Северная Корея и Штаты готовятся «выпустить джинна из кувшина»

Может ли Северная Корея нанести удар по США и что будет, если Дональд Трамп ответит «симметрично». Объясняет востоковед Андрей Ланьков.

кадр из видео

Лидеры КНДР и США изобразили что-то вроде начала карибского кризиса XXI века. Первым начал Дональд Трамп, пообещавший Северной Корее «огонь и ярость» Северной Америки. Ким Чен Ын ответил, что, мол, у самих «огни и ярости» имеются, и пригрозил Соединённым Штатам ядерным ударом. Правда, пока он не может достать ракетами до Вашингтона или Чикаго, но прицеливается на остров Гуам, где у американцев расположена военная база. Атака запланирована на середину августа, точнее северокорейский вождь скажет позднее. Но уже объявил, что запустит четыре баллистические ракеты средней дальности «Хвасон-12». Трампа до глубины души возмутили «ужасные вещи», которые Ким постоянно говорит об Америке, и от пообещал, что реакция США заставит северокорейского вождя «сильно понервничать».

У кого скорее лопнут нервы, кому ещё в мире придется «сильно нервничать», если эти двое от перепалки перейдут к действиям, рассказывает востоковед, специалист по Корее, профессор Сеульского университета Кукмин Андрей Ланьков.

– Андрей Николаевич, всё-таки вес двоих оппонентов неравноценный. Насколько опасны заявления Трампа?

– У меня возникает ощущение, что Трамп тайно пробрался в КНДР и ускоренно окончил там курсы для молодых северокорейских дипломатов. И фразеология его, и поведение, и тактические приёмы, в общем, точно такие, какие использовали десятилетиями северокорейцы.

– А это в чём выражается?

– В пышности и мало выполнимых угрозах. Серьёзный человек не угрожает. Точнее, если он угрожает, то обычно и делает. Трамп же за последнее время сделал целый ряд заявлений, которые были заведомо неисполнимы. Например, 1 января Ким Чен Ын в новогодней речи заявил, что, дескать, скоро Северная Корея разработает и испытает межконтинентальную баллистическую ракету, способную поразить территорию Соединённых Штатов. На следующий день, 2 января, Трамп в своём твиттере ответил: It won’t happened. Лаконично и ясно: «Такого не случится». Аналитики долго гадали, что же это он имел в виду. Одни думали, что у него есть какая-то собственная секретная информация о том, что северокорейцы блефуют. Другие полагали, что, может, он имел в виду, что как только северокорейцы начнут эту ракету собирать, так тут же прилетит американский самолёт и всё разбомбит. Гадали, гадали, а потом выяснилось, что Трамп ничего в виду и не имел. Он просто выпендривался перед собственной публикой, перед которой ему нужно выглядеть ужасно суровым и решительным.

– Но со стороны Кореи «it», как я понимаю, «happened»: они продолжают разработки.

– Естественно, северокорейцы действительно ракету спокойно и разработали, и испытали. «Хвасон» уже дважды летала. Первый раз – 4 июля этого года, специально под американский национальный праздник, а второй – 28 июля. Причём они продемонстрировали довольно интересные вещи. Например – способность запускать ракету ночью и в не очень приятных метеоусловиях.

– Это были больше испытания или демонстрация, чтобы американцев позлить в их праздник?

– И испытания, и демонстрация. В советские времена такие вещи тоже приурочивались к датам. Это была определённая пощёчина и Америке в целом, и конкретно Трампу. Но одновременно это и испытания очень сложной системы, которые прошли неожиданно хорошо. «Хвасон-14» полетела с первой попытки и оба испытания отработала штатно. Инженеры, с которыми я говорил, несколько удивлены тому, что это случилось так быстро. И ещё тому, что «первые блины» не пошли комом. Ракета сразу так бодренько слетала, потом и вторая попытка прошла без проблем.

