Секретная папка «Совкор и Севкор»

Продолжение. Начало здесь.

Герман Ким, профессор кафедры истории,
директор Центра Центральной Азии Университета Конгук (Сеул),
исполнительный секретарь центрально-азиатской секции Консультативного Совета
по мирному и демократическому объединению Кореи 17-ого созыва

Мои академические интересы в середине 1990-х годов сфокусировались на истории иммиграции корейцев, и мне пришлось летать по многим странам мира, где проживали численно значимые корейские общины. Бывать приходилось и в странах ближнего зарубежья. И в одну из поездок в Ташкент я напросился в гости к Тян Хак Пону, занимавшему в Северной Корее должность начальника военно-политического училища и являвшегося членом военного Совета Военно-Воздушных сил Корейской Народной Армии. Он уже давно работал над своей книгой – сборником  биографий советских корейцев, занимавших в Северной Корее важные должности в Трудовой партии Кореи, правительстве, Верховном Народном собрании (парламент), в армии, культуре, образовании и науке.

Писал он на корейском языке.  После многочасовой беседы и множества моих вопросов Тян Хак Пон сэнсян передал мне 7 увесистых папок с ксерокопиями написанных им от руки биографических сведений видных советских корейцев, работавших по заданию коммунистической партии и советского правительства в Северной Корее. Я дал ему слово, что мои студенты наберут текст на компьютере, что облегчит решение вопроса  издания рукописи в Корее. По словам Тяна Хак Пона, он уже несколько раз передавал южнокорейским профессорам и журналистам папки с ксерокопиями, и они канули в безвестность. Эта встреча и разговор сыграли роль детонатора в моем решении начать целенаправленный и систематический поиск всех возможных материалов и документов по теме «Совкор в Севкор». Я стал встречаться,  брать интервью и беседовать с ветеранами «северокорейской компании», в числе которых оказались Пак Ир П.А., проректор Пхеньянского университета; Тен Сан Дин, зам. министра культуры КНДР; Лигай Александр Яковлевич, а также дети  корейцев из Казахстана и Узбекистана, оказавшихся с родителями в Северной Корее. Таких оказалось в моем кругу знакомых несколько десятков человек. Их воспоминания так же оказались в моих записях. При встречах я просил показать мне сохранившиеся фотографии из Северной Кореи, личные документы, письма, открытки, которые посылались родным в Казахстане. К примеру, доцент Алматинского государственного университета Мен Дмитрий Вольбонович  школьником попал в Пхеньян, где его отец Мен Вольбон работал преподавателем университета им. Ким Ир Сена, затем заместителем редактора армейской газеты в военном чине старшего полковника Корейской народной армии. По возвращении трудился в редакции газеты  «Ленин кичи». Ценные сведения передал мне в Ташкенте журналист Брутт Ким,  который готовил книгу-справочник «Кто есть кто среди узбекистанских корейцев». В ней он использовал  в приложении №. 4  «Корейцы бывшего СССР в Корее» материалы, предоставленные ему  Тян Хак Поном.

Потом я ходил на вечера-встречи бывших однокашников, учившихся в школе № 6  для советских детей в Пхеньяне. Каждый передал мне какие-то материалы о своих отцах, рассказал эпизоды из своей жизни в столице Северной Кореи, в эвакуации в китайском Харбине. Журналист и писатель Владимир Наумович Ким (Ёнг Тхек) из Ташкента хорошо запомнил свое детство, проведенное на берегах Тэдонгана, поэтому написал и издал книгу о Северной Корее глазами советского школьника. В книге профессора Эм Нелли Николаевны, директора московской школы № 1034, есть также воспоминания и  фотографии об этом периоде жизни.

В Алматы душой компании живших в Северной Корее детей советских корейцев были Владимир Ли (Ли Чер, отец которого Ли Хи Дюн занимал ответственные посты в ТПК, позже работал начальником Главного Управления кадров кабинета Министров КНДР) и его жена Золя Огай.  Они мне звонили  заранее и приглашали на очередные свои посиделки бывших пхенъянских школьников. Не  только дети, но и внуки стали мне передавать документы и фотографии.  В свою очередь  многие стали обращаться с запросами о подробностях жизни своих родных на исторической родине. Например, Валерий Хегай – внук Хо Бина (Хе Бина) передал мне редкие фото. Его дед Хо  Бин окончил институт в Казахстане, в Корею попал с учитель­ской группой, стал зам. министра культуры, потом был председате­лем партийных комитетов в провинциях Пхенанпукто и Хванхэ. После августовских событий 1956 г. был снят и репрессирован. В СССР не вернулся, судьба неизвестна. Со временем у меня набралась большая папка личных документов и коллекция оригинальных фотографий, ксерокопий, фотокопий  и сканированных фотографий. Позже Радмир Кан (Кан Сын Хо), возглавлявший «Корейскую ассоциацию Котонрён», поддерживаемую  Пхеньяном, передал мне свою большую фотоколлекцию, а также 50-ти страничный текст рукописи «О советских  корейцах в Северной Корее», представлявший собой сборник биографических сведений, собранных им из разных источников, в том числе и рассказов детей «Совкор в Севкор». Радмир подарил мне также все номера журнала «Единство», в котором были опубликованы материалы о таких видных советских корейцах, отличившихся на службе в Северной Корее, как контр-адмирал КНА Ли Се Хо; военный комиссар Сеула Тюгай Матвей Федорович (Тю Гван Му); генерал-лейтенант, зам. Министра МВД КНДР, зам. министра пропаганды и культуры,  зам. председателя провинциального комитета Трудовой партии Кореи в г. Пхеньяне Огай Сен-Хва; зам.министра просвещения, затем зам. министра внешней торговли КНДР Пак Ен Бин (Евгений Борисович); Герой КНДР,  командующий танковой дивизии Ан Дон Су; директор Пхеньянского института иностранных языков Эм Николай Иванович;  главный редактор газеты «Минчжу Чосон», генерал-майор Тэн Гук Нок. Таким образом, Северная Корея проявляла явный интерес к советским корейцам, прибывавшим, как озаглавлено в рубрике журнала «По зову исторической родины», но публикации были идеологически выверены. Остается только гадать, почему эту рубрику не продолжили, хотя оставалось еще немало «козырных карт» в лице Героев, генералов, адмиралов КНДР из числа советских посланцев с короткими фамилиями.Параллельно я писал письма в архивы России, Казахстана и Узбекистана с просьбой дать мне справки о наличии каких-либо документов по теме, и если таковые имеются, сделать ксерокопии за установленную тарифом плату. Но неизменно приходили ответы-отписки: «Уважаемый  Герман Николаевич, в ответ на ваш запрос отвечаем, что интересующих вас документов в архиве нет»…

Продолжение следует.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »