Соллаль 2016. Дед и внук

Дорогие друзья!

Сайт “Корё сарам” поздравляет Вас с Новым 2016 годом по лунному календарю 설날!

Желает всем крепкого здоровья и счастья!

Take a bow!

Владимир  КИМ  (Ёнг Тхек)

 Современная новогодняя сказка  от дедушки «коре сарам», сочиненная на основе  преданий  и былей Кореи и Узбекистана.  

В далекие суровые  времена, внук мой, у кочевников существовал жестокий обычай: когда племя перекочевывало на новое стойбище, немощных стариков оставляли на месте умирать. И время их жизни отмерялось запасом еды, воды и дров, которые оставляли им дети.

 Некогда в среднеазиатских степях жило-было племя, правил которым  жестокий хан. Однажды он задумал набег на соседнюю страну и объявил всеобщий поход. Чтобы старики не обременяли передвижение,   хан приказал оставить на вымирание  всех тех, кому было за пятьдесят. Да, да, внук мой, в те времена  пятидесятилетний мужчина уже считался стариком.

Среди кочевников племени  известной славой пользовался Али-батыр, который был не только искусным воином, но и отличался веселым нравом. Но вот уже несколько дней на его лице не появлялась улыбка: все меньше времени  оставалось до выступления в поход, а он все не решался выполнить жестокий приказ хана. Воин любил своего отца, а его   восьмилетний сын   Рустам вообще души не чаял в дедушке.

Ближе к выступлению  Али-батыр увидел, что сын  плетет корзину  из камыша.

– Что  ты мастеришь, Рустамчик?

– Хочу сделать большой короб, чтобы мы могли спрятать в него деда.

У сына был такой твердый и горестный взгляд, что у  Али-батыра не хватило духу отговорить его.

– Камышовая корзина не пойдет для этого дела, сынок. Надо вязать ее из тала.

Возле озера, где было стойбище кочевников, росло много ив, так что с материалом не было проблем. Короб получился крепкий и просторный: сплетения лоз не давали увидеть его содержимое и в то  же время свободно пропускали воздух.

Наступил день похода.  Первым на рассвете выступил авангард – передовой отряд самых лихих и отважных воинов, среди которых был и Али-батыр, затем легкая конница лучников, а замыкала армию тяжелая кавалерия с осадными орудиями. И лишь потом двинулся в путь тыловой обоз с женами и детьми кочевников. И в его середине  была  арба с семьей Али-батыра и с коробом, где был спрятан любимый дедушка Рустама.

Дни похода похожи друг на друга. Днем на виду у всех каждый храбрился и рвался в бой, но ночью, наедине с собой, часто было не до сна, ибо сомнения  раздирали сердца воинов, понимавших, что не каждый поход удачен. Если звезды благоволят тебе, то можешь и не пасть в первом же бою. Но что ждет уцелевшего воина разбитой армии? Жалкий плен и участь раба.  И жену твою, и детей твоих  тоже повезут на невольничий рынок.  Словом, поступят с тобой и твоей семьей так, как ты хотел поступить с другими.

Редкими ночами Али-батыр  навещал обоз. Как дела, отец? Сынок, заботишься ли ты о дедушке? Жена, хватает ли продуктов?

Однажды воины остановились на ночлег у реки, и ханский шатер раскинули возле огромного дерева, чья крона наполовину распростерлась над водой. Было полнолуние, и правитель вышел в полночь полюбоваться на ночное светило. И неожиданно в толще воды он увидел ярко  светящийся предмет, похожий на драгоценный камень, грани которого всегда отражают свет изумрудными бликами. Что это? Хан приказал немедленно достать его. Тут же нашелся смельчак, который нырнул в воду. Но напрасно ждали появления пловца,  воды реки  поглотили  воина. Тут же нашелся другой доброволец, которого постигла такая же участь. Третий, четвертый, пятый… Все они исчезали в пучине. И страх овладел сердцами кочевников, и не находилось больше  смельчаков. Тогда хан приказал каждому нырять по очереди. Наступило утро, и, странное дело, с восходом солнца исчез и блеск подводного предмета.

Нет, не отправилась  армия кочевников дальше, своенравный хан пожелал,  во что бы ни стало, узнать подводную тайну,  и достать сокровище  со дна реки. А то, что это было сокровище, сомнений ни у кого не вызывало. Когда снова взошла луна, и снова засиял блеск вожделенного  предмета, снова стали воины нырять в воду и бесследно исчезать. Так прошел день, второй, третий. Таяло войско хана, стали  роптать воины и военачальники, но повелитель был неумолим. И, наконец, настала очередь Али-батыра нырять за сокровищем. Он пришел в обоз проститься  с отцом, женой и сыном.

– Ты говоришь, что этот предмет светится только лунной ночью? – спросил старик.

– Да, отец, – подтвердил воин. – Днем  блеск пропадает.

– А нет ли в том месте на берегу дерева? – снова спросил старик.

– Есть, – удивленно ответил  Али-батыр. – Там как раз  растет огромная чинара.

– Тогда понятно, почему никто не может достать этот предмет из воды, – воскликнул  отец Али-батыра. – Потому что этот предмет находится не в воде, а над водой. Когда ты будешь нырять, то взберись на дерево, и там ты увидишь гнездо. В этом гнезде и находится  то, чего жаждет хан.

И вот настал черед  Али-батыру  испытать счастье –  быть вознагражденным за удачу, или утонуть в холодных водах  чужеземной реки. Когда выкрикнули его имя, он  смело шагнул вперед и стал залезать на дерево.

– Ты что делаешь? –  воскликнул удивленный хан.

– Хочу глубже нырнуть с высоты, – ответил Али-батыр.

Взобравшись на дерево, он быстро обнаружил гнездо, а в ней огромный изумруд, ослепляющий своим  ярким блеском. Зажав в руке драгоценный камень, отважный воин бросился в реку.

Наконец-то перед ханом предстала вожделенная добыча. Огромный рубин, за который любой повелитель отдал бы полцарства. Но особенно пришлась хану по душе догадливость и находчивость  Али-батыра.

– Можешь просить все, что захочешь, я исполню любую твою просьбу.

 – Прости меня, великий хан,  за то, что я нарушил твой приказ и оставил в живых своего отца, – сказал отважный воин.-  Если бы не он, я никогда не догадался бы, что рубин находится не на дне реки, а на дереве.

– Так  это твой отец подсказал тебе? – воскликнул пораженный хан. – Приведи его, я хочу его видеть.

Долго и задумчиво смотрел хан на склоненного перед ним в поклоне старика.

– Видно, что-то я сделал не так, – промолвил он, наконец. – С тех пор, как мы двинулись в поход, мне стало не у кого спрашивать совета, поскольку меня окружают одни молодые лица. А что знают молодые, кроме безумной отваги? Ты, старик, оказывается единственный аксакал в моем племени. Ответь, стоит ли  мне продолжать поход и сулит ли он мне военную  удачу?

– Все в воле аллаха, и не мне дано предугадывать выбор всевышнего, – отвечал старик. – Но я знаю одно, победишь ли ты или проиграешь, матери и дети погибших воинов будут проклинать тебя. Чем гоняться за капризной военной удачей, построй здесь, на этом берегу реки, город,  где будут развиваться ремесла и торговля, которые принесут тебе не только богатство, но и славу   миротворца и строителя.

И послушался хан аксакала. И вырос город Афросиаб  на берегу реки, и прославился он своими ремеслами и торговлей, благо через него проходил  Великий шелковый путь. Воин Али-батыр стал строителем, его сын Рустам выучился на гончара и стал искусным мастером в своем деле. И оба регулярно навещали мавзолей, где  был похоронен святой человек, бывший для одного отцом, а для другого дедом.

Многие годы счастливо правил городом хан, и люди благословляли его имя  и в молитвах на коврике во дворе дома,  и на  многолюдных намазах в мечети. Затем правителем стал его сын.

Когда уже внук  того жестокого хана вступал на престол, снова как водится, был большой сабантуй: в огромных котлах варили плов, устраивали скачки джигитов и  состязания на меткость по стрельбе из лука и, конечно же, национальная борьба «кураш». Но в этот раз празднество было расцвечено еще одним событием – приездом послов из далеких стран.  Вот первыми появились посланцы из Китая в своих неизменных круглых шапочках и расписных халатах. Послы из Аравии отличались  синими бурнусами и чалмами на голове, кривыми саблями и сапогами с загнутыми вверх носками. А  монгольские послы отличались  кривыми ногами, потому что с раннего детства они большую часть времени проводят в седле. Но что это за люди в конце процессии, что за страну они представляют?  На вид  азиаты, но одеты по-другому,  а  головные уборы украшены двумя фазаньими перьями. «Дети птиц» – так называют их на далеком юго-востоке, а прибыли они из страны Чосон, что находится дальше поднебесной империи.

Да, внук мой, это были послы из далекой родины наших предков, которые бывали в государствах Средней Азии еще в седьмом веке позапрошлого тысячелетия.

Много подарков привезли с собой купцы и послы, но больше всего хану понравилась фарфоровая чайная посуда из    страны Чосон. Набор состоял из чайника, похожего на медный кумган, что изготавливают и в  самом Афросиабе, с чеканкой на боку и изогнутым, как лебединая шея, носиком. Но еще большую  красоту представляла собой чашка. Причем, она тоже была похожа на среднеазиатскую пиалу, и невольно можно было подумать, что далекие неведомые мастера сделали это специально, чтобы угодить хану.

Но что сразу отличал фарфор  далеких умельцев – так это   светло-голубой цвет, в который никогда не окрашивали свои изделия местные мастера. Как чистое прозрачное небо,  каким оно бывает в час рассвета и утренней свежести.

             Послы, как разведчики, очень наблюдательны и потому их рассказы всегда старались записывать летописцы хана. Сохранилась беседа и с посланцем страны Чосон:

«Сегодня узнал удивительную легенду рождения этого города и поразился тому, как много схожего в жизни двух таких отдаленных народов, как здешний и корейский. Даже существование такого жестокого обычая, как намеренное избавление от немощных стариков во время перекочевки, оставляя их на месте без  еды и крова. А в земледельческой Корее в неурожайные годы  сыновья относили старых родителей в горы и оставляли там умирать. И  сказки на эту тему так поразительно схожи. В корейской притче говорится, что, когда крестьянин отнес отца в горы и вернулся, то увидел, что заплаканный малолетний сын  мастерит что-то. И на вопрос, что он делает, ответил – хочу изготовить носилки, на котором, когда придет время, отнесу тебя в горы так же, как ты отнес деда. Стыдно стало  отцу, и он отправился назад в горы, чтобы вернуть старика. И в здешней легенде внук спасает дедушку…»

Много лет хан наслаждался чаепитием из любимой посуды. Он любил держать пиалу в ладонях и ощущать необыкновенную бархатистость фарфора. Но больше всего удивлял вкус чая, аромат которого в этой волшебной посуде менялся в зависимости от сезона года  и времени суток.

Но однажды, пребывая в неясном  расположении духа, чему было виной известие о болезни любимого внука, хан  сделал неловкое движение, и пиала, выпав из его рук,  разбилась.  О, аллах, лишь тебе ведомо, что испытывают люди в такую минуту, и лишь тебе дано сделать так, чтобы минут этих было как можно меньше.  После  ужасного потрясения от случившегося, хан успокоился, осознав, что содеянного  не вернешь, но можно исправить. Он велел позвать всех искусных мастеров гончарного цеха  во главе со старостой.

Не обещание щедрой награды взволновало мастеров гончарного цеха, а возможность жестокого наказания  за неисполнение, ибо награда и наказание это зачастую  палка о двух концах. Один за другим подходили они  к  черепкам, рассматривали осколки изумительной пиалы, качали головой и отходили. Никто не осмелился заявить, что возьмется склеить разбитый шедевр. И тогда последовал новый приказ: «Мы, такой-то, повелеваем  гончарному цеху в течение месяца рамадан склеить пиалу. В противном случае каждому  мастеру будет отрублен мизинец  на правой руке».

Что такое мизинец?   В конце концов, можно обойтись и без него.  Но как жить  с ярлыком   – а, это тот, кому хан отрубил мизинец, за то, что не смог склеить пиалу. Можно прятать правую руку в рукаве халата, но как тогда будешь завершать намаз, когда надо обеими ладонями стирать с лица грех и произносить «Аминь»? Одной рукой не поздороваешься и не подашь ту же пиалу с чаем  седобородому аксакалу? И еще есть много других вещей, где требуются обе руки, и отсутствие мизинца сразу откроет твой позор. Лучше бы хан отрубил голову.

Загоревали умельцы гончарного круга.  Пока вдруг кто-то не вспомнил о Рустам-бобо, старом мастере, давно ушедшем на покой.

            В небольшом, но опрятном домике на окраине города жил старый мастер с сыном, невесткой и любимым внуком. В закутке двора была небольшая мастерская, где стоял влажный  гончарный круг. Истинные мастера, внук мой,   никогда не бывают бывшими.

Ничем не выразил своего удивления   Рустам-бобо, выслушав старосту. Лишь  взял в руки один из черепков и поднес к глазам. Легким цоканьем губ выразил свое восхищение тонкой работой неведомых умельцев и, положив на место,  сказал лишь два слова, вызвавших  облегченный вздох у его коллег: «Оставьте узелок».

Шли дни, а никаких известий не было от старого мастера. А время, как известно не стоит на месте, и всегда торопится, когда не надо.  Волновались и тревожились не только гончары и их родственники, все жители города знали о грозном повелении хана.

И вот старый мастер предстал перед ханом. Услужливые руки приняли узелок  и положили на столик. Повелитель сам развязал узел, откинул концы куска ткани,  и перед ним во всей красе засияла небесно-голубая пиала. Не веря своим глазам, хан осторожно взял фарфоровое творение  и поднял его к свету. Даже при самом тщательном осмотре невозможно  было обнаружить трещин.

– Воистину может быть счастлив повелитель, имея таких мастеров в своем государстве! – воскликнул хан и велел щедро наградить искусного гончара.

На этом можно было бы завершить свой рассказ, но любая сказка должна иметь свою изюминку. Однажды  внук, помогая Рустам-бобо в мастерской, наткнулся на какой-то узелок.  Развернул его  и обомлел, увидев небесно-голубые черепки. Значит, дед не склеивал разбитую пиалу, а сделал ее заново!

– Да, – подтвердил его догадку дед.  – Иногда людям даже страшно подумать, что есть другой путь решения задачи. Не склеивать разбитое, а попытаться  изготовить новое. Ведь,  если кто-то смог это сотворить,  значит, сможешь и ты.  Надо просто начать. Самое постыдное – это опустить руки и заранее признать свое поражение. Делай и у тебя все получится!

Этим мудрым советом старого мастера  позволь мне, внук мой,  закончить свою сказку.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

комментария 2

  • анатолий:

    Так какой камень “висел” на дереве – рубин или изумруд?

    • Владимир:

      Хорошее замечание, спасибо, Анатолий. Ошибка, скорее всего, из-за того, что никогда не держал в руках ни изумруда, ни рубина. Пришлось заглянуть в справочник. Решил остановиться на изумруде. КВН.