но сути — больше россиянка.

Обучение корейскому письму

Марина Хван: Родители иногда разговаривали на корейском языке, чтобы мы не понимали их. Каждое лето нас отправляли к бабушке в Казахстан, она с нами разговаривала на корейском, но учила именно бытовому, не литературному языку.

Евгений Юн: Я понимаю, могу читать, но говорить не могу, так как в корейском много форм вежливости. Если с человеком выше статуса будешь разговаривать не по форме, можешь его обидеть, да и дела пойдут не так. Поэтому лучше просто говорить по-английски, чтобы избежать неловких ситуаций. Так я и поступил, когда ездил на стажировку в Корею.

Татьяна Син: Мы с Яной тоже ездили в Корею по программе изучения корейского языка. Но туда уже надо было ехать с какой-то базой. Сейчас много разных учебников, а мы когда-то учили язык по распечаткам, которые для нас находила Розалия Николаевна.

Стереотипы: корейские салаты и щепетильность

Татьяна Син: Первая ассоциация с корейцами, мне кажется — корейские салаты. Все знают о них, они продаются, но конечно, они адаптированы, для России, СССР.

Розалия Николаевна Ан: В 90-е годы салаты были способом выживания корейцев в постсоветском пространстве. Салатный бизнес держал их на плаву и кормил. Но бывает немного огорчительно, что многие вынуждены продолжать свой маленький бизнес, имея хорошее образование, но не имея возможности устроиться на работу по специальности.

Евгений Юн: Южная Корея сейчас себя позиционируют как высокотехнологичная страна и они очень конкурентоспособны. Они могут на любом рынке предложить качественный товар по средней цене. Например, немецкие автомобили — дорогие и качественные, но корейские по качеству им не уступают, а стоят дешевле.

Как я уже сказал, корейцев считают трудолюбивыми и щепетильными во всем. И я часто сталкиваюсь с таким стереотипом. Например, недавно летел в самолете со строителем и он узнал во мне корейца. Строитель поделился, что северные корейцы отличаются тем, что выполняют свою работу идеально и при этом недорого берут. С этим стереотипом можно столкнуться и в других профессиональных сферах.

Известные корейцы Урала

Станислав Тхай

Известный в бизнес-среде 2000-х годов предприниматель, создатель торговой марки Mirex на базе ООО «Уральский электронный завод». С 1994 по 1997 г. работал в Министерстве по делам национальностей и региональной политики РФ. Длительное время был председателем «Национально-культурной автономии корейцев» Екатеринбурга, членом Национального совета федеральной национально-культурной автономии российских корейцев. В декабре 2007 года был назначен Почетным консулом Республики Корея в Екатеринбурге и возглавлял консульство до самой смерти в 2017 году. С 2010 года возглавлял ФГБУ РМНПЦ «Росплазма» ФМБА России, а с 2012 года — Центр крови ФМБА России. «Сумел обеспечить безукоризненное выполнение государственного задания по крупномасштабной заготовке сырья для обеспечения производства жизненно необходимых препаратов крови, полностью соответствующих всем мировым стандартам по качеству и безопасности», — отмечается на сайте «Росплазмы».

Владимир Васильевич Ким

Доктор философских наук, профессор. Долгие годы заведовал кафедрой философии института повышения квалификации УрГУ. Заслуженный деятель науки РФ. Основатель «Национально-культурной автономии российских корейцев», многие годы — председатель организации, а ныне — президент национально-культурной автономии. Владимир Васильевич Ким хотел стать конструктором военных самолетов и поступить в МАИ, однако у него не приняли документы, как у сына репрессированного народа. Окончил философский факультет Ленинградского университета и всю свою жизнь посвятил преподаванию философии.

Юрий Александрович Хван

Приехал в Свердловск в 1956 году, поступил и в УПИ, однако бросил учебу, так как нужно было кормить семью. Пошел работать на завод «Уралтрансмаш» учеником сварщика. Стал профессионалом — газосварщиком 6 разряда. Работал на этом заводе почти до последнего дня своей жизни. Награжден правительственным орденом и медалями за трудовую доблесть, за доблестный труд, знаками «за социалистическое соревнование» 1973 и 1975 года, ветеран труда. Был наставником. Ушел из жизни в 2012 году.

Любовь Угеевна Сон

Семья Любови Угеевны Сон, которую члены диаспоры называют тетей Любой, и Иннокентия Тимофеевича Цоя, — первопроходцы-корейцы на Урале. Их дом был пристанищем для всех свердловских студентов-корейцев. Все помнят ее корейский суп из капусты с рисовой кашей и гимчи.

Валерий Дмитриевич Тхай

Доктор химических наук, профессор кафедры фармации и химии Уральского государственного медицинского университета. Почетный работник высшего профессионального образования РФ. Заместитель председателя национально-культурной автономии «Российские корейцы города Екатеринбурга».

Фото: День народов Урала — Анастасия Долгова; герои материала — Марина Молдавская; известные корейцы — из архивов, предоставленных корейской диаспорой в Екатеринбурге.

Автор:
Анастасия Долгова

***
Источник: https://itsmycity.ru/2019-10-11/kak-zhivut-korejcy-ekaterinburga-kult-pamyati-ris-vmesto-hleba-itri-formy-vezhlivosti-vyazyk

Мы в Telegram

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир

1 комментарий

  • Моисей Ким:

    Моисей Ким, председатель Совета ООК.
    Замечательный материал.
    Если каждая корейская община в крупных (да и не только крупных) знакомила бы окружающих нечто подобными материалами, интервью, заметками – было бы просто здорово! Хотя бы на Новый год по восточному календарю.
    Или на всенародный праздник Урожая и поминовения предков Чусок!
    Во- первых общество объективно знало бы о “русских” корейцах много полезного, правдивого и главное, что несмотря на внешний “иностранный” облик, они самые что ни на есть русские душой, языком, привычками, образом жизни, но никогда не забывающие своих исторических корней. И те ценные национальные качества им помогают в столь сложной современной жизни. Российский кореец как никто привержен духовному богатству единой российской нации, потому нас воспринимают неотъемлемой частью российского народа. И должным образом уважают.
    Берите пример с екатеринбургских корейцев!
    С глубоким уважением Моисей Ким.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Translate »