Советские корейцы в Корейской войне

10474678_10152301552646715_5191994097331136982_n

Объединение Кореи неизбежно

Герман Ким, доктор исторических наук, профессор,
Заслуженный деятель Республики Казахстан,
член казахстанской секции Консультативного Совета
по мирному и демократическому объединению Кореи 16-ого созыва

Перелом в русскоязычной историографии Корейской войны уже произошел. Это касается, прежде всего, демонтажа стереотипов коммунистической эпохи; упразднения табу и ограничений; выявления и введения в оборот бывших секретных документов; сотрудничества с зарубежными учеными и т.п. Однако в раскрытии темы Корейской войны остаются еще «белые пятна» и «темные страницы», что можно показать на одном конкретном примере – участия в ней советских корейцев. Этой темой подспудно занимался многие годы, собран внушительный массив архивных материалов, фотографий и личных документов, состоялись встречи и интервью с очевидцами той далекой войны. Однако книга, так пока и не созрела, поэтому ограничиваюсь пока лишь краткой информацией.

В советское время мало что писалось о роли советских корейцев в строительстве социализма в КНДР и практические ничего об их участии в Корейской войне. Упоминания о том, что «корейско-китайскую делегацию на переговорах в Пханмунджоме возглавлял генерал Нам Ир», подпись которого стоит под Соглашением о перемирии, не содержат даже намека о том, что он был «узбекистанским» корейцем.

История того, как советские корейцы оказались в Северной Корее такова. Через год после окончания второй мировой войны из Москвы поступило распоряжение в ЦК Компартии Казахстана и Узбекистана взять на учет всех корейцев коммунистов, кандидатов в члены партии, комсомольцев, имеющих образование не ниже среднего и владеющих корейским или китайским языком. Соответствующее распоряжение получили партийные организации на местах и вскоре были составлены списки подходящих людей. Выявленные в архивах Казахстана секретные документы-списки корейцев, рекомендованных областными комитетами коммунистической партии для «отправки в распоряжение ЦК КПСС», позволили получить общую численность людей, готовившихся к отправке в Корею. Из трех областей: Алма-Атинской, Кзыл-Ординской и Талды-Курганской были включены в список 1083 человека. С включенными в списки людьми работала комиссия в республиканском ЦК партии, затем отобранные лица проходили инструктаж и направлялись в Москву. Отправка в Корею считалась командировкой по заданию ЦК ВКП (б). Из двух тысяч корейцев Казахстана и Узбекистана, включенных в первоначальные списки в Корею были направлены около 500 человек, включая членов семей. Профессор Со Дя Сук считает, что в период между августом 1945 г. и январем 1949 г. в Северной Корее находились 427 советских корейцев. Библиографический справочник по советским корейцам в КНДР, составленный Тян Хак Поном из Ташкента содержит краткие данные на 239 человек.

Национальные кадры в самой Корее в послевоенный период были чрезвычайно слабы, поэтому советские корейцы, имевшие большой опыт партийной, государственной, управленческой, культурно-образовательной деятельности заняли важные должности в Корее. Советская военная администрация старалась повсюду поставить своих людей.
Советские корейцы принимали непосредственное участие в Корейской войне, проявили себя способными военачальниками, продемонстрировали преданность и героизм, за что некоторые из них удостоились высшей воинской награды «Героя КНДР», многим были присвоены высшие офицерские звания.

В списке Тян Хак Пона из 239 советских корейцев в КНДР женщин было всего семь человек: Кан Софья (1915 г.р.), Ли Рита ( 1922), Мун Софья (1914), Тян Сун Хи (1915), Эм Нина (1923), Сон Хи Ен (1918) – все преподаватели различных северокорейских институтов и Тен Чун Ок (1904) – заместитель директора школы высших руководящих кадров при Совете Министров КНДР. В отобранной мной выборке из 87 советских корейцев в чине генералов и высших офицеров не казалось ни одной женщины.

10530891_10152301543181715_7157972342922517372_nКнига Тян Хак Пона “Воспоминания советского корейца, строившего Северную Корею»

По годам рождения они распределились следующим образом: до 1910 года – 15 чел. (17, 2%); с 1910 до 1920 г. – 61 чел. ( 70, %); с 1920 до 1930 г. – 11 чел. (12, 6%). Почти две трети из этих 87 человек составляли молодые мужчины в возрасте от 26 до 36 лет на 1946 г. Самому старшему по возрасту Ли Хе Гу в 1946 г. исполнилось 42 года, а самому молодому – Ким Чир Сену – 20 лет. По северокорейским воинским званиям советских корейцев получилась следующая статистика: генерал-полковники – 2 чел. (0,25%); генерал-лейтенанты – 4 чел. (0,5%); генерал-майоры – 23 чел. (26,4%); полковники – 12 чел. (13,7%); без сведений – 46 чел. (52,9%)

Пробел данных по воинским званиям частично восполнился воспоминаниями информантов (Тен Сан Дин, Мен Дмитрий и др.) а также моими предположениями, основанными на соответствии званий занимаемым должностям. По моему мнению, из 46 человек без сведений о воинских званиях примерно одна четверть имела генеральские погоны, а остальные имели звания полковников. Таким образом, от 30-40 процентов советских корейцев в КНА были генералами, а остальные старшими офицерами.

Теперь о занимаемых должностях и характере выполняемой в армии работы. Известно, что советские корейцы были отобраны по критериям партийности, уровня образования, занимаемой должности, опыта руководящей, организационной деятельности и владения корейским, китайским и другими языками. По сравнению с ними бывшие партизаны Ким Ир Сена и корейские лидеры антияпонской борьбы в Китае отставали по этим параметрам. Исходя из этого, многие советские корейцы заняли должности в сфере подготовки офицерских кадров, переводческой деятельности, редакциях армейских газет, ведения кадрового учета и т.д. Из 87 человек такой работой были заняты 25 человек или 28,7 процента.

Ким Ир Сен c группой советских военных советников

Политическая грамотность, знание методов, форм и содержания пропагандисткой работы, идеологического воздействия на массы явились причинами того, что советские корейцы играли важную роль в политотделах воинских частей. По списку таковых оказалось 13 человек или 15 процентов. Начальником Главного Политического Управления КНА были (генерал ?) Ким Дя Ук и генерал-лейтенант Цой Ден Хак, заместителями являлись также советские корейцы.
В работе штабов различных уровней: полковых, дивизионных, армейских и Генерального Штаба по списку были заняты 10 человек (11,5 процента). Начальником Генштаба КНА был один из самых влиятельных советских корейцев генерал-полковник Нам Ир.

10464139_10152301550461715_2677732245669693422_n

Ответственные, руководящие посты занимали советские корейцы в вспомогательных тыловых, инженерных, снабженческих, финансовых и других службах. Таковых по списку 14 человек или 15,2 процента.

Важную функцию контрразведывательной деятельности также организовали советские корейцы. Должность начальника управления контрразведки КНА занимали (генерал ?) Ким Дон Хак, генерал-майор Нам Семен, (генерал ?) Цой Вон Ир. Важные должности в контрразведке имели еще три советских корейца: полковник Пак Чан Сен – начальник контрразведки ВВС КНА, Ким Чан Гук и Ли Ден Дон – сотрудники управления контрразведки КНА.

Среди высших командиров действующей армии было немного советских корейцев, но они занимали высокие должности: главнокомандующий бронетанковыми войсками генерал-майор Цой Пхе Дек, главнокомандующий ВМС, а позже главком ВМФ (генерал ?) Хан Ир Му, командир 10-ой танковой дивизии, позже командующий 4-й армией генерал-майор Тен Чер У. По имеющимся сведениям признанным авторитетом в ВМФ слыл Герой КНДР, контр-адмирал Ким Чир Сен.

Ряд ответственных постов занимали советские корейцы в силовых структурах. Так например, заместителями министра внутренних дел являлись генерал-майор Кан Сан Хо и (генерал?) Пак Петр; заместителем министра общественной безопасности (генерал?) Ким Чун Сам, начальником управления внутренних дел г. Пхеньяна генерал-майор Ким Дон Су.
По окончанию Корейской войны советские корейцы, оставшиеся в КНДР, были вытеснены с руководящих постов, многие из них репрессированы. Лишь немногие удержались у власти и вынуждены были служить режиму Ким Ир Сена. Подавляющее же большинство вернулось в СССР. Многие из них стали заметными фигурами в советских республиках Средней Азии и Казахстана. Но это уже другая история.

10532381_10152301547616715_8514583120167952929_n

10513373_10152301555181715_9112702001151496362_n

10492195_10152301555421715_8465383587521759283_n

10481443_10152301554541715_5168730312860400328_n

10481338_10152301551376715_4828969873333157063_n

10462762_10152301553296715_6442375686674805246_n

10454355_10152301548676715_4970450729766638751_o

1270568_10152301548606715_3438599062293607024_o

10404373_10152301550931715_8567458712949585364_n

10423898_10152301548611715_3464387482956935709_n

10433643_10152301552541715_8577972006057440610_n

10444666_10152301554776715_8236667663268992612_n

1009061_10152301556406715_1074506503511135093_o

Источник: Герман Ким

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »