Судьбы людской жемчужные колосья

Алексей Иванович Тен и трижды Герой Советского Союза Иван Кожедуб на Втором Всемирном фестивале молодежи и студентов в Будапеште 14—28 августа 1949 г.

Алексей Иванович Тен и трижды Герой Советского Союза Иван Кожедуб на Втором Всемирном фестивале молодежи и студентов в Будапеште 14—28 августа 1949 г.

Владимир  ЛИ

Полвека назад на правобережье реки Сырдарьи близ Бекабада (старое название Беговат) был создан специализированный рисоводческий совхоз. Организовался он на базе одного из четырех существовавших тогда переселенческих корейских колхозов, возникших в Беговатском районе после 1937 года. Первоначально совхоз назывался «Дальний Восток», затем в разные годы хозяйство неоднократно меняло статус, превращаясь из колхоза в совхоз и наоборот. Соответственно менялась и вывеска: «Чанак», «Булганин», «Дальверзин», «НКВД», «46 лет Октября».

В 1992 году в очередной раз совхоз имени 46-летия Октября – так он назывался почти 30 лет – был преобразован в специализированное акционерное хозяйство «Шоликор».

История становления и развития рисосеющих хозяйств в Узбекистане неразрывно связана с именами корейских переселенцев, стоявших у их истоков. История совхоза имени 46-летия Октября связана с именем его первого директора Алексея Ивановича Тена. В 1963-ом, год образования совхоза, здесь насчитывалось около двухсот корейских дворов. По свидетельствам очевидцев, Алексей Иванович был мужиком крутым и независимым, любил дисциплину и порядок. Потому и кличку ему дали под стать характеру  – «Цемент». Когда он возглавил вновь созданный рисоводческий совхоз, ему исполнилось 48. Отставной генерал-майор (долгие годы он служил в КНДР) с большой охотой и вдохновением принялся за новое для него дело. Это был первый и последний директор совхоза, выдвинутый на эту должность из числа корейцев. И руководил-то он хозяйством всего пять с половиной лет, а сколько успел сделать! При нем построено свыше тридцати сборных финских домиков, два десятка коттеджей из кирпича на две семьи каждая, которые и составили две центральные улицы в поселке. Под его началом были возведены и сданы в эксплуатацию хозяйственный двор, складские помещения, школа, детский сад, магазин, почта. В 1965-ом молодежь совхоза методом хашара построила летний клуб, который стал центром культмассовой работы.

А что было до Алексея Ивановича? Ведь 27 лет – с 1937-го по 1964-й – здесь, в переселенческом колхозе, также кипела жизнь. Люди, не покладая рук, трудились, осваивали камышовые топи, женились, рожали детей, умирали. Это были поистине годы выживания нашей диаспоры в новых, непривычных для них условиях. И первые председатели колхозаЛи То Ир, Ким Ха Дин и другие думали только об одном: как сохранить людей,  целостность колхоза, как уменьшить людские потери от различных обстоятельств.

 И выжили!

До 1940 года здесь не было оросительных каналов. Поэтому переселенцам пришлось на время забыть о земледелии, они стали рыбаками. Десятилетиями сюда приезжали порыбачить чуть ли не со всей Ташкентской области – ведь вокруг было раскинуто 8 больших и малых озер, где в те годы непуганая рыба сама просилась в сети. А в пойме реки Сырдарьи, в камышовых зарослях, раскиданных на тысячах гектаров, в изобилии водились кабаны, зайцы, фазаны. Потому-то тот первый колхоз «Дальний Восток» в народе нарекли «рыбным». Рыбные артели были созданы и в соседних хозяйствах Беговатского района – «Пургун Сахалине», «Крупской», «Искре». Названия эти жили в воспоминаниях ветеранов вплоть до середины девяностых, пока все они потихоньку не отошли в мир иной. Сегодня в «Шоликоре» осталось всего четыре корейские семьи.

А ведь еще совсем недавно, в 1993-ем, мы насчитали здесь около полусотни корейских  хозяйств, где доживали свой век одинокие старики. Тогда с трудом удалось восстановить около десятка имен, среди которых Николай Хван, Владимир Цой, Ким Бон Сек. Жив тогда еще был и Яков Григорьевич Юн, один из старейших жителей совхоза (сюда он приехал в 1938-ом), к которому мы частенько заезжали в гости. Застали мы тогда и дважды кавалера ордена Трудового Красного Знамени, кавалера ордена Октябрьской Революции бригадира рисоводов Андрея Ивановича Ли. О его рекордных урожаях до сих пор вспоминают в «Шоликоре». Сегодня о прошлом напоминают здесь лишь чудом уцелевшие камышовые изгороди, да старая, полуразвалившаяся рисорушка на краю села.

В ту нашу последнюю встречу Яков Григорьевич рассказал о женщине, которая в конце 30-х годов прошлого века возглавляла одну из двух хлопководческих бригад колхоза «Дальний Восток». Хам Мен Хи – так звали эту женщину. На скудных землях она умудрялась со своей бригадой давать по два годовых плана, причем, той культуры, которую и видела-то впервые! К сожалению,  никаких других сведений об этой удивительной женщине в своих старых блокнотах я не обнаружил. А жаль.

Яков Григорьевич охотно рассказал нам в подробностях и о директоре Алексее Ивановиче Тене:

– Крутой был мужик, но справедливый. Честный – до невозможности. Гостеприимный и хлебосольный – до зависти. Хозяйственник – от бога, недаром совхоз частенько посещали руководители многих колхозов, в том числе такие известные председатели, как Герои Социалистического Труда Хван Ман Гым, Ким Пен Хва, Ким Дмитрий Александрович, многие другие.

Генерал-майор Армии КНДР А.И. Тен

Генерал-майор Армии КНДР А.И. Тен

В Корею Алексей Иванович вместе с другими добровольцами из Союза поехал в 1946 году, пробыл там четырнадцать лет и за это время сменил немало ответственных должностей. Сначала ему доверили пост заведующего отделом молодежи ЦК Трудовой партии Кореи, затем направили в вооруженные силы, где он был начальником штаба бронетанковых и механизированных войск КНДР, командующим армией. В отставку вышел в августе 1953 года в звании генерал-майора. В 1947 и 1949 годах возглавлял молодежную делегацию КНДР на Всемирных фестивалях молодежи и студентов в Праге и Будапеште.

А вообще свою трудовую деятельность Алексей Иванович начинал трактористом-слесарем в МТС, работал учителем, директором в сельской школе переселенческого колхоза «Красный Восток», секретарем райкома комсомола. По возвращении из Кореи окончил Высшую партийную школу и был направлен на хозяйственную работу в Узсовпроф. Через полгода ( в декабре 1963-го) – в трудовой книжке появляется новая запись: «Назначен в порядке перевода на должность директора вновь организованного рисосеющего совхоза имени 46-летия Октября». И вот тут-то он отдал всего себя без остатка. Работа на земле его так увлекла, что он временами забывал об отдыхе и, в  конце концов, тяжело заболел. С поста директора совхоза ушел по состоянию здоровья в 1969 году. Несколько лет мужественно боролся с поразившей его болезнью, получил инвалидность,  но в 1977-ом его не стало – ему исполнилось всего шестьдесят. За большие заслуги Алексей Иванович награжден орденами и медалями СССР, Кореи и Монголии.

в гости в совхоз  имени «46-летия Октября» к А.И.Тену (на снимке крайний справа) приехали слава и гордость корейской диаспоры Герои Социалистического Труда, председатели колхозов  (слева направо) Ким Дмитрий Александрович (имени Свердлова, ныне имени Ахмада Яссавий), Ким Пен Хва («Полярная Звезда»), ХванМанГым («Политотдел», ныне «Дустлик»)

В гости в совхоз имени «46-летия Октября» к А.И.Тену (на снимке крайний справа) приехали слава и гордость корейской диаспоры Герои Социалистического Труда, председатели колхозов (слева направо) Ким Дмитрий Александрович (имени Свердлова, ныне имени Ахмада Яссавий), Ким Пен Хва («Полярная Звезда»), ХванМанГым («Политотдел», ныне «Дустлик»)

Вспоминает дочь Алексея Ивановича Людмила Тен:

– Папа был увлекательным рассказчиком. Окружающие обожали его за этот бесценный дар, данный ему свыше, и слушали взахлеб. Причем, о чем бы он ни рассказывал, делал это с легким, веселым и ненавязчивым юмором. Мы, дети, любили ездить с ним на рыбалку, охоту или просто отдыхать на природу. Вокруг него всегда были люди, он их зачаровывал своей естественностью, бесхитростностью, умением всегда быть самим собой. Папа нам казался волшебником, и мы безоговорочно принимали его видение мира, доверялись его вкусам, подчинялись его жизненным принципам и учились любить жизнь так, как любил ее он…

А.И.Тен с супругой Екатериной Павловной Пак

А.И.Тен с супругой Екатериной Павловной Пак

супруги Тен преподносят традиционный бокал вина матери Алексея Ивановича Ким Ген Сук на ее юбилее

супруги Тен преподносят традиционный бокал вина матери Алексея Ивановича Ким Ген Сук на ее юбилее

…Поднимая клубы пыли, на «жигуленок» выскочил к берегу реки Сырдарьи.  Далеко позади стались  тучнеющие  поля хозяйства «Шоликор». Полноводная когда-то река сейчас сильно обмелела, и узенький поток воды серебристой змейкой уходил по галечниковому руслу далеко на запад. В тридцатые-сороковые годы прошлого столетия  Сырдарья вспоила первые тысячи гектаров рисовых полей, засеянных по обе ее стороны трудолюбивыми руками корейских переселенцев. Река была щедра не только на воду, она делилась с ними рыбой, дичью, помогая выжить в новых экстремальных условиях. Сегодня высыхающая Сырдарья напоминает нашу многострадальную диаспору, растекшуюся тысячами ручейков по городам и весям ближнего и дальнего зарубежья. Мы искренне рады, что в последние годы предпринимаются отчаянные попытки вернуть Сырдарье былую полноводность – основу ее животворной силы и могущества. Остается надеяться, что и разрозненным ручейкам корейской диаспоры удастся-таки найти то русло, которое приведет ее к полноценному национальному возрождению.

А.И. Тен в гостях у узбекской семьи, работников совхоза.

А.И. Тен в гостях у узбекской семьи, работников совхоза.

Фото из семейного архива Людмилы Тен.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

комментария 3

  • Римма Алексеевна Тен:

    Do слез растрогана вашей статьей о моем отце
    Поздравляю Вас с этой прекрасно написанной статьей
    Большое спасибо
    С глубоким уважением Римма Тен

  • Lucia Segura Ten:

    Thank you for this wonderful article about my grandfather. It is great to hear about his life and achievements.
    Sincerely, Lucia Segura Ten (Granddaughter of AI Ten)

  • Alexia Gabriela Housden:

    It’s lovely to hear about the man I was named after. Another piece of history unlocked for my family. (Great-Granddaughter of AI Ten).

Translate »