Шофельд проливает свет на жестокость японцев

Демонстранты, участвующие в Первомартовском движении за независимость. (Фото любезно Matt Van Volkenburg)

Демонстранты, участвующие в Первомартовском движении за независимость. (Фото любезно Matt Van Volkenburg)

Если бы посетители  Национального кладбища в Сеуле посетили бы ту часть, где захоронены патриоты, они могли бы удивиться, заметив на могильных камнях иностранное имя. Однако Фрэнсис Шофельд известен в Корее многим как «34-й человек», что связан с 33 патриотами, которые подписали Декларацию независимости Кореи 1 марта 1919 г., положившую начало Первомартовскому движению за независимость.

Годом ранее, когда после окончания Первой мировой войны проходили мирные переговоры, президент США Вудро Вильсон произнес речь, в одном пункте которой он призвал к праву на самоопределение для всех захваченных территорий. Вдохновленные этим, корейские студенты в Корее и Японии начали организовывать движение протеста, призывавшее к независимости Кореи после десятилетия  японского военного правления.

Единственным иностранцем, информированным об акциях протеста до их начала, был Фрэнсис Шофельд, канадский врач-миссионер, работавший и преподававший в медицинской школе «Северанс». В феврале его навестил Ли Кап Сун, один из 33 патриотов и работников школы, и спросил, будет ли тот помогать сторонникам независимости Кореи. В то время, как другие миссионеры и иностранцы в Корее были удивлены протестами, Шофельд бегал по Сеулу и делал фотографии протеста – те фотографии, которые в наше время видел почти каждый кореец. 

Шофельд также лично вмешался в протесты, подойдя к полицейским, забиравшим демонстрантов, и требуя, чтобы они освободили его «слугу», что было уловкой, сработавшей на некоторое время. А когда полиция поняла это, он использовал удостоверение шефа полиции для того, чтобы попасть в Сэдэмунскую тюрьму, где он заметил, что заключенные подвергаются плохому обращению и размещены в переполненных камерах. Он даже получил возможность встретиться с Ли Гван Суном, известным учащимся старшей школы, которому предстояло умереть в следующем году от плохого обращения в тюрьме. Будучи врачом больницы «Северанс», он своими глазами видел раны, нанесенные демонстрантам офицерами японской полиции, вооруженными мечами.

Участники Первомартовского движения за независимость были доставлены в больницу «Северанс» после жестоких действий полиции (Фото любезно предоставлено  Matt Van Volkenburg)

Участники Первомартовского движения за независимость были доставлены в больницу «Северанс» после жестоких действий полиции (Фото любезно предоставлено Matt Van Volkenburg)

Однако лучше всего Шофельд известен, пожалуй, тем, что пролил свет на резню Чеамни, которая произошла в уезде Хвасон, Кёнгидо (провинция Кёнги) 15 апреля 1919 г. В этот день японские силы доставили 30 корейцев в деревенскую церковь и подожгли ее, стреляя во всякого, кто пытался выбраться из пламени. Эта деревня была лишь одной из многих в этом районе, сожженных дотла японскими солдатами. Когда Шофельд услышал о резне, он взял велосипед, сел на поезд и после отрыва от полицейского «хвоста» направился к деревне, где расспросил выживших и сфотографировал найденные им разрушения.

Сцена церкви, сожженной японскими войсками. (Фото любезно предоставлено Matt Van Volkenburg)

Сцена церкви, сожженной японскими войсками. (Фото любезно предоставлено Matt Van Volkenburg)

Разгневанный увиденным, Шофельд отправил письма в местные газеты, пытаясь информировать общественность о жестокости японских властей в Корее. В ноябре 1919 в письме в «Japan Advertiser» он критиковал “проклятую политику ассимиляции», осуществлявшуюся Японией и спрашивал: «Есть ли какая-нибудь мораль у полиции, которая держит 17 млн. людей в состоянии безнадежности, а в лучшем случае предлагает достойнейшим мужчинам и женщинам Кореи изгнание или тюрьму?»

По причине контроля правительства за информацией мало кто за пределами Кореи знал правду о происходящем. Японская англоязычная пропагандистская газета «Seoul Press» разместила статью о Содэмунской тюрьме, где изобразила ее в розовых тонах. В ответ Шофельд написал саркастическое письмо в газету: « Мы, иностранцы, были очень рады прочесть такое веселое и красивое описание тюрьмы, потому что мы всегда думали, что множество узников теснятся в маленьких комнатах, набитых паразитами, голодные и в лохмотьях. Вопреки нашим неправильным представлениям утверждается, что наши корейские друзья имеют технические уроки, наслаждаются веселой атмосферой и частым мытьем. Какие замечательные новости!»

Хотя « Seoul Press» ответило, что «письмо от иностранца подтверждает, Что иностранцы несправедливо подозревают нас», у нее зародились подозрения.  Действия Шофельда, включая каталогизирование жестокостей, которые он видел, не остались незамеченными японскими властями. В декабре 1919 г. Генерал-губернатор Кореи заявил, что « неоспоримым фактом является то, что христианские миссионеры стоят за беспорядками в Корее, и человек по имени Шофельд из больницы «Северанс» в Сеуле – один из наиболее заметных агитаторов этого типа».

Его выгнали из Кореи не японцы, а споры о допустимости политического вмешательства в корейские дела, которые заставили протестантскую миссию, приславшую его, потребовать от Шофельда вернуться домой. Именно его отказ остаться «политически нейтральным» привел к тому, что в 1920 г. он был немедленно отозван.

Вернувшись домой в Канаду, он  занялся новаторской работой в  области ветеринарии в Онтарийском ветеринарном колледже в Гелфе, Онтарио, где он продолжал писать письма в местную газету, осуждая расовую дискриминацию обнаруженную им в его собственной стране.

В 1958 г nосле почти 40 лет проведенных в Канаде он вернулся в Корею и преподавал в Сеульском национальном университете и университете Ёнсе.  Он также помог создать два приюта для сирот и даже поддерживал учащихся, которые хотели учиться за рубежом, оплачивая им учебу. Среди учащихся, которым он помог, был будущий премьер-министр Чхун Ун Чхан, чьи расходы на обучение в средней школе были покрыты Шофельдом.

Как говорит нынешний посол Канады в Корее Дэвид Четтерсон, «люди имеют очень глубокую память, они почитают доктора Шофельда и его заслуги перед Кореей. Довольно часто, когда я упоминаю его имя, люди отвечают: «О да» и начинают рассказывать историю, которую они слышали или в которую были непосредственно вовлечены».

Корейское правительство признало заслуги Шофельда и наградило его «Орденом за заслуги в области культуры» в 1960 г. И «Независимой медалью ордена за заслуги в деле создания государства» в 1968 г. Когда он ушел из жизни в 1970 г., были организованы публичные похороны, и Шофельд стал первым иностранцем, похороненным на  Национальном кладбище в Сеуле.

Мэт фон Фолькенбург

Мэт фон Фолькенбург

Мэт фон Фолькенбург
Член Королевского азиатского общества, Корейское отделение

Открывайте Корею вместе с RAS
[Корейское отделение Королевского азиатского общества, основанное в 1900 г., представляет собой ассоциацию людей (и корейцев, и некорейцев), которые хотят углубить свои знания корейской жизни, культуры и истории и поделиться ими с другими на английском. https://www.raskb.com/]

– See more at: https://russian.korea.net/NewsFocus/Column/view?articleId=116967#sthash.szL4jxor.dpuf

Источник: https://russian.korea.net/NewsFocus/Column/view?articleId=116967

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »