Семьдесят лет Южнокорейского искусства: вопрос самобытности

Е.А. Хохлова

В статье на примере хрестоматийных произведений изобразительного искусства Республики Корея показано, как южнокорейские художники на протяжении последних семидесяти лет решали вопрос культурной самобытности. Дан обзор главных художественных направлений, проанализирована форма и содержание работ. В XX в. корейское искусство развивалось под влиянием европейских тенденций, поэтому задача выйти за рамки подражания и раскрыть корейскую идентичность превратилась в одну из основных. В тексте представлено, как с этой проблемой справлялись художники разных поколений и направлений. Делается вывод, что одни авторы искали ответ в искусстве старой Кореи и традиционной эстетике. Другие считали, что стать современным можно только сочетая глобальное и личное, и отказывались выискивать способы сделать своё творчество «корейским».

Ключевые слова: современное южнокорейское искусство, культурная самобытность.

This article is to show how for the last 70 years South Korean artists have been dealing with the question of cultural originality and identity. We discuss the main artistic movements, the form and meaning of the

typical art works. In the XX century Korean art was developing under the European influence. That is why the task to go beyond imitation and show Korean cultural identity became one of the main issues. In the article we discuss how artists of different generations and movements dealt with the issue. We show that some artists looked for inspiration in Korean traditional art and aesthetics. Others tried to combine global and personal and didn’t try to express koreanness in their art.

Keywords: contemporary Korean art, cultural identity.

В 1950-х годах, когда корейцы начали полноценно знакомиться с актуальными направлениями западной живописи, они ощущали себя на периферии, а сегодня их имена всё чаще появляются в списках самых влиятельных художников мира[1]. Южнокорейское искусство заинтересовало мировое арт-сообщество после успеха Китая в этой сфере в 1990-х годах, а начиная с 2000-х оно уже выставляется по всему миру. Особенно привлекательными для галеристов и кураторов из разных стран молодые корейские авторы стали после выставки Korean Eye, которая прошла в лондонской галерее Saatchi Gallery в 2012 г.[2]

На корейском языке ежегодно выходят исследования, посвященные прошлому и настоящему южнокорейского искусства. Так, историю его становления описал, например, О Гвансу — участник многих важнейших событий, которые определяли вектор развития современного искусства страны[3]. В 2000-х годах появилось несколько серьёзных работ по данной тематике на английском языке: Ким Ённа представила историю южнокорейского искусства как процесс поиска культурной самобытности, Ким Хиён и Чо Ынчжон описали судьбу абстрактной живописи, занявшей центральное место в искусстве Корее в XX в.[4] Отметим, что часть изданий на английском языке, как и многие выставки за рубежом, спонсируются государством с целью познакомить мировую общественность с южнокорейским искусством. Постепенно частные арт-институции стали проявлять интерес к творчеству как состоявшихся, так и молодых авторов из РК. Благодаря этому южнокорейское искусство становится все более доступным для зрителей из разных стран. Как пишет искусствовед Ли Хун Сук, сегодня не только сами художники перестали ощущать себя на периферии мирового актуального искусства[5], но специалисты и публика из разных стран все меньше воспринимают корейские работы как нечто диковинное. Правда, на это ушло больше пятидесяти лет.

Каждое поколение южнокорейских художников по-разному понимало задачи творчества и роль искусства. Одни направления сменялись другими, потеря актуальности часто была связана с событиями, происходившими в стране. Одним из самых важных вопросов, которые решали и продолжают решать южнокорейские художники, вне зависимости от того, каких взглядов они придерживаются, — это выражение самобытности.

Рис. 1. На Хесок. Мост Сончжук, 1933

Чосонский колорит

В 1910-х годах корейские художники стали осваивать технику масляной живописи. В колониальный период основными направлениями были академизм и импрессионизм. Чаще всего корейские художники обучались этой технике в Японии. Одной из первых её освоила На Хесок (1896—1948). В 1924 г. она писала о необходимости выразить особый «чосонский колорит»[6]. О Чжихо (1905—1982), Ким Чжугён (1902—1981), Ли Инсон (1912—1950) и многие другие тоже искали способ перенести импрессионизм и постимпрессионизм на корейскую почву, соединить западную технику с корейской эстетикой. Изображая корейскую природу и деревню, художники пытались раскрыть самобытность своей страны и народа (рис. 1, 2, 3). Для этого у них было несколько причин. Во-первых, они понимали, что вестернизация корейского искусства не должна приводить к копированию или подражанию западным мастерам. Во-вторых, в условиях японской оккупации творческую интеллигенцию занимал вопрос, как сохранить себя и защитить корейскую культуру от растворения.

Рис. 3. Ли Инсон. Однажды осенью, 1934

В 1940-х годах художники Ким Хванги (1913—1974) и Чан Укчин (1917—1990) предложили иной способ сохранить культурную традицию в современном искусстве. Они выделили элементы традиционной культуры и эстетики, такие как журавль, фарфор, цветы сливы, горы и др., и использовали их для создания оригинальной живописи с эффектом «корейскости». Ким Хванги и Чан Укчин подобрали ключ к решению задачи выражения культурной самобытности, который и сегодня многим художникам представляется верным.

Рис. 4. Ким Хванги. Луна и сосуд, 1957

Новаторство и экзистенционализм

После Корейской войны стало возможным узнавать о современных художественных течениях не через Японию, как раньше, а напрямую. Молодые художники стремились создать новый художественный язык. Они объединялись в группы с целью противостоять академизму, который существовал на правах государственного искусства. Пак Собо (род. в 1931 г.), Ким Чанёль (род. в 1929 г.), Юн Мённо (род. в 1936 г.) и др. считали неприемлемой реалистичную живопись, они жаждали нового искусства. Фигуративная живопись, так же как и традиционная, была признана устаревшей. Вдохновлял художников абстрактный экспрессионизм Джексона Поллока (Jackson Pollock, 1912—1956) и европейский информель (фр. art informel, «бесформенное искусство»). Абстрактная живопись захватила молодое поколение художников 1950-х годов, она соблазняла их своей доступностью и радикальностью. Возникшее направление стали так и называть — информель.

Применяя новаторские художественные техники Запада, корейские художники решали несколько задач. Во-первых, вестернизация представлялась молодым художникам способом модернизировать корейское искусство, преодолеть отсталость и бросить вызов устаревшим формам. «Сегодня, когда абстрактное искусство становится основной мировой тенденцией, мы должны идти в ногу со временем и прогрессом»[7]. Абстрактный экспрессионизм, который американское правительство использовало для создания образа глашатая свободы, ассоциировался с демократией и современностью[8]. Отметим, что уже в 1961 г. абстрактное искусство получило официальное признание. РК стремилась выйти на международную сцену, поэтому новое художественное направление не встретило сопротивления[9].

Во-вторых, экспрессивная абстракция позволила молодым художниками передать эмоциональное состояние послевоенного поколения. Темная палитра, толстый слой масляной краски, агрессивные мазки — это не только бунтарство художников против устаревшего в искусстве. Это внутреннее ощущение послевоенного поколения, образ страны. Техника, художественный язык были заимствованы и на первом этапе воспроизводились практически в неизменном виде. Но, как отмечает Ли Хун Сук, «информель нельзя считать простым стилистическим подражанием западному изобразительному искусству, необходимо рассматривать его в контексте определенного духовного состояния южнокорейского общества послевоенного времени»[10].

Полотна рождены страхом, отчаянием, пониманием абсурдности и трагичности человеческого существования. Информель может казаться периодом растворения в западном искусстве, но нельзя не заметить, что полотна передают ощущения ужаса и растерянности. Это направление просуществовало до конца 1960-х. В целом корейский информель не представляет собой что-либо оригинальное в мировом контексте, однако для корейского искусства это направление стало учебным материалом, научившим художников выражать себя и подготовившим их к более независимому творчеству.

Национальный бренд

В 1970-х годах абстрактная живопись захватила корейское художественное сообщество настолько, что фигуративная живопись исчезла из выставочных залов. Художников стал занимает вопрос о том, как выйти за рамки очевидного подражания западному искусству. Бунтари достигли поставленной цели: уничтожили академизм, разрушили старые формы; пришло время созидать.

Правительство Пак Чонхи заявило о необходимости сохранять культурное наследие, возрождать национальную культуру. Как выразить национальное в современном искусстве? Как выйти на мировой уровень? Художникам-абстракционистам постепенно удается найти ответ на эти вопросы. Для этого они соединили корейскую эстетику и дальневосточную философию с западной техникой. Зародилось направление абстрактной живописи тансэкхва (кор. монохромная живопись)[11]. 1970-е годы прошли под знаком монохромной живописи.

Тансэкхва — это полотна, покрытые белой, серой, коричневой или какой-либо другой краской нейтрального оттенка. Содержание пропитано дальневосточной философией. Художники воскресили у-вэй (созерцательная пассивность, «недеяние») и традиционное понимание роли высокого искусства как способа очиститься духовно и слиться с природой. Вдохновение искали в традиционном корейском искусстве, прежде всего в керамических изделиях периода государства Силла (57 г. до н.э. — 935), белом фарфоре эпохи Чосон (1392—1897) и классическом корейском пейзаже, где все многообразие природы передано оттенками одного цвета. Южнокорейское искусствоведение в это время также решало задачу сохранения культурного наследия. Специалисты пришли к выводу, что белый цвет является программным для корейской эстетики, это удачно совпало с находками художников тансэкхва.

Пак Собо — главный представитель тансэкхва. До начала 1970-х годов он создавал огромные мрачные полотна в стиле информель, в 1970-х возглавил направление монохромной живописи. Пак Собо покрывал крупные холсты краской молочного цвета, нанося её ритмичными повторяющимися движениями. Ха Чжонхён (род. в 1935 г.) наносил краску на обратную сторону холста до тех пор, пока она не выступала на поверхности лицевой стороны. Другие художники экспериментировали с корейской бумагой хачжи. Тансэкхва стало попыткой корейских художников отказаться от подражания западным течениям, соединить традиции и современность, найти свое место в мировом искусстве. Тансэкхва в течение десятилетия существовала в качестве главного художественного направления, было проведено несколько выставок в Японии и США. При финансовой поддержке РК продолжают проводить выставки тансэкхва в разных странах и сегодня[12].

На благо общества

В 1980-х годах зародилось минджун мисуль (кор. искусство народа). Художники этого направления критиковали непонятную, по их мнению, обычному зрителю и далекую от действительности монохромную живопись тансэкхва. Они настаивали на том, что искусство должно говорить на языке рядового зрителя, а не круга избранных. И что самое главное, оно должно реагировать на текущие события, как лакмусовая бумажка раскрывать язвы существующего режима и тем самым преобразовывать общество. Абстрактная живопись, действительно, заканчивалась на экспериментах с формой, содержание же оставалось неясным зрителю.

Минджун мисуль — это протест против капитализма, превращающего людей в легко поддающихся контролю потребителей. Художники открыто критиковали коррумпированное правительство и проводимую им политику, порождающую не только политическую, экономическую, но и культурную зависимость от США. Запад изображали источником зла. На картинах О Юна (1946—1986), кока-кола и кофейный бренд Maxim проводят жестокую расправу над душами грешников (рис. 4).

Рис. 5. О Юн. Маркетинговый ад, 1980

Художники не только критиковали, но и предлагали способы решения. Они идеализировали традиционную деревню и сельскохозяйственный труд. Возвращение к патриархальному семейному укладу представлялось выходом для современного общества. Художники были убеждены, что, только отказавшись от благ капиталистического общества, чрезмерного потребления и бесконечных развлечений, человек может вырваться из порочного круга действительности и построить мир, в котором будет царить гармония. Жанровые сцены на злобу дня художники выполняли в традициях буддийской, народной живописи, чем объясняется яркая палитра работ. Минджун мисуль рассказывает о периоде борьбы корейского народа за демократические ценности на характерном колоритном художественном языке.

Глобализация vs глокализация

В 1990-х годах после отмены ограничений на выезд из страны художники начали выходить на международный уровень. В поисках ответа на вопрос, что есть современное искусство, молодёжь отправилась на Запад, где её захватила волна концептуализма. Художники, особенно те, кто находился за границей, ощутили ничем не ограниченную свободу самовыражения; началась эпоха тотального эксперимента, эра глобализации. Ряд южнокорейских мастеров получили мировое признание. Кимсучжа, Со Дохо и др. вывели южнокорейское искусство на общемировой уровень, в чем немалую роль сыграло удачно найденное сочетание универсальных ценностей и самобытных особенностей.

Кимсуджа (Kimsooja, род. в 1957 г. Сама художница предпочитает писать своё имя одним словом) одной из первых уехала на Запад, обрела мировую славу. Она училась в Париже и Нью-Йорке. Кимсуджа использовала поттари (цветные платки, которые шьют кореянки для хранения и транспортировки вещей), чтобы раскрыть тему миграции. Вопрос миграции универсален; поттари же являются элементом национальной и гендерной особенности художницы (рис. 10)[13].

Рис. 6. Кимсуджа. Грузовик платков поттари, 1997

Со Дохо (Suh Do-ho, род. в 1962 г.) учился в Нью-Йорке. Мировое признание художнику принесли сшитые из ткани и висящие в воздухе дома. Со Дохо, как и Кимсуджа, выделяется успешным сочетанием культурной самобытности и опыта жизни за рубежом. Он шьет из полупрозрачной хлопчатобумажной ткани жилые пространства. Материал этих объектов аналогичен тому, из которого шьют традиционный корейский костюм (рис. 7). Жизнь за рубежом дала возможность художнику посмотреть на себя и корейское общество критически. Он создал работы, в которых раскрыл тему взаимоотношений индивида и коллектива, взаимосвязь людей и судеб. Его творчество связано с родной страной, оно рождено из переосмысления реалий корейского общества, но идеи понятны и близки любому человеку независимо от его национальности.

Рис. 11. Со Дохо. Дом в доме, 2014

Сегодня в РК наблюдается многообразие художественной деятельности. С падением военной диктатуры исчезла общая идея борьбы. Художники не стремятся объединяться в группы, работают каждый сам по себе, гражданский пафос сменился более частными темами. Молодежь предпочитает работать со всевозможными техниками, часто с готовыми формами. Поскольку художники работают индивидуально, современное искусство — это множество голосов, каждый из которых говорит о своем. Если выделить несколько основных тем, получится следующее: альтернативный взгляд на повседневность; критика стереотипов; власть, иерархия; осуждение общества потребления; человек и глобализация; парадоксы человеческого сознания; феминизм и др.[14]

Начиная с 1990-х годов художники оказались в иных социальных условиях, чем предшествующие поколения. Открывшаяся свобода творчества, которую обеспечило им в том числе пребывание на Западе, привела к тому, что они не считают своей задачей доказывать оригинальность или самобытность корейской культуры. Вопрос создания произведений, в которых бы выразилось общее национальное, перестал интересовать авторов, им важнее рассказать о себе и своем личном опыте.

В Японии есть беспроигрышная тема поп-культуры, жанр анимэ, выполненные в гротескной манере живопись и графика, часто рассказывающие об эротических фантазиях. У Китая есть не менее привлекательный для мирового сообщества «циничный реализм» и «политический поп-арт». У южнокорейского искусства до сих пор нет какой-то одной знаковой темы, своей визитной карточки. Современное южнокорейское искусство — это многообразие. Возможно, современные художники не хотят искать общее направление, поскольку не так много времени прошло с эпохи тансэкхва или минджун мисуль, вызывающих ассоциации с несвободой и ограничениями.