– Зачем Северной Корее дорогостоящая ядерная программа? Они на кого-то собрались нападать, кого-то завоёвывать?

– В первую очередь, это им надо для обороны. В своё время президент Буш включил их в список стран «оси зла». Вместе с Ираком и Ираном. Сейчас Северной Корее говорят: откажитесь от ядерной программы, будет вам тогда много печенек и всего вкусного. Как вы считаете, следует им верить таким разговорам? Нельзя совершенно. Был уже в мире один диктатор, который согласился на подобную сделку.

– И звали его Муаммар Каддафи?

– И судьба его хорошо известна. Как и судьба его страны. Да – он был ещё тем фруктом-конфитюром, людей убивал в большом количестве. Но после его гибели у простого ливийца шансов попасть на тот свет досрочно заметно прибавилось. Любопытно, что когда-то американские дипломаты говорили: Северная Корея должна усвоить урок Ливии.

– Вот она и усвоила.

– Да: спасибо – усвоили. Так что у них нет никаких оснований верить подобным обещаниям. Кстати, не только американским. Знаком вам такой документ – Будапештский меморандум 1994 года?

– Тот самый, где Украина отказывалась от ядерного оружия, а за это несколько стран, включая Россию, гарантировали ей территориальную целостность?

– Этот самый. Открыто северокорейцы об этом не говорят, потому что сейчас пытаются использовать Россию против Соединённых Штатов. Но в частных разговорах они и его упоминают. Когда хотят объяснить, что бывает со странами, которые поверили обещаниям и отказались от ядерного оружия.

– Что известно о боеспособности северокорейского оружия?

– Ракеты летают очень хорошо. То есть поначалу всё шло с трудом. Но это же корейцы, народ очень умный и работящий, очень склонный учиться, очень рационально мыслящий. Да – первые запуски были неудачными, ракеты падали в океан, взрывались. Но у кого на первых этапах такого не было? Они провели серию ядерных испытаний, всё более и более удачных. Это регистрировали сейсмические станции. В Китае это и без всяких станций чувствовали, там стёкла в домах вылетали в пограничных городках. Анализы спутниковых снимков показывают, что у северокорейцев построены корпуса, по конфигурации которых понятно: там работают уже не просто над ядерным оружием, а над термоядерной водородной бомбой.

– Может КНДР действительно применить это оружие первой?

– С какой стати? Что они с этого будут иметь? Только собственную смерть. А это люди, которые вполне хотят жить. Это не религиозные фанатики, готовые взрывать всех вокруг с криком «аллах акбар». Они знают, что на том свете их не ждёт рай с гуриями.

– Зачем тогда они дразнят Америку, суют ей под нос испытания в праздник 4 июля?

– Ну, немного показать фигу в кармане – это всегда приятно.

– А Трамп может выполнить угрозы и нанести ядерный удар по Корее?

– И что он получит? Сейчас США часто действуют по принципу «молодец против овец». То есть Штаты могут послать самолёты побомбить кого-то – это можно. В крайнем случае, отправить спецназ: хорошо тренированных ребят, знающих, что такая у них работа. Но серьёзная война, в которой противник реально может нанести по тебе удар…

– Причём он уже показал, как это сделает.

– Он уже показал – и кто ж на такое пойдёт.

– Северокорейские ракеты способны долететь до США?

– Систем, реально способных нанести удар по Гуаму и тем более по Чикаго, у северокорейцев пока нет, но скоро будут. Пока они в стадии испытания. Доводка до ума любой системы оружия – дело непростое и долгое.

– Рядом есть Токио, есть Сеул – союзники США. Могут их стукнуть?

– Сеул вообще находится в зоне досягаемости тяжёлой артиллерии. Но пока мы видим, что ни та сторона, ни другая на самом деле войны не хочет. В Северной Корее понимают, что войну они в любом случае проиграют. Начатая ими война означает, скорей всего, гибель большей части их элиты – то есть как раз тех самых людей, которые решения о войне и принимают. Поскольку люди это прагматичные, рациональные, умные, они не собираются умирать ни за что. Но если на них нападут, они будут драться до последнего. С другой стороны, в южнокорейско-американской коалиции понимают, что они войну, конечно, выиграют. Но – ценой огромных потерь и, вероятнее всего, полного разрушения южнокорейской экономики. Вдобавок потом встанет вопрос, что делать с побеждёнными.

– Вот да: их же надо будет как-то брать на баланс, кормить.

– А Северная Корея, при всех её экономических успехах последних лет, по доходам на душу населения отстаёт от Южной примерно в двадцать раз. Это самый большой в мире разрыв между странами, имеющими общую границу. Это один из кошмаров южнокорейского руководства – что они вдруг нечаянно победят в гражданской войне. Они очень надеются, что эта гражданская война будет вечной.

– Получается история об агрессивной, зубастой, но совершенно безобидной и безопасной Северной Корее.

– Ядерная программа Пхеньяна всё-таки опасна. То есть если мы говорим о том, что завтра северокорейцы обрушат ядерный удар на Вашингтон или Чикаго, тогда нет, они совсем не опасны. Но есть ряд неприятных проблем, созданных их действиями. Первая в том, что превращение Северной Кореи в ядерную страну может окончательно выпустить из кувшина джинна ядерного распространения. Есть опасность, что Южная Корея сейчас начнёт сомневаться в надёжности американских гарантий. Мало кто помнит, что разработку ядерного оружия на Корейском полуострове первыми начинали вообще-то не северяне, а южане. И какие-то следы этой программы существуют, её надо только реанимировать. Дальше логика понятна?

– Принцип домино?

– Совершенно верно. Рядом есть страны, которые опасаются Китая – Япония, Тайвань, даже Вьетнам. Они могут последовать примеру, и со временем число ядерных держав начнёт измеряться десятками. Увеличивается вероятность, что оружие окажется в руках террористов. Вторая проблема в том, что грань между оборонительной и наступательной политикой очень зыбкая. Сейчас КНДР не планирует ни на кого нападать, ядерное оружие ей нужно для защиты. Но не забывайте, что в 1950 году Северная Корея пыталась силой присоединить Южную, в конце 1960-х отправляла туда отряды спецназа, надеясь спровоцировать восстание. Где гарантия, что в будущем они не захотят применить силу, считая, что ядерное оружие защитит их от вмешательства США на стороне Юга? Меня пугает, что этот вариант эксперты начали обсуждать всерьёз. С одной стороны, некоторые основания для таких опасений есть. С другой – эти разговоры нагнетают панику и могут спровоцировать Белый дом на что-нибудь неадекватное и опасное. Наконец, третья проблема: чем больше ядерного оружия на планете – тем больше вероятность, как говорят в народе, косяка. Вдруг где-нибудь сержант неправильно прочтёт инструкцию? Так что ничего хорошего в ядерной программе КНДР нет.

– Оба лидера, судя по их перепалке, стоят друг друга, но у Трампа есть в роли «смирительной рубашки» Конгресс. А как на уровень опасности влияет личность Ким Чен Ына?

– Ким Чен Ын показал себя человеком неглупым, рациональным, но при этом достаточно вспыльчивым, даже капризным. Где гарантия, что он будет всегда вести себя адекватно, держа палец на красной кнопке? И в Соединённых Штатах, и в Советском Союзе понимали опасность, и система управления ядерным оружием была спроектирована так, чтобы ни президент, ни генеральный секретарь даже в случае внезапного помешательства не уничтожили часом всё человечество. Есть ли такая гарантия от Ким Чен Ына в северокорейских вооружённых силах? Очень сомневаюсь. Он же бог!

– Откуда вообще научные ресурсы для ядерной программы у закрытой страны, которая к себе зарубежных учёных не подпускает, из которой выехать нельзя на учёбу?

– Северокорейцы сумели добыть, а если честно сказать – украсть, советскую ракетную технологию. Дважды в 1980-е годы они покупали через подставных лиц по очень сложному пути советские ракеты, один раз у Египта, другой – у Сирии. Эти ракеты они разобрали до последнего болтика, скопировали и стали выпускать собственные копии. Даже продавали их за границу, в частности – Ирану. Кроме того, в начале 1990-х, в понятно каких условиях, понятно при каких зарплатах и при каком отношении в России к ракетным инженерам, Северной Корее удалось заполучить чертежи и технологии твердотопливной ракеты, предназначенной для установки на подводных лодках. Советские прототипы они сильно улучшили. И я могу сказать, что они сделают дальше.

– И что они сделают дальше?

– Во-первых, они, наконец, разработают термоядерный заряд. Во-вторых, существующие у них сейчас ракеты, летающие на большое расстояние, используют жидкое топливо. Это не технологическая подробность, а очень важный момент. Такую ракету надо заправлять непосредственно перед запуском. Это довольно долгая процедура. И возит ракету целый караван – громадная пусковая установка и две огромных цистерны. Такой караван прекрасно обнаруживается средствами аэрокосмической разведки. И пока они будут заправлять такую ракету, может прилететь американский самолёт и решить проблему.

– Ой, как хорошо.

– Кому как. Поэтому у них уже есть твёрдотопливные системы, которые выпускаются и хранятся, готовые к запуску. Хорошо отработанный расчёт пальнёт минуты через полторы-две после выхода на стартовую. Пока эти их ракеты позволяют достать до Токио, не до Сан-Франциско. Но северокорейцы работают над дальностью. Очень быстро и успешно.

– Откуда у них деньги на эти разработки?

– А это стоит-то не очень и дорого. В большинстве стран, которые занимались этим, чуть ли не основная статья при разработке ракет – оплата персонала. Западный инженер – человек дорогой. А северокорейский готов работать за усиленный паёк. За мясо каждый день.

– Но зачем на ракеты тратиться, когда в стране есть нечего?

– Вот уж извините: «есть нечего» – эта информация устарела лет на двадцать.

– С каким периодом Советского Союза можно сравнить КНДР по уровню жизни?

– С концом сороковых – пятидесятыми. Лет через пять после войны. Во-первых, люди там местами недоедают, но голода нет.

– Хорошо, давайте используем слово «недоедают».

– Во-вторых, в стране идёт очень быстрый экономический рост. То есть страна бедная, но она богатеет. Причём достаточно быстро. В прошлом году экономический рост в КНДР составил 3,9 процента по пессимистическим оценкам. И это не северокорейская статистика. Северокорейцы вообще свою статистику не публикуют, а если что-то и публикуют, то всё равно никто им не верит. Это оценки представителей третьих стран.

– Как эти представители попадают в КНДР, чтобы сделать оценки?

– Это отдельный и очень интересный вопрос, как делаются такие оценки. Они не очень точные, но общую картину дают.

– За счёт чего КНДР достигает этих четырёх процентов роста? Россия о таком показателе сегодня мечтает.

– Капитализм вообще-то работает.

– В Северной Корее?

– Он везде работает, только где-то лучше, а где-то хуже. С конца 1990-х годов в КНДР самопроизвольно, не потому что там были всякие злодеи вроде Чубайса, развалилась «советская» система. И абсолютно с теми же последствиями, что в России в 90-е. Кризис разворачивался очень похоже на наш, но была некоторая разница. Страна, которая изначально была много беднее Советского Союза, стала просто голодать. С настоящими летальными исходами. От голода умерло от полумиллиона до миллиона человек. Это очень большие цифры для страны с населением 25 миллионов.

Но одновременно там стала формироваться рыночная экономика. Началось всё с чёрного рынка, с мелких мастерских, с тётушек, которые делали что-то на продажу. С крестьян, которые, отработав на полях и украв оттуда как можно больше удобрений, шли на свои полулегальные частные огороды. Теперь многое в частных руках, хотя формально всё надо регистрировать как государственное – с такой, я бы сказал, административно-бюрократической «крышей». Всё это началось ещё при втором Киме – при Ким Чен Ире, в 1990-е годы. И тот не знал, что с этим делать. Он попытался восстановить социализм, ловить «цеховиков», которых там развелось больше чем где-нибудь в поздне-советских Грузии или Узбекистане. Потом начинал с ними сотрудничать. И так – из стороны в сторону. У Ким Чен Ына позиция чёткая: рынок – это хорошо. Не забывайте, что сам он вообще-то в Швейцарии учился. И как он пришёл к власти – все гонения на частную экономику прекратились. Официально рынок не признаётся, но в закрытых документах пишут: давайте частникам торговать, сотрудничайте с ними. Сейчас, например, в КНДР идёт строительный бум, и движущая сила его – частные деньги. К вопросу об уровне жизни: стоимость хорошей квартиры в Пхеньяне вышла на уровень ста тысяч долларов.

– У них там прямо частные квартиры?

– Формально – нет, а фактически – да.

– Если Ким Чен Ын такой прогрессивный, что ж они там живут до сих пор, как в консервной банке?

– Его прогрессивность не подразумевает политических послаблений. Иначе народ узнает о процветании соседей и пойдёт, чего доброго, требовать воссоединения.

– Есть китайский вариант: рыночная экономика без всяких этих глупостей со свободами.

– Китайский вариант он и осуществляет пятый год. Но в корейской версии этот вариант имеет интересную черту. Китайский лозунг – это реформы и открытость. Вам кажется, что в Китае свобод нет, но по северокорейским меркам они есть, и немалые. Лет пять назад я был в Китае и разговаривал с крупной северокорейской бизнесвумен. Очень умная дама. И, глядя на экран китайского телевизора, она говорит: нам нужны реформы, но без открытости.

– Тогда это уже не китайский вариант. Китайцы пустили к себе зарубежные инвестиции, чужие производства, то есть – открылись.

– А вот северокорейцы пытаются этого не делать. Один мой бывший студент, сейчас – один из лучших знатоков Кореи в мире, на конференции, где звучала такая точка зрения, написал мне записочку: «о том, что их хватит на пять лет, я слышу уже десятый год».

– Это правда, что КНДР на уровне государства зарабатывает на торговле наркотиками, на печатании фальшивых долларов?

– Это всё было. С Советским Союзом они в такие игры не играли, но если вы посмотрите старые российские публикации, то увидите, что до начала 2000-х северокорейцы, причём официальные лица – спецслужбисты, регулярно попадались на ввозе наркотиков в Россию. А впервые они попались на наркотиках в 1970-е, когда их дипкурьеры были задержаны египетской таможней. Однако примерно в 2005-м северокорейское руководство приняло решение больше этой гадостью не заниматься, и этот факт признан официально, в том числе и в документах Госдепартамента США. Но до того государственные структуры там поощряли и организовывали самую разную незаконную деятельность. Это связано с очень специфическим восприятием внешнего мира, которое сохраняется и сейчас: вокруг все враги, поэтому нет ничего зазорного в краже, если крадёшь у врага. И даже Советский Союз и Китай, даже в эпоху довольно близких отношений, в Пхеньяне считались чужаками, кинуть которых было делом совсем не предосудительным.

– Северная Корея и СССР разве не были друзьями?

– Никакой особой дружбы не было. Советский Союз и Северная Корея основательно рассорились ещё в середине 1950-х годов. В 1956 году северокорейский посол официально просил политического убежища в СССР, и это убежище ему было дано. Северокорейские спецслужбы проводили операции по похищению и ликвидации своих граждан на территории СССР. Так что был только союз, вызванный совпадением неких стратегических интересов. Но это была нам не Болгария и не Польша. Я выезжал в Северную Корею впервые в 1984 году. Я оформлялся туда по правилам, которые действовали для враждебных капиталистических стран. КНДР не считалась страной дружественной. Симпатии к Советскому Союзу очень быстро приводили в КНДР в тюрьму. Но в поведении северокорейцев есть логика, я не хочу, чтобы у вас сложилось ощущение, что это какие-то бяки-буки.

– А кто они, если ни с кем не дружат?

– У них есть основания считать врагами весь мир. В 1956 году Советский Союз вместе с Китаем поддержали оппозиционную группу, которая чуть не провела в КНДР переворот и чуть не отстранила от власти дедушку нынешнего правителя. И что им после этого – любить Советский Союз или Китай? Если бы они вели себя иначе, их бы не было как страны. Может быть, для большей части населения такой исход был бы даже не слишком печальным. Но для элиты это стало бы большой печалью.

– Северную Корею и Иран обвиняют в совместной ядерной программе. Как они спелись – такие разные страны?

– Это сотрудничество не носит идеологической окраски, оно базируется на необходимости для обеих стран развивать свои ракетно-ядерные программы. У этих двух стран давно налажены хорошие отношения. Во время ирано-иракской войны иранцы получали оружие из Северной Кореи. Хусейна в то время вооружали американцы и мы, грешные. Там были такие союзы, которые теперь покажутся странными. А теперь и вовсе Иран и Корея в одинаковом положении, обе страны – изгои. Естественно, они договариваются и пытаются работать вместе. Хотя особой симпатии между ними действительно нет. Да и какая может быть симпатия между КНДР, абсолютной атеистической монархией с квазирелигиозным политическим культом – и Ираном, своеобразной теократической демократией, кстати – вполне либеральной.

– Обе страны под санкциями. Даже Россия голосовала в ООН за санкции против КНДР. На такую закрытую страну, как Северная Корея, можно повлиять санкциями?

– Если посмотреть северокорейские публикации, там пишут: страна всегда находилась в экономической блокаде. Так вот: это – неправда. Никаких санкций против Северной Кореи прежде не было. Были запреты для американцев на торговлю с КНДР. Но Соединённым Штатам и Северной Корее элементарно нечем друг с другом торговать. Так что «блокада» – это было изобретение северокорейских пропагандистов. А вот в 2006 году она стала реально появляться. И знаете что?

– Тогда и начался рост?

– Абсолютно верно: экономика КНДР начала расти. Более того: в 2013-м санкции стали реально серьёзными – и медленный экономический рост превратился в настоящий бум.

– Зачем тогда нужны санкции против такой «тефлоновой» страны? Нельзя просто оставить их в покое?

– Северная Корея нарушает принцип нераспространения ядерного оружия. У нас есть три новые ядерные державы: Израиль, Индия и Пакистан. Но между этими тремя странами и КНДР есть большая разница. Эти три державы никогда не подписывали Договор о нераспространении ядерного оружия. Они с самого начала откровенно обозначили свою позицию: договор, сказали они, это соглашение великих держав, желающих увековечить своё военное превосходство, мы в этом не участвуем. А Северная Корея договор подписала, но использовала это, чтобы получить доступ к технологиям двойного назначения, которые обычно не представляются странам, не участвующим в нераспространении. Если теперь нарушение сойдёт им с рук, есть вероятность, как я уже сказал, что ядерное оружие начнёт и дальше расползаться по планете. Этого не хочет никто. России, в силу нашей экономической слабости в сравнении с Америкой, нынешний порядок в отношении ядерного оружия даже более на руку, чем Соединённым Штатам. Мы заинтересованы, чтобы количество ядерных держав не увеличивалось и наше военное преимущество не размывалось.

– Так ведь выходит, что санкции действуют на Северную Корею диаметрально противоположно. Они вообще могут как-то на неё повлиять?

– Не могут. По нескольким причинам. Первая – это Китай. Как и Россия, как и США, он крайне недоволен размыванием режима нераспространения, это подрывает его привилегированный статус. Если Китай будет проводить жёсткие экономические санкции в жизнь, он, конечно, может реально задушить Северную Корею. Примерно 90 процентов всей северокорейской торговли сейчас – это торговля с Китаем. И тогда весь экономический рост КНДР закончится. Результатом может стать кризис и падение северокорейского режима.

– Так за чем дело стало?

– В нынешнем состоянии Северная Корея сохраняет определённую стабильность и служит буферной зоной между Китаем и США с Южной Кореей. Другой вариант – Северная Корея в сирийско-ливийском состоянии. Это гражданская война в стране, где есть не только ядерное оружие, но и химическое, и бактериологическое. Китай делает всё, что может, чтобы замедлить развитие северокорейского ядерного сектора, но при этом никогда не пойдёт на санкции, которые могут поставить под угрозу экономическую и, следовательно, политическую стабильность в Северной Корее.

– То есть заранее известно, что санкции в отношении КНДР работать в принципе не могут, потому что у них единственный контрагент – Китай, который на эти санкции плюёт. И я опять спрошу: зачем вообще действовать санкциями?

– Есть ещё одна причина, по которой эти санкции не будут работать: оборона против них у КНДР глубоко эшелонированная. Если вдруг случится невероятное, что-нибудь вроде вмешательства сверхъестественных сил – не меньше, и Китай поддержит санкции, это всё равно ни на что не повлияет. Северокорейское общество устроено так, что народ не может повлиять на ситуацию. Дело может закончиться волнениями, гражданской войной – да. Но даже если экономически ситуация будет ухудшаться, пока правительство сохраняет власть, оно будет развивать ядерное оружие. Потому что отлично помнит, как Каддафи вытаскивали из канализации. В случае крайнем северокорейское руководство пожертвует значительной частью населения, но на уступки не пойдёт. Даже если это будет грозить ещё одним голодомором, на позицию северокорейского руководства это не повлияет. Не надо думать, что они маньяки и садисты, что им нравится, когда умирают от голода крестьяне. Они будут расстроены. Но куда важнее для них сохранение их жизней и жизней их семей. Потому что убивать, случись что, будут с семьями и детьми. Красивое объяснение они опять выдумают. Например – мы в состоянии войны, весь мир против нас.

– Да-да, нам такие объяснения известны.

– Жизнь вообще так устроена.

– Их ядерную программу невозможно остановить? Все варианты плохие?

– Более того: все нереалистичные. Есть один, о котором я говорю лет десять: замораживание ядерной программы. Из всех плохих решений это остаётся наименее плохим. Речь идёт о соглашении между США и КНДР при возможном участии других стран: Северная Корея отказывается от проведения ядерных испытаний и запусков, то есть у них остаётся то оружие, что есть, но нового они не делают и имеющегося не совершенствуют. За это предложить им надо политические уступки и финансовую помощь. Правда, американское политическое руководство о таком варианте пока и слышать не хочет.

– И правильно делает. Есть режимы, с которыми нельзя подписывать меморандумы. Деньги проедят – и будут дальше крутить свою машинку.

– Они будут соблюдать условия, пока другая сторона будет соблюдать договорённости. Это ситуация из вестернов, когда двое стоят с пистолетами. Правда, вряд ли северокорейцы пойдут на это раньше, чем завершат разработку межконтинентальных баллистических ракет и поставят их на вооружение. Но если к этому варианту не придут, у северокорейцев с каждым годом будет всё больше и больше ракет и оружия.

Беседовала Ирина Тумакова,

***

Источник: «Фонтанка.ру»

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментариев пока нет, но вы можете оставить первый комментарий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Translate »