«- Служу Советскому Союзу!»

Майор В.М. Ким, перед отставкой

«Есть такая профессия – Родину защищать!»
( из к/ф «Офицеры»).

«Кто не был в армии, тот не знает,
как хорошо дома».
(Солдатская поговорка).

                                                                 ВСТУПЛЕНИЕ.

        Не один раз, за свою долгую, в четверть века, службу в Советской Армии, отвечал так строго по Уставу советский офицер Владимир Ким, когда командиры благодарили или поощряли его за образцовую службу. Он уроженец села «Новая жизнь» Нижне – Чирчикского района Ташкентской области, 1943 года рождения, кореец по национальности, гр. СССР, чьи родители в 1937 году подверглись репрессии со стороны советского государства, посвятил свою жизнь, защите страны Советов, избрав профессию военного специалиста. Дослужился до звания «Майор Вооружённых Сил СССР». Обиды, а тем более злобы на решение высших властей страны переселить корейцев из Дальнего Востока в Казахстан и Узбекистан у его родителей, да у самого Владимира тоже не было. Все они считали, что так и должно было быть, суровое время требовало этого. Беспрекословно верили властям и подчинялись им, не думая о сопротивлении.

      В этом феномене, хотелось бы разобраться на примере судьбы этой типичной корейской семьи, в год 80-летия печального события. Как никогда сейчас обострилось отношение к этому историческому факту в сообществе российских корейцев, где историки, учёные, философы, журналисты и общественные деятели по разному дают политическую оценку насильственному переселению всего корейского населения. Одни считают это трагедией, другие благом, третьи думают, что это не просто переселение, а депортация и геноцид, соответственно выражают свою ненависть к Советской власти. Многие думают, что репрессия была не жёсткая, а мягкая по сравнению с репрессией к другим народам, поскольку переселение происходило в мирное время и по отношению к корейцам применили репрессивный акт в качестве превентивных мер из-за возможного проникновения японского шпионажа, а не за конкретное предательство или преступление.

Переселённые корейцы были лишены многих прав, но могли жить на выбор в пределах нескольких республик, а не строго в спецпоселениях с комендатурами и бесчисленными проверками, как другие народы. Воду льют на мельницу разброда и шатания демократы-либералы, махровые антисоветчики, пасторы-чужестранцы. Многие люди третьего-четвёртого поколения, касаясь этой темы, проливают кровавые слёзы, рвут волосы на голове и не только, слышны стенания по этому поводу, требуя восстановления справедливости в виде моральной и материальной компенсации. Большинство из них своими словами и поведением, где бы то ни было, в стране у себя или за границей, хотят вызвать жалость к себе за унижение, нищету и дискриминацию, которую, якобы испытали корейцы за многие годы в советский период.

Однако не стоит подобно страусу зарываться головой в песок и не видеть, что происходило в стране в те годы, которые называются репрессивными. Миллионы советских людей, а больше всего русские, пострадали от режима, который был установлен в определённый период правления Сталина, и в особенности в предгрозовые годы, когда решалась судьба быть или не быть советскому государству и стране в целом. Требовать особого статуса для корейцев, как жертвам репрессии бессмысленно. Более того, такие попытки могут нанести только вред, настраивая против себя другие народы. Достаточно того, что государство двумя актами признало свою вину перед российскими корейцами, подвергшихся репрессий, и они реабилитированы с предоставлением региональных льгот, возможных для экономики того или иного региона Российской Федерации на данном этапе.

                                 КРАТКАЯ РОДОСЛОВНАЯ СЕМЬИ ВЛАДИМИРА КИМА.

     …Обратимся к истории семьи Владимира Михеевича Кима, и с его слов узнаем родословную, какую знает он сам. Дед по отцу Ким Бон-Ен, 1882 года рождения, уроженец одной из провинции  северной части Кореи в возрасте 14 лет с отцом перешёл российскую границу. Они поселились в корейском селе Сидими, что было расположено на территории Посьетского (Хасанского) района Дальневосточного края. Здесь, простые крестьяне, как он сам, могли получить землю и работать свободно на себя, а не на помещика, как было до этого в Корее. Примерно через год отец женил сына на молоденькой девчушке 14 лет по имени Тё Сун-Хи. В 1909 году у молодой пары родился сын, которого назвали уже русским именем Михей. Не трудно догадаться, что это будущий отец героя нашего очерка, т.е. Владимира Кима. Кроме сына Михея, Сун-Хи родила ещё четырёх дочерей: Людмилу, Анастасию, Елизавету и Ольгу. По древнерусским женским именам, да ещё святых, нетрудно догадаться, что родители, живя в России, приняли православие вместе с подданством, каковы встречались в то время часто в Приморье и, которые жили в основном  крестьянским трудом. После Великой Октябрьской революции Ким Бон-Ен безоговорочно признал власть Советов и защищал её, как мог. Ведь новая власть обещала простым людям: Мир, Труд, Свободу, Равенство, Братство и Счастье. Справедливый мир наступил, крестьяне получили землю, бедняки тоже могли учиться в школах, техникумах и в институтах наравне со всеми. Люди сами строили школы, где обучение шло на родном языке, в крае имелись техникумы и даже корейский педагогический институт, выпускались свои газеты и журналы, работал корейский драматический театр, и радиовещание тоже было.  Советские корейцы на новой родине зажили хорошо и были счастливы, гордились, что живут в Советском Союзе, однако счастье неожиданно оборвалось накануне 20-летия Великого Октября.  Семья Ким Бон – Ен в полном составе разделила судьбу всех советских корейцев и в 1937 году была насильственно переселена в Узбекистан. Глава семьи земной путь закончил в 1965 году и похоронен на старом городском кладбище Алмалыка Ташкентской области.

       Династию Ким Бон-Ен продолжил его единственный сын – Ким Михей Андреевич, со временем такое отчество на русский манер красовалось на всех его документах, корейское имя отца не предполагало перейти в отчество, и это было непринято у корейцев. Как мы помним, Михей родился в 1909 году, его родители, придерживаясь строгих корейских обычаев давать образование старшему сыну, продолжателю рода, несмотря на материальные трудности, предоставили возможность учиться Михею в Уссурийском учительском семинарии. После окончания, которого Ким Михей Андреевич работал учителем в разных города и сёлах Хасанского района Приморского края и Амурской области. После переселения в Узбекистан случай по иронии судьбы определил его жить в селе с символическим названием «Новая жизнь». Пришлось много работать, чтобы помогать большой родительской семье, а тут ещё грянула война. Мужское население в основном отправилось на фронт, только корейцам не было позволено защищать свою родину, поскольку они были признаны, как неблагонадёжные. Правда, на трудовой фронт было мобилизовано большинство трудоспособных корейских мужчин. Из-за нехватки учительских кадров, мужчины-учителя освобождались от этой трудовой повинности. По этой причине, Михей Андреевич работал учителем и секретарём сельского совета не только у себя, но и в соседних колхозах «Красный Восток» и «Ахунбабаево». Если его отец женился в юном возрасте, то сам Михей, увлечённый работой, и заботой о родителях женился поздно, как говорят в возрасте Христа, т.е. в 33 года. Невесту для себя присмотрел скромную девушку по имени Елизавета, а по фамилии – Югай. Она была на пять лет моложе жениха, а родом из одного и того же Посьетского района, только другого села – Верхняя Рязановка. Её отец – Югай Александр Иванович был волостным старшиной, имел огромное домовладение, и жили они богато. После революции 1917 года дом конфисковали, он сам был раскулачен и вместе с семьёй выслан в Амурскую область. Елизавета, окончив 7 классов корейской школы, продолжила дальше учёбу в русской школе. После окончания учёбы в 1934 году поступила в рыбный техникум во Владивостоке. Однако окончить не смогла, после преддипломной практики в сентябре 1937 года всех студентов техникума вместе с преподавателями погрузили в вагоны эшелона наряду со студентами других корейских учебных заведений и доставили через месяц в город Кзыл-Орду (Казахская ССР). По зачётной книжке и студенческому билету девушку приняли в Кзыл-Ординский техникум Советской торговли на отделение «Бухгалтерский учёт», который закончила за два года. Получив диплом, в 1939 году переезжает в Узбекистан, где в нескольких колхозах и организациях Нижне-Чирчикского района работает бухгалтером. Тогда она и познакомилась с Михеем Андреевичем Кимом. В суровом 1942 году, когда шла война, они поженились. Через год в семье появился первенец, которого назвали Владимиром, самым распространённым именем у корейцев. После него через полтора года на свет появилась дочь, назвали её сказочным именем – Алиса. А ровно через два года, 28 декабря 1946 года родилась другая дочь, которую назвали с великой надеждой на веру любви, тепла, богатства и счастья – Верой.

       Спустя, несколько лет, где-то в году 1948 родители сумели перебраться в Казахстан, поближе к своим родителям и родным. Обосновались в селе Узун-Агач, что под Алма-Атой, столицы Казахской ССР. Жили большой семьёй в огромном доме с напольным отоплением, это корейская печь ондоль или  кудури, как мы называем эту систему обогрева всего пола. Михей Андреевич опять стал работать учителем, а его жена Елизавета Александровна Югай – бухгалтером в сельпо. Несмотря на то, что они работали не покладая рук, семья терпела тяготы и лишения. Война оставила след в жизни каждой советской семьи, и маленький Кеша-Володя помнит своё босоногое детство с постоянным желанием поесть чего-либо вкусненького, больше всего конфет. В этом предложение, я дал герою очерка двойное имя, потому что, так оно и было. В те годы у корейцев, как и у других людей, была высокая детская смертность. Видимо, поэтому у нас  существовал миф, что если ребёнку дать второе имя, то болезни и прочие нечистые силы не смогут забрать малыша, по той простой причине, что перед выбором одного из них, они не зная, кто есть кто, не смогут забрать, кого хотели. Таким образом, якобы от смерти спасётся маленький человечек. Так или иначе, но когда маленького Володю крестили, то крёстная дала ему второе имя – Кеша. С этим именем он прошагал по жизни много лет, особенно в детские и школьные годы. Поэтому, его родные, близкие люди и старые друзья по привычке всё ещё зовут Кешей, а некоторые «Кеша-Володя» и он отзывается на этот зов. Помню, недавно был в гостях в Подмосковье у его тёти Юлии Леонтьевны и стал рассказывать о Владимире Михеевиче Киме, она никак не могла понять о ком идёт речь. Пришлось долго и подробно объяснять ей, пока она не поняла, что речь идёт о Кеше. Действительно, как нечистая сила или смерть с косой разберётся, кто Володя, а кто Кеша?! Так и уйдут они ни с чем, а нам как знать, где, правда, а где миф?

Фото с родителями

     … В те годы учительская зарплата, как и сейчас, была маленькая, работая даже на двух ставках, обеспечить семью, было трудно. Поэтому Михей Андреевич нашёл возможность обучиться токарному делу, после чего переходит работать токарем-станочником в МТС, а затем в РТС. В 1961 году семья вновь возвращается в Узбекистан, но теперь в промышленный город Алмалык, где бурно развивается цветная металлургия. Здесь М. А. Ким устраивается на высокооплачиваемую работу в качестве горнорабочего на рудник «Кальмакир». Проработав почти десять лет, в 1970 г. выходит на заслуженный отдых и в том же году переезжает на постоянное место жительства к сыну Владимиру в  Находку, в которой и закончил свой земной путь, уйдя навечно в царствие небесное. Умер 27 октября 1972 года, и покоится на городском кладбище Находки.

    Мама нашего героя, легендарная Елизавета Александровна Югай пережила своего мужа, Михея Андреевича Кима долгих 47 лет. Она, рождённая в 19 веке, явилась живым свидетелем событий планетарного масштаба, происшедших в течение двух веков:

– Первая мировая война (1914 – 1918гг);

– Великая Октябрьская революция (1917 г.);

– Вторая мировая война (1939 -1945гг).

       Кроме этого, она пережила насильственное переселение российских корейцев из Приморского края в Узбекистан и Казахстан (1937 г). Намного позже, распад Великого государства – СССР (1991)  Елизавета Александровна Югай прожила долгую, сопряжённую с тяготами, лишениями и унижениями жизнь,  вместе с тем были счастливые годы учёбы, работы, замужества, рождение детей, а затем внуков и правнуков. Несмотря ни на что, она никогда не роптала, не было ненависти к Советской власти, хотя раскулачили родителей, а затем второй раз репрессировали, теперь, в виде высылки из Приморья по национальному признаку. В 1961 году вместе с мужем и семьёй из Казахстана вновь возвращается в Узбекистан и для ПМЖ выбрали город Алмалык. Здесь она работала на мебельном комбинате в качестве бухгалтера материального отдела, а затем старшим бухгалтером МТО и с этой должности уходит на заслуженный отдых. Однако сидеть без работы она не могла, теперь все силы отдаёт воспитанию многочисленных племянников, внуков и правнуков. Стало больше времени для отдыха, общения с родными, друзьями и приятельницами.

Наперекор всем трудностям судьбы, Елизавета Александровна всегда и везде трудилась самоотверженно на благо страны, воспитала своих детей в духе патриотизма к Родине. Сын Владимир служил в армии, дочь Алиса работала врачом, а младшая Вера, окончив техникум, работала снабженцем в цехе БелАЗ, а в большей части была домохозяйкой, растила свою дочь и ухаживала за мамой.

       Благодаря стойкости духа и мужества, житейской и материнской мудрости, присущей ей, доброй по характеру и всех других добродетельных качеств, которыми её наградили Духи Неба, Земли и её Предков, великая женщина по имени Елизавета прожила долгую яркую жизнь, как ей предрекали китайские мудрецы, записав судьбоносные события в её будущую жизнь. Так, они записали, что она выйдет замуж поздно, а детей у неё будут трое. В записях определены также годы, наиболее тяжкие в её жизни (1949-1953), что жизнь у неё будет длинная. Действительно, прожила эта женщина 103 года без сорока одного дня. До последнего дня жизни была в светлом уме и твёрдой памяти. Она помнила по именам всех близких друзей своего сына, хотя некоторых не видела последние десятилетия. Правда, были у неё проблемы со слухом, поэтому всем приходилось ей не говорить, а писать записки. После продолжительной болезни Елизавета Александровна скончалась в городской больнице накануне праздника Великой Победы и дня рождения своего сына-первенца, 8 мая 2017 года. Таким образом, прожив долгую жизнь, она обрела Вечность и Бессмертье  в сердцах и памяти близких и родных. Покоится она на корейском кладбище города Алмалык Ташкентской области Республики Узбекистан. Царствие ей Небесное!

                                                   КИМ  ВЛАДИМИР  МИХЕЕВИЧ.

      А теперь, вновь вернёмся к жизни главного героя очерка, где более подробно узнаем  интересные факты и события из его биографии, типичного соотечественника, разделившего одну общую судьбу всех российских (советских) корейцев, чьи предки много лет тому назад добровольно перешли на территорию царской России.

       Как мы уже знаем, Владимир Михеевич Ким родился 11 мая 1943 года в семье служащих в селе «Новая жизнь» Нижне – Чирчикского (ныне Куйичирчикского) района Ташкентской области. Сам он осознано помнит себя и свою детскую биографию с шести лет, когда в 1949 году родители переехали из Узбекистана в Казахстан, эти территории были местом поселения для переселённых корейцев из Дальнего Востока. Жить стали в селе Узун–Агач, что под Алма–Атой. Тогда папа устроился работать учителем в сельской школе, а мама бухгалтером в Сельпо. Сам ходил в детский сад и вспоминает, что жили в большом доме, который отапливался корейской печкой «кудури», это система напольного обогрева, которая помогла корейцам выжить особенно, в холодную зиму 1937/38 года, когда у них ещё не было в достаточном количестве постельных принадлежностей. Кеша – Володя помнит, как взрослые заготавливали для топки печи, дрова из сухих кустарников, верблюжьих колючек в степи и на сопках, иногда дед брал его тоже. Недалеко от дома проходила трасса, по которой дети ходили в поисках гаек, болтов, гвоздей и прочих металлических изделий, разбросанных по обочинам дороги. Пацаны, всё, что находили  на дороге, относили в лавку, где хозяином был старый китаец. А лавочник взамен давал свистульки, мячик на резинках или его русская жена наливала деткам, вкуснейший, как им тогда казался этот  морс. Жить долго в этом селе не пришлось, родители в поиске лучшей жизни часто переезжали с одного места на другое. Соответственно Кеше-Володе постоянно приходилось менять школу. До шестого класса в классных журналах мальчика записывали как Кеша Ким, только потом по документам узнали, что он не Кеша, а Владимир. После этого в журнале записали его, как Владимир Ким. Однако долго ещё дети путали его имя, например: колхозные ребята в школе звали его Кешей, а поселковые ребята – Володей. Так, постепенно к нему возвращалось настоящее имя по документу. Среднюю школу окончил в 1960 году в селе Тюмень –Арык Кзыл – Ординской области Казахской ССР. Примерно в эти годы шло строительство Кайра-Кумского и Чардарьинского водохранилищ, которые наполнялись водой от реки Сыр-Дарьи из-за чего в  низовьях, где выращивали рис, катастрофически не стало хватать воды. Поля покрывались солончаками, поэтому не рос не только рис, но и огородная продукция. Корейцы семьями покидали обжитые места со времён их переселения сюда в 1937 году. Там проживало несколько тысяч советских корейцев, только в посёлке Тюмень – Арык  жили 750 корейских семей. А чуть раньше, чем корейцы, эти места покинули репрессированные турки – месхетинцы, греки, чеченцы и ингуши. Большинство из них переехало на Кавказ. Корейские же бригады целиком в полном составе переезжали в республики Средней Азии, где были рисоводческие колхозы и совхозы.

      Юноша Владимир, полный сил и энергии, после окончания школы решил поработать где-нибудь на производстве, чтобы заработать двухгодичный трудовой стаж. В те времена в институты принимали преимущественно абитуриентов с практическим стажем работы не менее двух лет. Тогда он узнал, что под Ташкентом есть молодой город Алмалык, где бурно развивается промышленность и строительство. Вот где можно найти применение рабочим рукам, тем более там жил и работал его дядя, младший брат мамы, Югай Лев Александрович. Он работал главным диспетчером на руднике «Кальмакир», куда и пристроил тот своего племянника путевым рабочим. Владимир без отрыва от производства стал учиться на трёхмесячных курсах по подготовке помощников машиниста экскаватора и бурового станка. По окончании учёбы получил документ, позволивший перейти на работу сначала в качестве помощника машиниста бурового станка, а затем помощником машиниста экскаватора, где проработал до 1962 года. Заработки на производстве были высокие. Его мама, работая старшим бухгалтером на мебельном комбинате, получала со всеми премиальными до 80 рублей в месяц. А его зарплата составляла в среднем 350-400 руб. Однако, ему хотелось приобрести более квалифицированную рабочую специальность, поэтому, он, после Новогодних праздников 1962 года идёт учиться в учебный комбинат на газоэлектросварщика. По окончании учёбы, получив свидетельство, переходит на работу в механический цех – газоэлектросварщиком, где проработал до июля месяца специалистом третьего разряда. Владимир уволился с работы в связи с поездкой в город Иркутск, будучи кандидатом от Алмалыкского городского военкомата для поступления в ИВАТУ (Иркутское военно-авиационное техническое училище). С одной стороны, уезжать было радостно, а с другой – грустно, потому что в городе оставались новые друзья, с которыми познакомился и подружился за короткий срок. Кеша-Володя, до сих пор,  называет поимённо всех друзей юности, с кем поддерживает связь в настоящее время. Сейчас, в Алмалыке осталась небольшая группа из той большой и дружной компании. Остальные разъехались по разным городам и странам СНГ, а некоторые ушли в мир иной. При встречах где-либо, друзья из этой компании всегда вспоминают молодые годы, когда часто совершали дружные походы на природу, рыбалку, как они выкупали для своих друзей билеты в кинотеатр по несколько рядов, а на танцплощадках стояли обособленной группой и их никто не смел обижать. Хотя город был криминальный, но не было, ни одного случая, чтобы кто-то из их компании дрался с кем-то или  попадал в милицию. Отношения были всегда чистыми и честными, строились на основе доверия, взаимопонимания и взаимопомощи. Парней провожали в армию и встречали той же компанией, вспоминают со смехом, как, в самом начале 60-х по два раза провожали в армию Лёшу Тяна, Афанасия Когая и Сергея Сима. Службу в армии ребята считали почётным долгом и гражданской обязанностью. Ею гордились все, без исключения.

     Владимир Ким, проехал на поезде полстраны, чтобы попасть в Иркутск, для поступления в военное училище. Он упорно готовился к вступительным экзаменам, хотя серьёзно не готовил себя к службе в Вооружённых силах СССР. Щуплый, но упорный и настырный парень, получивший образование в нескольких сельских школах Казахстана сумел выдержать многочисленный конкурс среди здоровых, сильных и умных ребят из центральных городов России и союзных республик. Успешно сдав экзамены и зачёт по физической подготовке, был зачислен на первый курс ИВАТУ. Было чем гордиться самому курсанту, его родителям и многочисленным родственникам.

В.Ким – курсант ИВАТУ

С курсантами ИВАТУ.

     Быстро пролетели трудные годы учёбы с физической нагрузкой и общественной работой в училище. В 1965 году Владимир Михеевич Ким окончил ИВАТУ с отличием и получил красный диплом и первое воинское звание «лейтенант».  Как отличнику, ему было предоставлено право выбора службы в Авиации ВМФ СССР (ТОФ, БФ, СФ). Об этом он поделился с отцом, а тот просил и советовал выбрать ТОФ (Тихоокеанский флот). Для советских корейцев того поколения, Дальний Восток считался малой родиной и было огромное желание вернуться туда, где родились и выросли, но насильственно разлучили. Это была несбыточная мечта, тем более в течение почти 20 лет не разрешали даже посещать этот благословенный для них край. Каждый хотел умереть там и быть похороненным на родине. Молодой офицер получил назначение в ТОФ и начал службу в противолодочном авиационном полку в должности техника, затем старшего техника. Через несколько лет службы добросовестного офицера назначают начальником строевого отдела, а вскоре переводят помощником начальника инженерно-авиационной службы авиационного полка.

       В 1980 году по личному рапорту капитана Кима В. М. переводят в ДВМУ (Дальневосточное морское училище) Министерства рыбного хозяйства СССР в роту курсантов на должность командира – воспитателя, где прослужил до 1988 года и в звание майора, которое ему присвоили в 1981 году. Уволен из армии по выслуге лет (27), из них 25 календарных лет, с правом ношения  военной формы с погонами звания «майор». За время службы награждён девятью медалями, из них «За безупречную службу I, II, III степени», медалью «Ветеран Вооружённых Сил СССР», «20 лет Победы в ВОВ», юбилейными медалями «50,60, 70 лет Вооружённых Сил СССР», медалью «За воинскую доблесть в ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина».

Ким В. М. с курсантами ДВМУ

       В 1967 году В. Ким женился на Светлане Ди, которая родила сына Евгения-25 октября 1968 г. и дочь Ольгу -18 октября 1971 г. В данное время они имеют внука Вову(1991 г.р.) от дочери и внучку Катю (2005 г.р.) от сына. Сейчас все они проживают в Приморском крае. В совместном браке прожили почти 30 лет. По ряду причин семья распалась, и развод они официально оформили в  1996 году.

В.Ким с первой женой и сыном

Майор В.М. Ким, перед отставкой

      После ухода на заслуженный отдых, В.М. Ким переезжает в Алмалык, где проживала его мама. Офицер запаса, полный сил и энергии не мог сидеть дома, сложа руки, поэтому он решил поработать и устраивается на работу в городскую Гражданскую оборону в качестве оперативного дежурного, где проработал с 1988 г. по 1991 г. Затем перевёлся в АГМК и до 1994 года стал служить начальником охраны. В марте того же года увольняется с этой работы в связи с переходом на службу в Алмалыкскую пресвитерианскую церковь «Милосердие» в качестве помощника пастора и становится Председателем Приходского Совета. Помогал строить новое здание церкви на большом участке земли, выделенной городскими властями. В то же время занимался разработкой Устава и организационными вопросами. Несмотря на то, что он более  десяти лет был связан с Христианской церковью, но принять Иисуса Христа в своё сердце так и не смог или Он не захотел? Однако В.М. Ким гордится, что он внёс большую лепту в строительство здания церкви, в её регистрации в Управление юстиции, чтобы она имела юридический статус, и что до сих пор она действует в городе.

В.Ким с активистами АГККЦ.

      С момента появления В. М. Кима, после увольнения из армии, в своём родном городе, друзья позвали его принять участие в создание общественной организации АГККЦ (Алмалыкский городской  корейский культурный центр). Для чего включили его в состав Организационного комитета по разработке Устава организаций и созыва Первой Учредительной конференции. С момента создания АГККЦ и в течение многих лет В.М. Ким был в составе Совета и неоднократно избирался заместителем в бытность его председателем Ю.В. Ногая, И.С. Кима и К.И. Ли. В последние годы, с учётом возраста, он работает в Совете Старейшин, в качестве его активного члена, и оказывает помощь в проведение ритуальных мероприятий при похоронах в соответствии с обычаями и традициями корейцев.

     К общественной работе В. М. Ким  имел тягу ещё во время службы. Как вспоминает он сам, в период службы с 1970 по 1980 гг. избирался председателем общества военных охотников и рыбаков. Постоянно организовывал коллективные выезды на охоту или рыбалку, проводя здоровый досуг любителей охоты и рыбной ловли для офицерского состава полка. А также устраивал соревнования по стендовой стрельбе из охотничьего ружья. Большой любитель природы Владимир Ким часто ходил в лес по грибы и ягоды. В период службы в селе Николаевка Партизанского района Приморского края в 70-е годы Владимир Ким познакомился с местным жителем Пак Бен-Чер, который родился здесь и жил до переселения и занимался поиском «корня жизни» женьшеня. Вместе с дедом Пак Бен-Чер и его сыновьями Валерием и Аликом, в 70-е годы он ходил в тайгу и верховья рек Шиненгоу (ныне Водопадная), Верхняя и Нижняя Вангоу, впадающие в р. Киевка Лазовского района и реки Сучан (ныне Партизанская) в поиске этого лекарственного растения. Здесь надо сказать, что знаменитый в советское время  колхоз имени Свердлова Верхне – Чирчикского района Ташкентской области в 1937 году в полном составе был выселен из села Николаевка, на то время Будёновского района, поэтому долго в людской памяти хранилось название Синенгоу, иначе люди не называли этот колхоз.  Для корневщика В. Кима самыми удачными, в смысле урожайными, были 1975-76 гг., когда в верховьях реки Шененгоу, он находил плантации из 12, 15, 22 корней женьшеня, кроме этого выкупал у компаньонов эти корни по государственной цене и отправлял авиапочтой своей маме в Алмалык. После реализации корней женьшеня, мать присылала переводом хорошие деньги, что дало ему возможность в начале 1977 года купить легковой автомобиль «Жигули» шестой модели первого выпуска. Сколько стоил «корень жизни» в Приморье, а сколько в Узбекистане, для сравнения можно привести цифры. В те годы в Приморье, корень женьшеня весом от 10 до 15 гр. стоил-1руб.20 коп, с 15 гр. до20 гр.-1 руб. 80 коп, а с 20 гр. и выше-2 руб.  По такой расценке принимали в лесничестве, госпромхозе и в аптеках. А в Узбекистане тогда он на рынке стоил от 100 до 350 руб. Разница, как видим, была колоссальная, а запрещённый в то время такой бизнес приносил большой доход, но этим делом  заниматься было опасно. Владимир Михеевич однажды нашёл корень женьшеня весом в 64 гр. Это была самая большая удача за всё время его хождения в тайгу, правда, корневщики находили покрупнее, например, дед Пак Бен-Чер нашёл корень весом в 102 гр. Занимаясь поиском женьшеня В.М. Ким интересовался и его историей. В каком-то источнике он прочитал о самом крупном женьшене, найденном китайским корневщиком весом в 800 гр., который подарил китайскому императору, тот продал этот корень индийскому радже, а он  в свою очередь подарил английской королеве, сейчас этот корень находится в одном из музеев Англии. Теперь, уже в наше время, в 1973 г. в краевой газете «Красная звезда» он прочитал статью о корневщике Алексее Дятлове из села Себучар Чугуевского района,  его фото с огромным корнем весом более 1200 гр. В последующем он познакомился с ним и общался несколько лет. В 1974 году по совету А. Дятлова, Михеич вместе со своим однополчанином Алексеем Рыжковым, который отлично читал карту местности, и с Аликом Паком вместе, за 24 дня исходили всё верховье реки Илистая, которая берёт начало на склонах хребта Пржевальского и впадает в южную часть озера Ханка. По преданию, Дерсу Узала,  друг и проводник В.К. Арсеньева подарил ему плантацию из 24 корней женьшеня и, которая до сих пор, якобы ни кем не найдена. За 24 дня пребывания в тайге они довольствовались лишь пятью, найденными корнями, из которых весом в 86 г раздобыл В.М. Ким.  Дятлов А. был ещё и заядлым охотником, через него Михеич познал вкус мяса медведя и изюбра. Сейчас В.М. Ким рассказывает, как в 1974 году в Чугуевском районе, они вместе с дедом Пак Бен-Чер и его сыновьями нашли шесть кондиционных корней, а мелочь – 21 штук посадили на плантации и сделали пометку  на коре кедра в виде карты, масштабом 1: 250 см. и вырезали дату «1974».  Прошло 43 года, никто из них туда точно не ходил. Если случайно кто-то их не нашёл, то они сейчас стали вполне кондиционными и достойны того, чтобы их взяли. В.М. Ким, как истинный корневщик желает кому-нибудь помолиться по традициям и обычаям женьшеньщиков  Духам Неба, Тайги и Предков, чтобы лечебные корни попались ему в глаза и стали доброй добычей. Эта плантация из 21 корня, посаженного ими, находится на левом берегу верховья реки Илистой (старое название Лефу) в 20-25 км от села Себучар (кит. название), ныне Лесогорье. Ещё один дополнительный ориентир: село Кокшаровка Чугуевского района. Оно расположено на правом берегу реки Уссури в 12 км ниже впадения в неё реки Павловка. Верховье реки Илистая – это граница с Иманским (Дальнореченский) районом Приморского края.

     Владимир Михеевич рассказывает, что каждый искатель обязан строго соблюдать обычаи, традиции, и таёжный закон тайги. Перед выходом на поиски корня, в первую очередь надо провести ритуал почтения Духа тайги. Для этого находят самый толстый и высокий кедр около шалаша и под ним кладут чашку с паби (каша) и наливают стопку водки, затем вслух или мысленно надо попросить Духа тайги. Чтобы он показал путь к корням или дал возможность крикнуть слово «ПАНЧХО» (ПАНЦУЙ в русской транскрипции), после чего необходимо сделать один глубокий поклон. А ещё, сидя у костра нельзя в него плевать, прикуривать от спички и бросать окурок в огонь. Категорически запрещается кричать и материться. В тайге следует бояться следу незнакомца. В тайге страшнее след незнакомца, чем сам зверь или даже тигр. Такая боязнь у людей сохранилась и в наше время, потому что раньше корневщикам всегда устраивали засаду на выходе из тайги, иной раз  доходило до тройной засады, у них могли не только отобрать добычу, но и жизнь, это исторический факт.

      В биографии Владимира Михеевича присутствует любопытная история из пенсионного периода, когда успел он поработать и на поле, решив испробовать так называемую корейскую систему «гобонди», чем занимались и занимаются, правда, реже, наши соотечественники на просторах бывшего СССР. Здесь будет уместным объяснить смысл слова «гобонди». Вот, что пишет известный историк Герман Ким: «Кобончжиль – специфическое, присущее именно советским корейцам полулегальное занятие овощеводством и бахчеводством, основанное на групповом арендном подряде земли, руководимое лидером-бригадиром и связанное с сезонными территориальными миграциями». Для занятия «гобонди» Владимир Ким выбрал местность в Питерском районе Саратовской области, куда позвал друг Валерий Тё, тоже из Алмалыка. В конце 90-х г. тот был бригадиром луководческой бригады в селе «Малый Узень» Питерского района Саратовской области. Два полевых сезона проработал Михеич в его бригаде, но больших денег не заработал, зато многолетнюю дружбу с другом «посеял» в российскую землю на границе с Казахстаном. Тогда военный пенсионер на своей шкуре испытал очевидную правомерность пословицы: «Хочешь узнать друга, поработай с ним на поле в одной бригаде». В общей сложности сельским трудом занимался четыре полевых сезона с 1997 по 2000 гг. Все эти годы его сопровождала Ася, с которой жил в гражданском браке после развода с первой женой. Надо сказать, что она за всё время совместной жизни показала себя, как хорошая заботливая жена. Наряду с этим умела вести хозяйство и на поле работала наравне с мужем. Трудолюбивая женщина помимо этого успевала продавать на рынке выращенную продукцию на своём поле. Причиной развода послужило то, что Асю позвали её дети в Москву, чтобы она помогала нянчить их детей. Она хотела, чтобы Михеич тоже поехал с ней в Москву, но он не мог из-за мамы, за которой ухаживала его сестра Вера. Обе женщины нуждалась в постоянной опеке с его стороны, поэтому он отказался. Так они мирно расстались, Ася до сих пор живёт в Москве со своей дочкой.

На память по луковой страсти

      За всё время работы на поле, Михеич ни разу не «прогорел», но больших денег тоже не зарабатывал. Хватало прожить зиму и весной вновь ехать на поле с надеждой, что на сей раз повезёт и обязательно заработает много, как мечтает каждый «гобондишник», накануне нового сезона. «Гобонди», как болото засасывает человека, откуда, тяжело вырваться. Несколько десятилетий многие молодые корейцы, большинство с высшим образованием, были в азарте увлечены этим делом, в попытке быстро заработать большие деньги на квартиру, машину, обстановку ит.д., теряя свою профессиональную квалификацию, силу и энергию, и в конечном итоге, разочаровывались, а время было упущено. Сейчас мало кто уже занимается «гобонди», поскольку стало невыгодно работать на земле при таких ценах на семена, лекарство, горючее и технику, не говоря уже о зарплате рабочим во время посевной и уборки. Несмотря на то, что В.М. Ким четыре года поработал в трудных полевых условиях и узнал множество негативных явлений, но вспоминает луковую эпопею с удовлетворением. Он считает, что хорошего там было больше, и приобрёл большой жизненный опыт, а также познал систему «гобонди», с которой были связаны многие из его друзей, знакомых и родственников.

       Ещё в 2005 году Владимир Михеевич Ким, будучи в гостях у своей сестры Алисы на Камчатке, в посёлке городского типа Палана, оформил гражданство РФ и перевёл туда пенсию из Узбекистана. Несколько лет работал там охранником на нефтебазе и намеревался переехать в Корякскую автономную область в случае получения квартиры. Для этого написал заявление на постановку на очередь на получение социального жилья. Все эти годы жил он на два дома, в Узбекистане и на Камчатке. Однако, не дождавшись жилья, и после размолвки с родной сестрой, Владимир Михеевич выписался с её квартиры осенью 2017 года и зарегистрировался у своей племянницы Анжелы в коттеджном посёлке  «Светлогорье» Истринского района Московской области.

С жителями Паланы

    В ноябре месяце, Владимир Михеевич, находясь в гостях у племянницы Анжелы в ожидание личного дела с военкомата Паланы и пенсионного дела, нашёл время посетить в Москве ООК (Общероссийское объединение корейцев). Два года назад он побывал впервые здесь и был рад знакомству с руководством и активистами ООК. В этот раз он подробно осматривал все служебные кабинеты, фотовыставку и знакомился с книгами, изданными при содействии ООК. Моисей Ирбемович Ким подарил ему журналы и последние номера газеты «Российские корейцы». Состоялся хороший обмен опытом работы, после чего активисты пригласили Михеича на обед в корейский ресторан «Мидлл» на третьем этаже здания. Встречей он остался доволен.

Владимир Михеевич в ООК

       …Владимир Михеевич, остаток жизни намерен провести в родном Алмалыке со своей женой Юлией, с которой живёт уже в течение 17 лет. Она намного лет моложе него. Михеич женился на ней в 2000 году, после того, как расстался с Асей. К тому времени она была вдовой, муж умер от несчастного случая на производстве. На руках у молодой мамы остались четверо маленьких детей, старшему сыну Саше было 15 лет, ст. дочери Эдите-13, а младшим: Яше-11 лет, а Евгении всего 9 лет. В такой трудный момент жизни, как обычно бывает у большинства людей, женщина обратилась к Богу, искренне, приняв Иисуса, стала ходить в церковь «Милосердие», где Михеич служил помощником Пастора. Он принял её на работу поваром. Тогда-то он узнал подробности трудной и несчастной жизни Юлии Григорьевны Шин 1960 года рождения. Её мама, отказавшись от дочки, оставила её в роддоме из-за того, что муж бросил её и ушёл к другой женщине в момент рождения девочки. Ребёнок целый год рос в роддоме, её бабушка забрала домой, чтобы накрыть стол к годовщине, а после вернуть обратно в роддом уже не смогла и оставила у себя, стала  растить вместе с другими её братьями Дончером, Василием и старшей сестрой Надей. Все они выросли, но дальше, личная жизнь у Юлии не сложилась, вышла замуж, родила четверых детей, с мужем не повезло, он был большой любитель выпить, а ещё постоянно издевался над ней и даже занимался  рукоприкладством. Жили в бедности, бывало, что она просила у людей в долг буханку хлеба. Несмотря на то, что в городе было много родственников, но помощи ни от кого не поступало.  Михеич проникся жалостью к судьбе молодой, но несчастной женщине, как мог, помогал ей. Непонятно, присутствовало в нём жалость, то ли, сострадание или увидел в ней какую-то изюминку, но так или иначе Владимир Михеевич полюбил Юлию и стал  вначале жить с ней в гражданском браке, а затем официально заключили они брак в ЗАГСе. Многие друзья тогда не понимали его поступка, душевного порыва и желание помочь многодетной женщине. Но, тем не менее, Михеич продолжал помогать новой семье, все дети выучились, и стали самостоятельными. Сейчас они уехали на заработки в Корею, кроме дочери Эдиты, которая вышла замуж за немца и живёт в Германии. Это его третий брак и, как он считает – последний. Так, кажется, теперь и многим его друзьям. Хотя случаются в их жизни непонимание, ссоры и раздор в семье, но живут уже долго. Правда, из песни слово не выкинешь, в смысле того, что правду, хоть и неприятную, но, приходится сказать. А чего тут греха таить? Действительно, до недавнего времени были попытки с его стороны, закончить отношения с Юлией, которые становились известным для многих, но он вновь возвращался к ней, она прощала и принимала его, зная, как он любит её. Безусловно, чувства были и остаются взаимными. Да и сама она не забыла ту моральную и материальную помощь, которую он оказывал ей не только в самые трудные годы её жизни, но постоянно. Сейчас Владимир Михеевич уверен, что поступил правильно, бросив окончательно жизненный якорь в бухту по имени «Юлия», и доверил свою судьбу любимой женщине.

Михеич с женой Юлией. октябрь 2017 г.

      В связи с его жизнью на Камчатке необходимо остановиться на одном феноменальном явлении, которое произошло с ним. Когда Михеич работал на нефтебазе, охраняя пустые цистерны, частенько приходилось ему подменять своего сменщика, и тогда надо было оставаться на вторые сутки дежурства. Поскольку вокруг охраняемого объекта ни одной души, то не с кем было и разговаривать. Боясь, что скоро забудет разговаривать, стал читать вслух роман А.С. Пушкина «Евгений Онегин», а уже через несколько месяцев читал его наизусть. Кроме этого, за зиму выучил наизусть другую его поэтическую поэму – «Гавриилиада». Такой талант раскрылся на Камчатке в немолодом уже возрасте у Владимира Кима, который в школьные годы с трудом запоминал небольшие стихи. На вечеринках друзья просят его  прочитать тот или иной отрывок из романа, и он без колебания моментально начинает декламировать, вызывая восторг и удивление присутствующих. Кроме этого, В.М. Ким хорошо танцует и поёт песни, как на русском, так и на корейском языке. В связи с этим вспоминается прошлогодний разговор с нашими знакомыми из Находки, четой Аллы и Геннадия Угая, любителей песен и музыки, которые знали Михеича по Приморью, ещё в советское время. Так, вот они и рассказывали, что ни один праздник или торжество не обходились без их совместного пения. А ещё, будучи коммуникабельным, он умеет поддерживать беседу с любым человеком. В.М. Ким много знает и любое общение с ним обогащает собеседника, поэтому у него много друзей, он всегда является душой компании. Большим увлечением у В. Кима по-прежнему остаётся рыбалка, на Камчатке просто наслаждался, проводя  всё своё свободное время у реки или озера. Там, без улова домой никогда не возвращался и всегда радовался многообразием вида рыбы. Восторгался, когда на крючок его удочки попадались такие рыбы, как камбала, зубатка, чавыча, корюшка, нерка, голец, иногда и кета или горбуша. Хотя в Узбекистане, нет столько и таких рыб, как на Камчатке, но заядлый рыбак Владимир Михеевич с друзьями часто выезжает рыбачить на разные водоёмы. И каждый раз удочкой вытягивает, хоть маленько, но сазанчиков, маринок, щук, краснопёрок и толстолобиков на уху или жарёху. Для него уединение и отдых на природе, это самое лучшее времяпровождение.

В. М. Ким-сегодня

                                                     ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

       Завершая очерк о Владимире Михеевиче, Кеше, Володе-Кеше, Кеше-Володе, Михеиче, так до сих пор, по-разному, зовут друзья, родные и знакомые, хочу сказать, что знаю его уже почти 30 лет. Более того, много лет мы работали вместе, вначале в общественной организации АГККЦ, а потом на полях Питерского района Саратовской области. За все эти годы связь мы не теряли, поддерживали её через письма, СМС-переписки, телефонные разговоры, беседы по скайпу и личные встречи, которых было достаточно много, как в Узбекистане, так и в России. Полагая, что  хорошо знаю его, решил написать сей биографический очерк. Хотелось показать его максимально правдиво и объективно, без всякой лакировки. Как это получилось, судить читателю, желательно, без особых пристрастий к изложению фактов из жизни В.М. Кима. Безусловно, в таком формате очерка, невозможно охватить все события, случаи, дела, похождения, происшествия, пассажи и  истории человека, прожившего более 70 лет. Тем более автор не ставил задачу показать его во всех ипостасях и вовсе не затрагивал психологические, морально-этические стороны героя, и не собирался раскрывать отрицательные качества своего друга, с чётким признанием и пониманием фактов, имеющих им место быть. Гораздо важнее отметить, хотя бы несколько хороших качеств, раскрывающих сущность настоящего человека, каковым смею считать своего друга и тёзку. С удовольствием, это я делаю сейчас и выделяю среди его прочих добродетелей и положительных сторон ещё и такие качества, как: патриотизм, трудолюбие, отзывчивость, целеустремлённость, доброжелательность, аккуратность и благотворение. А ещё общительность. Всё это в нём присутствует и этим всё сказано!

                                                                                                                           ВЛАДИМИР ЛИ – БУКИНСКИЙ,

                                                                                                                            член Союза журналистов России.

                                                            Москва, декабрь 2017 года.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

комментариев 8

  • Владимир Ким, который Михеич.:

    В. Владимирович, спасибо за очерк! Право здорово всё написано у меня нет слов. И главное, что больше всего радует- признание во мне друга. Это важно очень для меня и большая честь. КАМСА ХАМНИДА!

  • Петр Майданюк:

    Что же еще одного хорошего человека ты, Володенька, нашел и запечатлел .Только название нужно поменять.

  • Людмила Ким:

    Уважаемый Владимир, огромное спасибо за ссылку! Очень удивительный, исторический рассказ. Наше поколение, детство начиналось со Средней Азии. Когда с Дальнего Востока, на товарняке , в осеннюю пору вывезли всех корейцев в Узбекистан,в Казахстан. Как люди беспрекословно верили властям и подчинялись им, не думая о сопротивлении. И, не смотря на такую трудное детство, во многих семьях рождались такие герои нашего времени, как Владимир Ким, которого зовут еще Кеша-Володя ! И, какая благородная семья, начиная с деда! А какая мудрая, добрая мать Елизавета Александровна Югай , которая была живым свидетелем событий планетарного масштаба, происшедщих в течении двух веков, начиная с 1914-1918 г.г. Великую Октябрьскую 1917 г., и Вторую мировую войну 1939 по 1945 г.г. И, несмотря на такие трудности, Елизавета Александровна сохранила семью, вырастила своих детей, над которыми можно гордиться ! В советское время-эта такая редкость увидеть настоящего офицера, окончившего ИВАТУ с отличием, с красным дипломом ! Да, еще с миндалями и орденами ! Как интересен рассказ о лечебном корне женщеня. Тут все можно поверить, и о традициях, и как нужно по обычаю сначала помолиться Духам Неба, Тайги и Предков, чтобы лечебные корни попались ему в глаза и стали доброй добычей ! Я раньше читала про вышесказанное, но думала, что это все мистика. Но, прочитав биографию Владимира Кима, я восхищаюсь его мудростью ! Можно очень много перечислить о его положительных чертах, но всего не напишешь ! Я, впервые увидела Владимира Кима на юбилее Когай Авенира , его жены Эммы Ким-Когая(мои свахи). Но прочитав биографический очерк, я увидела Владимира Кима совсем с другой интересной стороны. У него такие качества, как патриотизм, целеустремленность, оптимизм, благотворение, общительность… Хочу выразить огромную благодарность автору этого произведения Владимиру Ли-Букинскому, благодаря которому, мы много узнали о наших земляках, героях нашего времени, про которых можно рассказывать своим детям и внукам ! На последок хочу отметить, по картам,, что у Владимира Кима в 2018 году-год будет идеален для налаживания дипломатических связей ! Сумеет построить свою жизнь так, чтобы сделать ее проще и комфортнее. Владимир, еще в начале года ощутит невероятный прилив сил, который поможет совершить рывок в профессиональной сфере ! Год будет спокойным и размеренным . Желаю двум Владимирам ( Ким и Ли ) Здоровья, Удач, и успехов во всех делах !!!

  • Валерий Калачев:

    Большое спасибо за прекрасный очерк о моём сослуживце! Хочу добавить, что Владимир в военном училище был самым востребованным курсантом нашей роты-он был ротным почтальоном! Это сейчас СМСки, соцсети, а 50 лет назад мы, курсанты, как Бога ждали Володю с его волшебной сумкой! Хороший он человек!

  • Владимир Ли-Букинский:

    Фантастика!!!!Прочитала очерк,восторг!!!Ощущение,что читаю о человеке,прожившем не одну жизнь.Знали его немного,совсем немного.Но всегда было интересно,встретить его фото в ин-те на страничках его сослуживцев.Ну,а этот очерк открыл ЧЕЛОВЕКА живущего очень наполненной жизнью.Столько успеть приложить свои руки и умение в самых разных направлениях жизненного пути.Здоровья и долгих плодотворных лет жизни!!!!!С уважением-семья КАЗАНОВЫХ.

  • Павел Богданов:

    Очерк  о  Владимире –  Кеше  Киме  сродни  автобиографической  повести   Анатолия  Приставкина  “Ночевала  тучка  золотая” ,на  глазах  которого  опричники  КГБ  выгоняли  стариков, женщин, детей из  аулов  и  грузили  в  вагоны… Невзгоды  не  сломили  и   молодого  корейца, который  мужестваенно  и самоотверженно  торит  свою  дорогу  жизни,  стремясь  облегчить  страдания  соплеменников.  Негодовать, рвать  волосы, предавать  анафеме  Сталина  нет смысла,  но  помнить,  извлекать  уроки –  непременно  следует. Чем  лучше  тех  людей  с красными  околышами  каратели  “Правого  сектора”,  от зверств  которых  бегут, куда  глаза  глядят,  мирные  жители  Донбасса,  не  принявшие   “новый  порядок”  бандеровцев?  А  чего  стоят американские   “глашатаи  свободы”,  готовые  стереть  с лица  земли  КНДР?

    Вместе  с автором  мы переживаем  беды  безвинных  страдальцев,  желаем  добра  и счастья  мудрому, работящму,   миролюбивому  корейскому народу.  А    Вам,  как  и прежде,  правдиво,  честно  живописать его  историю!

  • Эдуард Иннокентьевич Цой:

    Уважаемый Владимир Ли-Букинский
    Спасибо за ваш очерк о В.Киме
    Я получил очень важное подтверждение, что колхоз им. Свердлова был депортирован из с. Николаевка Сучанского района. Я выяснил, что ранее в этом селе колхоз именовался Крепость. В конце декабря был выселен по Пост. СТО и переименован в к/х Ежова, в 1937г переселен на ст. Кзыл Тукмачи возле Ташкента. Осталось белое пятно – где в 1934-1937гг бедовали колхозники. Жители Свердлова называли место, где они жили до выселения, по-разному – Шиненгоу, Синенго, Синендо.В корейском языке нет звука Ш,Шиненгоу – китайское звучание, более вероятно слово Синедо(н),которое означает новогоднее село (син- новый,нен-год, дон-село). ed.choi@mail.ru
    Цой Эдуард Иннокентьевич, б.житель колхоза

  • Виссарион:

    Прекрасный очерк, прочитал с интересом, Владимир Владимирович желаю успехов и продолжения в творчестве.

Translate »