Южнокорейское искусство сегодня затрагивает общечеловеческие темы и проблемы. Оно успешно интегрировалось в глобальный мир. Часть художников и специалистов настаивают на необходимости выражения в современном искусстве национального, имеющего связь с традиционной эстетикой и мировоззрением корейцев, поскольку считают, что это может защитить корейское искусство от растворения в глобальном мире. Многие хотели бы создать «бренд корейского искусства», так как кроме прочего это может быть выгодно для арт-рынка. Художники, которые стремятся создавать «корейское искусство», зачастую видят свою задачу в отражении эстетики старой Кореи и создании произведений, в которых считываются традиционная эстетика и миропонимание. Подобное искусство имеет спрос внутри страны.

Однако творчество художников, которых показывала РК на протяжении последнего десятилетия в своем павильоне на Венецианской биеннале, не является узко национальным, в их искусстве не выпячивается национальный колорит, темы произведений универсальны. Сегодня южнокорейские художники не стремятся вариться в собственном соку, изучают философскую мысль Запада, раскрывают общечеловеческие темы, активно интегрируются в глобальный мир искусства.

Мастера считают, что стать современным можно только путем сочетания глобального и личного. Для них понятие «современность» перестало быть синонимом «западности»[15]. Южнокорейское искусство XXI в. — это часть мирового процесса, все больше художников отказывается выискивать способы сделать его «корейским». Однако темы, которые они выбирают, так или иначе связаны с реалиями родного им общества, историей Кореи. Но при этом, хотя произведения и рождаются из личного жизненного опыта, содержание раскрывает общечеловеческие ценности. Закончить хотелось бы словами художницы Мин Чжонён: «Идентичность корейских художников универсальна»[16]. Их произведения могут быть реакцией на проблемы корейского общества, однако эти проблемы в целом характерны для нашего времени.

_____

[1] Art Review. 2017 most influential people in the contemporary art world. URL: https://artreview.com/power_100/ (дата обращения: 05.04.2018).

[2] См. каталог выставки Korean eye 2012. URL: http://www.koreaneye.org/ (дата обращения: 05.04.2018).

[3] О Гвансу. Хангук хёндэ мисульса : [История современного южнокорейского искусства]. Сеул: Ёльхвадан, 2010.

[4] См., напр.: Kim Yong-na. Modern and Contemporary Art in Korea: Tradition, Modernity and Identity. Seoul: Holly, 2005; Kim Hee-Young. Korean Abstract Painting. Seoul: Hollym, 2013; Cho Eun-jung. Korean Paiting. Seoul: Hollym, 2015.

[5] Ли Хун Сук. Современное искусство Южной Кореи: преодоление перифе- рийности // Обсерватория культуры. 2016. № 5. С. 554—563.

[6] Cho Eun8jung. Korean Painting. Seoul: Hollym, 2015. P. 13

[7] Цит. по: Kim Hee-Young. Korean abstract painting. Seoul: Hollym, 2013. P. 32.

[8] Ibid. P. 33.

[9] Ibid. P. 66.

[10] Ли Хун Сук. Указ. соч. С. 556.

[11] Ко Мисок. Медитация посредством кисти: выставка корейской монохромной живописи тансэкхва // Кореана. 2012. № 2. Том. 8.

[12] Выставка «Духовный аскетизм: корейская живопись тансэкхва» прошла в Санкт-Петербурге в музее Эрарта в 2017 г.

[13] Ким А., Ли Х.С., Хохлова Е. Современное корейское искусство: ориентиро= вание на местности. СПб.: Свое издательство, 2017. С. 50.

[14] Там же. С. 56—57.

[15] Ли Хун Сук. Указ. соч. С. 561.

[16] Extension.kr: каталог выставки. М.: Галерея Триумф, 2016. С. 7.

***

Источник: РАУК – КНДР и РК – 70 лет. – М.: ИДВ РАН, 2018. – 376 с. 

Мы в Telegram

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир

Комментариев пока нет, но вы можете оставить первый комментарий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Translate »