Синекура, товарищ секретарь!

phoca_thumb_l_2012-11-16-p-03-1

Андрей Ланьков: Я уже как-то писал у себя в блоге о южнокорейской комическо-бюрократической правительственной организации, которая именуется «Управление пяти северных провинций». Когда-то Управление было создано с двоякой целью: с одной стороны – в качестве зародыша той администрации, которая должна был действовать на территории Севера после освобождения оной от злокозненных коммунистов, а с другой – в качестве бюрократического символа, подтверждающего претензии южнокорейской стороны на контроль над всей территорией Корейского полуострова (об Управлении см.здесь).

Как и следовало ожидать, северокорейцы в долгу здесь не остаются. Наоборот, как и требует Вождь, отвечают «стократно, тысячекратно». В Северной Корее с конца 1950-х годов существует полностью сформированная администрация южной Кореи, которая приступит к своим обязанностям после того, как эта территория будет освобождена от гнёта американских империалистов и марионеточной клики. Администрация эта состоит из северокорейских чиновников разных уровней, для которых их южнокорейские посты являются символическим (впрочем, не совсем) дополнением к их нормальным обязанностям. Сидит себе тихий майор  полиции где-нибудь в Чхонджине, ловит себе жуликов (ну или взятки с оптовых торговцев на рынке трясет, это уж от обстоятельств зависит и от морального облика) – в то же время числится, скажем, резервным зам. начальника Управления Внутренних Дел в Пусане…

При этом северокорейская сторона подошла к вопросу более серьёзно, чем Юг. «Управление пяти северных провинций» постепенно выродилось в преимущественно ритуальное учреждение, а вот кадровый резерв на Севере до недавнего времени был многочисленным и теоретически работоспособным. С другой стороны, в открытой печати существование резервной администрации упоминается, но в самых общих чертах (о ней кратко говорил Ким Ир Сен, например) – никаких деталей. Оно и понятно: южнокорейские чучхеисты (сейчас их мало осталось, но были времена, когда их было куда больше) с их демократическими иллюзиями, были бы, наверное, слегка удивлены тем, что результаты «первых не-буржуазных выборов» уже расписаны соответствующим отделом ЦК ТПК.

На днях довелось пообщаться с человеком, который в эту самую резервную администрацию входил (доводилось мне и раньше говорить с его коллегами, но тогда на вопросах резервной администрации как-то сосредоточиться не удалось).

Резервная администрация изначально формировалась из тех партийных и государственных чиновников, которые в 1945-50 году перебрались с Юга на Север (иначе говоря, бывшие южнокорейские коммунисты, которые не попали под волну репрессий 1953-1960 гг., когда большинство таких перебежчиков в КНДР почикали). Впрочем, сейчас таковых практически не осталось, поэтому резервная администрация уже давно пополняется детьми, а временами – даже и внуками таких беженцев-коммунистов. В любом случае, для подавляющего большинства сотрудников резервной администрации обязательным является как членство КПК, так и происхождение (обычно по прямой мужской линии) от выходцев из Южной Кореи.

Из этого правила существует одно интересное исключение: на самые ключевые партийные позиции назначаются люди с особо безупречной родословной, то есть, по определению, чистопородные северяне. В частности, таковым является будущий секретарь сеульского горкома (но не председатель сеульского горисполкома – сия несколько формальная должность зарезервирована за потомком южан).

Резервный аппарат достаточно разветвлён.  В Северной Корее наготове есть не только секретари райкомов (конечно, уездкомов) партии для всей территории Южной  Кореи, включая остров Чечжудо, но и заведующие отделами  в этих самых райкомах, а также в соответствующих организациях  государственной администрации. Человек, с которым я говорил, например, должен был после победоносной войны стать председателем райисполкома (по северокорейской терминологии, председателем народного комитета) в одном из южнокорейских городов средней руки, уездном центре.

В принципе, почти всё вышеописанное «широко известно в узких кругах», но некоторые детали оказались новыми и интересными. В частности, выяснилось, что всех чиновников резервной администрации два раза в год направляют на учебные сборы, где они слушают лекции по положению в Южной Корее, а также изучают грифованные материалы по тем районам и городам, которыми им придётся руководить. Любопытно и то, что все эти виртуальные чиновники получают вполне реальную добавку к своей основной зарплате (точнее, реальной эта доплата была до гипер-инфляции 2002-03, а потом превратилась в виртуальную).

Другим сюрпризом для меня оказалось, что в этой фиктивной структуре существует вполне реальное продвижение по службе. Мой собеседник, например, начинал в начале 1980-х в качестве простого зам. зав. отдела райисполкома.  Однако за годы беспорочной виртуальной службы он дорос аж до должности главы этого виртуального учреждения.

И было ведь время, когда всё это было совсем не понарошку…

Источник: https://tttkkk.livejournal.com/264357.html

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »