Саммит Россия – КНДР: возвращение к свободе манёвра

В ближайшее время на фоне досады от неудачного саммита КНДР с США планируется новый саммит – на сей раз между КНДР и Россией. По его итогам значение России в корейском урегулировании может увеличиться, а сама она, вполне вероятно, повысит свою роль в качестве медиатора между другими силами. Это даст участникам политического процесса большую свободу для манёвра, считает Георгий Толорая, профессор МГИМО (У) МИД РФ, исполнительный директор Национального комитета по исследованию БРИКС.

Контакт между Россией и КНДР на высшем уровне необходимо рассматривать в контексте не только отношений между этими двумя странами, но и в более широком плане участия России в дипломатическом процессе вокруг Корейского полуострова. Как известно, по её инициативе в 2017 году на уровне министров иностранных дел была принята совместная с Китаем дорожная карта по урегулированию ситуации в регионе (правда, встреченная США и её союзниками тогда достаточно прохладно). Она предусматривала три этапа – замораживание ракетно-ядерных программ КНДР и учений на юге Кореи, двухсторонние переговоры и договорённости, а затем уже многосторонний процесс по построению системы гарантий безопасности. И события именно так и развивались – сейчас мы на этапе «двусторонок».

При этом нужно признать, что поскольку этот процесс до сих пор развивался на американо-северокорейском и межкорейском треках, активно Россия в нём не участвовала. Вряд ли непрошенная помощь в таком торге нужна. Однако возникло беспокойство о том, что российские интересы учтены недостаточно или что она не сможет повлиять на решение вопросов в том ключе, в котором считает правильным и справедливым. И в последние месяцы активность России значительно возросла. Налажено серьёзное многоуровневое взаимодействие с Китаем по корейской проблеме, в том числе для согласования позиций на международных площадках. У России есть контакты с США, в которых она выступает своего рода «советчиком» по многим вопросам, которые американцам непонятны. Ведётся и диалог с КНДР, пусть и регулярный, но всё же на рабочем уровне. А в КНДР решения принимает только лидер.

Встреча на таком уровне давно назрела. И она давно готовилась – на фоне того, что Ким Чен Ын провёл четыре встречи с Си Цзиньпином, три – с Мун Чжэ Ином и две встречи с Дональдом Трампом. Но, может, и удачно, что она не состоялась раньше – её значение могло «потеряться» на фоне тех больших сдвигов, которые происходили в общении между заклятыми врагами.

Ким Чен Ын собирался посетить Россию ещё в мае 2015 года – он был приглашён Владимиром Путиным на участие в праздновании юбилея Победы. В силу ряда причин внутреннего характера этот визит так и не состоялся. В прошлом году в конце мая с Ким Чен Ыном встретился Сергей Лавров и передал ему приглашение посетить Россию – например, на полях Восточно-экономического форума в сентябре 2018-го. Позднее это приглашение подтвердила Валентина Матвиенко. Но в сентябре Ким Чен Ын был занят внутренними мероприятиями по случаю 70-летия образования республики, а позднее в течение прошлого года организовать визит так и не удалось.

Сейчас на фоне осложнения ситуации в американо-северокорейских, да и межкорейских переговорах помощь со стороны России становится как никогда более востребованной. Россия может сыграть роль «честного брокера», чтобы сгладить разногласия оппонентов, но также может содействовать решению проблем на Корейском полуострове и самостоятельно.

Нельзя исключать, что с российско-северокорейского саммита начнётся новый виток саммитовой дипломатии. Обе стороны заинтересованы в том, чтобы предметно обсудить сложившуюся ситуацию в решении корейского вопроса, проблемы денуклеаризации и гарантий безопасности. Например, узнать напрямую, как Ким Чен Ын видит денуклеаризацию, каких гарантий безопасности хочет Пхеньян и какую роль в предоставлении этих гарантий может сыграть Россия.

Контакт на высшем уровне даст также импульсы к двусторонним контактам. Конечно, дело осложняют санкции, но контакты в гуманитарной области, культуре, образовании, науке да и, в некоторых границах, в экономике, вполне возможны. КНДР будет интересовать экономическая составляющая – строительство логистических переходов, наращивание товарооборота в разрешённых областях, возможности привлечения рабочей силы, создание торгового дома, который занимался бы обслуживанием российско-северокорейского товарооборота с расчётом в рублях напрямую – раньше значительная часть торговли проходила через третьи страны, но сейчас эти операции под санкциями. Кроме того, Россия заинтересована в продвижении трёхсторонних проектов – в частности, это проект транзитного железнодорожного сообщения с Северной Кореи в Южную, проекты создания газопровода и электроэнергетических сетей.

Всё это вряд ли вызовет особый восторг США, но, возможно, розыгрыш Пхеньяном «российской карты» поспособствует тому, чтобы они более реалистично подходили к вопросу санкций и поиску вариантов компромисса с Северной Кореей. Больше считаться с Россией станет и Южная Корея, и Япония, не говоря уже о Китае.

А северокорейцам саммит даст большую свободу манёвра. Ситуация возвращается к нормальной практике многостороннего балансирования на Корейском полуострове, которая всегда была наиболее подходящей для обеспечения мира и стабильности. Попытки свести всё взаимодействие в двухстороннее русло с давлением с обеих сторон ни к чему хорошему никогда не приводили, и такая свобода манёвра, которая появляется и у России, и у Северной Кореи благодаря саммиту – большой успех и для российской, и для северокорейской дипломатии.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.

***

Источник: valdaiclub.com

Мы в Telegram

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир

Комментирование закрыто.

Translate »