«Синёндон» и «Политотдел» (эпизод из противостояния двух корейских колхозов)

Футбол в к-зе им. Свердлова (Синёндон)

Футбол в к-зе им. Свердлова (Синёндон)

Эпизод, о котором хочу рассказать, случился в далёкие времена, летом 1961 года, когда корейские колхозы крепко стояли на ногах, набрали силу, позволившую думать не только о хлебе насущном. Корейские колхозы Ташкентской области к началу шестидесятых имели крепкие хозяйства, по своим показателям они входили в самые передовые колхозы всего СССР. На фоне всеобщего подъёма корейских колхозов выделялись лидеры – два хозяйства Верхне-Чирчикского района – к-з им. Свердлова («Синёндон») и к-з «Политотдел».

Они выделялись не только своим достатком, но и негласным противостоянием во всех областях жизни, касалось ли это выращивания хлопка или кукурузы, или участия в конкурсах художественной самодеятельности, или еще в чем-то другом, но особенное противостояние проявилось в любимой народом игре – футболе.

У того и другого колхоза были команды, выступавшие в первенстве Республики. Если вспомнить, то, весь футбол СССР был урегулирован и подразделен на Высшую лигу, ниже шла Первая лига, т.н. класс «А», после нее шел класс «Б», эти три группы составляли Всесоюзное первенство и далее по нисходящей, шли первенства различных Республик. И вот, два корейских колхоза располагали коллективами, претендующими на выступление во Всесоюзном первенстве – в классе «Б»!

Игра команды «Синёндона» был завораживающей, иначе не могу и сказать. Все население, как на праздник, шли смотреть домашние игры своих любимцев, среди них были приглашенные игроки – корейцы из других мест.

Помню, как у нас появился вратарь с совершенно фантастической легендой – якобы, не пропустивший ни одного гола и прыгучий, как кошка. Мальчишки и прозвали его – «вратарь-кошка». В защите играл легендарный «хомяк-Гена». Линия нападение была сокрушающей: на левом фланге действовал стремительный, с невероятным дриблингом одиннадцатый номер – Митя, уважительно, за глаза его звали «Месхи»; на правом краю играл «семёрка Толя», чья игра была поистине чудесной, помня его игру, у меня осталось впечатление завораживающего волшебного действия всей команды. Его мягкий приём мяча, искрометные финты, выверенный пас приводили зрителей в восторг, в глаза и за глаза дети и взрослые звали его «Метревели». Команда, обладая очень сильными крайними нападающими, имела в довершение, выдающегося центрфорварда – «девятку Митю» – Ан Дмитрия! Его игра была уникальной. Футбол живет голом, а Дмитрий Ан был его созидателем. Симбиоз современных футболистов, как Рауль и Шевченко напоминают игру нашего героя, такой же техничный, как Рауль, нацеленный на ворота, как Шевченко – таким его помню, никак не ниже.

Любая команда с такими футболистами должна быть амбициозной, «Синёндон» не был исключением. Перед командой стояла задача, войти в класс «Б». Насколько сейчас понимаю, спортивная задача была выполнена – команда вошла в число коллективов, завоевавших заветную путевку во Всесоюзное первенство, но, вмешалась «политика».

Кроме команды «Синёндон» на выход в класс «Б» претендовала и команда из «Политотдела». Достаточно сильная команда, сформированная в основном приглашенными игроками-инородцами, то есть принцип «национальной» команды, какой придерживались в «Синёндонг» была в ней нарушена. Но, в чём заключалась «политика»? По мнению «высоколобых» спортивных деятелей две команды из одного района одновременно не могли войти в класс «Б»! В связи с чем, были назначены переигровки на своём и чужом поле.

Страсти накалялись. Я их ощущал, потому что отец был страстный болельщик, считался знатоком футбола и помогал тренеру команды.

Теперь понимаю, что эмоции, страсти – кипели внизу, в народе, а исход поединка решался в «тайных коридорах власти», где постановили, что команда «Политотдела» войдет в число команд мастеров класса «Б».

Первая встреча состоялась в «Политотделе» и она была скомкана неправедным судейством. Рефери явно благоволили хозяевам поля. «Политотдел» выиграл.

«Синёндонг сарам» (люди из Синёндона) негодовали.

Вторая встреча в «Синёндоне» прошла при подавляющем преимуществе хозяев поля. Видимо, судьи и «коридоры власти» опасались явной несправедливости, и матч прошел в рамках спортивных правил. «Синёндон» выиграл матч.

Объективно команда «Синёндона», на тот момент, была сильней. Очевидным преимуществом команды был её национально-патриотический настрой. Идея «национальной» команды брала вверх над расчетливым подходом «Политотдела», составленной из профессиональных игроков разных национальностей.

После двух встреч, не выявивших победителя, потребовался третий матч, который решили провести на нейтральном поле колхоза «Правда», очевидцем которого был я. Это было большое событие, при большом стечении народа. Страсти кипели, накалялись, обстановка была чрезвычайно нервозной. Слухи о неправедном судействе, слухи о «тайном решении» не то, чтобы «поползли», а разлетелись – только об этом и говорили.

Мне еще не было десяти лет, гостил у бабушки в «Правде» и на мое счастье решающая игра должна была пройти на моих глазах. Перед началом матча пошел искать отца, пробрался к месту, где расположились «синенгоу сарам», но отца не нашел, правда, сидели там знакомые мне взрослые, в том числе дядя Миша – главбух «Синёндона». Мы сидели у левой кромки поля, поближе к воротам «Политотдела», ворота «Синёндона» были справа.

Игра началась.

Мяч у «Синёндона» – у правого хавбека, он начинает движение к середине поля – от меня это далеко, едва вижу, как к нему устремились игроки «Политотдела». Хавбек делает пару неуловимых финтов и переводит мяч на левую сторону. В районе центральной линии – на левой стороне – игрок «Синёндона» подхватывает мяч и в одно касание пасует своему левому крайнему одиннадцатому Мите. Мяч у нашего нападающего, теперь, это происходит в двух шагах от меня, к нему бросаются защитники, он – на скорости, вдоль линии поля, обводит одного, второго. Обводит элементарно просто, прокидывает мяч себе на ход, рассчитывая на свою скорость, оба защитника безнадежно отстают, третий в подкате совсем проваливается. Одиннадцатый Митя, промчавшись мимо меня, провалив защитников, почти у лицевой линии навешивает мяч во вратарскую площадку, и вижу как в высоком прыжке «девятка Митя» головой забивает гол! Г-О-О-О- О-О-Л!

Ликование на нашей «трибуне» (трибун-то не было, сидели на скамейках, а кто расположился на траве у кромки поля, как я), восторг, радость, буря эмоций, усиленная тем, что гол забили через три минуты после начала матча! Наш восторг, достигнув апогея, резко оборвался решением главного судьи – он сразу показал на центр поля, а мгновение спустя не засчитывает гол и назначает введение мяча от ворот! В недоумении все притихли и, наконец, видим, что судья на фланге, где сидели мы, стоит с поднятым флажком и запоздало фиксирует положение «вне игры»!

Наше возмущение выплеснуло через край – дядя Миша, находившийся рядом с боковым судьёй, сбивает его с ног! На поле выбегают все болельщики, началась драка. Кипевшие страсти разорвали «крышку котла» и понеслась битва на арене футбольного поля! Всё поле от края и до края была заполнена дерущимися болельщиками, и разнимающими их! Я ринулся в самую гущу, хотел найти отца и где-то в середине поля увидел его, как он тащил молодого человека на край поля. Увидел и успокоился, что с ним все в порядке. Затем уже услышал, как взрослые меня выгоняли с поля. Вернулся к бабушке, которая все спрашивала: «Что там Витя?». Я рассказал, что видел.

О продолжении футбольного матча или его переноса речи не было. «Высоколобыми» был вынесен вердикт: «Засчитать поражение команде «Синёндонга», ввиду учиненных беспорядков его болельщиками». Таким образом, команда «Политотдела» вошла в класс «Б».

Команда «Синёндона» на следующий год добилась права играть в классе «Б». И снова началась «гонка» между двумя колхозами, но это уже другая история, история других команд, уже профессиональных. А «национальная корейская» команда, любимая народом, с того памятного матча постепенно сошла на «нет». В новых условиях конкурентной борьбы Всесоюзного первенства требовались игроки другого уровня, чем могла подготовить местная колхозная команда.

Хан В. В.

4 апреля 2009 г.,

Ташкент.

P.S.

Изменил корейское написание колхоза им. Свердлова – Синенгоу на Синёндон, придерживаясь статьи

Р. Ш. Джарылгасиновой ИСТОРИЧЕСКАЯ ТОПОНИМИЯ КОРЕЙСКИХ ПОСЕЛЕНИЙ НА РОССИЙСКОМ ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ (вторая половина XIX – начало XX в.), где читаем: “Г.В. Подставин отмечал в 1914 г., что Николаевка имела и корейское название Синён-дон. Этимология корейского топонима неясна, можно лишь выделить геогра­фический термин дон/тон – “селение”, “деревня”, “квартал”

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »