Статьи с меткой «Никитина М. И.»

История Ёно и Сео

Перевод М. И. Никитиной В те времена, когда Адалла[1], восьмой по счёту государь Силла, взошёл на престол и уже царствовал четыре года, в год чонъю, на берегу Восточного моря жили муж и жена. Звали их Ёно и Сео. Однажды Ёно отправился к морю собирать водоросли, как вдруг объявилась какая-то скала (некоторые говорят, будто рыба), захватила его и уплыла в […]

Об одной из разновидностей ритуала в связи с проблемой общности мифологических представлений в культурах стран Дальнего Востока

М.И. Никитина В сообщении рассматривается одна из разновидностей ритуала, отражающего начальные эпизоды мифа о Женщине-Солнце и ее родителях, который, как мы предполагаем, был актуален для древней культуры Кореи, Японии, Китая и ряда других стран. В мифе пара родителей – Черепаха и Змей/Дракон, живущая в море, зачинает Дочь-Солнце. Черепаха выплевывает ее, взрастив в своей голове в […]

Содон — Бататовый Малыш и Сонхва — царская дочь

Перевод М. И. Никитиной Му-вана[1], тридцатого государя Пэкче, звали Чан. Его мать была вдовой, и жила она в столице на берегу Южного озера. Однажды соединился с ней дракон озера, и она родила мальчика. Назвали его Содон — Бататовый малыш. У него было столько дарований, что и перечесть невозможно, хотя жил он тем, что каждый день копал бататы […]

Луна и солнце как элементы пространно-временной системы сиджо

Теоретические проблемы изучения литератур Дальнего Востока. —М.: ГРВЛ, 1977. С. 248–261. М. И. Никитина Пространство и время в средневековой корейской поэзии до сих пор не были предметом исследования. Между тем пример одного из ее жанров, сиджо, свидетельствует о наличии в нем особой пространственно-временной системы. Вполне вероятно, что эта система в общих чертах воспроизводит пространственно-временные представления, […]

Свирель, успокаивающая десятки тысяч волн

Перевод М. И. Никитиной Синмуна Великого[1], тридцать первого государя царства Силла, звали Чонмён, а происходил он из рода Кимов. Он вступил на престол в первом году правления под девизом Кай-яо[2], в седьмой день седьмой луны года синса. В том же году на берегу Восточного моря воздвиг он в честь покойного отца, государя Мунму Великого[3], монастырь Камынса — […]

Небо дарует нефритовый пояс

Перевод М. И. Никитиной На четвёртом году правления под девизом Цин-тай[1], в пятой луне года чоню, первый министр Ким Пу[2] преподнёс государю Тхэчжо[3] пояс, расшитый золотом и украшенный нефритом, длиною в десять обхватов. Золотых блях было шестьдесят две. Говорили, что это и есть тот самый пояс, который некогда преподнесло Небо государю Чинпхёну[4]. Тхэчжо принял его […]

Учитель Чхундам и «Песня о том, как умиротворить народ»

Перевод М. И. Никитиной Великий государь царства Силла Кёндок правил страной двадцать четыре года, в его царствование божества-хозяева пяти священных вершин и трёх знаменитых гор приходили во дворец и служили там. Однажды, в третий день третьей луны, государь, занимаясь делами в башне над западными воротами Квиджон, обратился к приближённым: — Кто увидит монаха в хороших одеждах, пусть приведёт […]

Суро — царь с Черепашьей горы

Перевод М. И. Никитиной После сотворения мира на этой земле не было никакого государства, а уж тем более никого не именовали царём и никто не назывался подданным. А кто и был здесь, так это девять вождей-канов: Адо-кан, Ёдо-кан, Пхидо-кан, Одо-кан, Юсу-кан, Ючхон-кан, Синчхон-кан, Очхон-кан, Сингви-кан. Эти вожди и управляли народом, в котором было сто родов, а людей — семьдесят пять тысяч человек. Все они […]

Translate »