Тайфун Сулик. Встречи разлученных Корейской войной родственников

Журнал КИМ. Обзор новостей за неделю 21–26 августа

Ведущий — Евгений Штефан
Видео и монтаж — Евгения Карманова

Одной из главных новостей на прошедшей неделе был страшный и ужасный тайфун Сулик (или, может быть, Соулик), который по всем данным должен был обрушиться на Корею и всё тут до основания разрушить. Он же стал и главным разочарованием недели — ну, конечно, с точки зрения журналистов. Потому что, во-первых, не обрушился, а кое-как приполз, с большим опозданием, и, во-вторых, мало что разрушил.

Некоторые сеульские журналисты встали в пятницу утром ни свет ни заря, накануне закупились специальными дождевыми плащами, чтобы не промокнуть, мысленно написали завещание и приготовились снимать видео многочисленных жертв, разрушений и катастроф в корейской столице, заранее предвкушая кучу просмотров своих героически снятых видеороликов в Ютубе. И что же они увидели в пятницу утром? Да ничего.

Ну, днем дождик в Сеуле все-таки немножко для порядка поморосил, но на этом всё и закончилось. Вот такой крутой облом, господа. С которым мы вас всех от души поздравляем, потому что, кроме кровожадных журналистов, жертвы и разрушения, конечно, никому не нужны.

Так что же это было? Ну, тайфун все-таки был, причем поначалу весьма сильный. Он сформировался в южных морях, завел себе устрашающий глаз вот такого размера, ураганные ветры и все прочие полагающиеся признаки страшной опасности — и двинулся прямиком на Корею. То есть по первым расчетам во вторник-среду он должен был прибыть сюда и разрушить тут если не всё, то очень многое.
Но, как говорится, что-то пошло не так.

Сначала тайфун опоздал и только в среду ночью добрался до окрестностей Чеджудо. Глаз тайфуна прошел не через сам остров, а немного западнее. В результате был сильный ветер, много дождя, но жителей этого прекрасного острова, вообще говоря, сильным ветром особо не напугаешь, они к таким вещами привычные, так что там более или менее всё обошлось, хотя одна женщина все-таки пропала без вести.

После этого тайфун, вместо того чтобы двигаться дальше на Корейский полуостров, стал натурально топтаться на месте и катастрофически терять свою силу из-за контакта с сушей. Потоптавшись, он к пятнице все-таки кое-как дотащился до полуострова, прошел в районе города Мокпхо, затем пересек Южную Корею по ее срединным районам, по провинции Чхунчхондо, то есть довольно далеко от Сеула, и… удалился восвояси.

Нельзя сказать, что совсем ничего нехорошего не случилось. Где-то с теплицы сорвало плёнку, где-то опрокинулась автобусная остановка, 46 человек вынуждены были оставить свои дома из-за повреждений, вызванных тайфуном, во многих местах отключалось электричество. Но это, в общем-то, и всё. Неприятно, но не конец света.

Возможно, сыграли положительную роль и разные меры, которые были приняты центральными и местными властями. Все мы тут неоднократно получали на свои телефоны предупреждения об опасности со страшным-престрашным звуковым сигналом, по всей стране закрывались тысячи школ — особенно в пятницу, а на Чеджудо на пару дней полностью отменили авиарейсы. В общем, страна готовилась, и это тоже, наверное, помогло. Получилось в итоге согласно поговорке «лучше перебдеть, чем недобдеть». Хорошая поговорка, правильная.

Вторым — а может быть, наоборот, самым главным событием прошедшей недели стали встречи разлученных войной родственников, которые прошли в северокорейских горах Кымгансан.

Как вы возможно слышали, в 1950–1953 годах в Корее случилась гражданская война – Северная Корея тогда напала на Южную с намерением объединить страну под властью коммунистов.

Это был кровопролитный конфликт, в котором приняли участие войска ООН во главе с США и китайские войска. Конфликт закончился ничем. Но страна после этого была разрезана надвое, что называется по живому. Миллионы родственников, в том числе самых близких родственников, на Юге и Севере оказались отрезанными друг от друга, не могли больше встречаться друг с другом.

Так продолжалось вплоть до 2000 года, то есть 47 лет. Но в 2000 году случилось потепление в межкорейских отношениях, тогдашний президент Ким Дэджун съездил в Пхеньян, встретился с северокорейским лидером Ким Чениром, и они договорились об организации встреч разлученных войной родственников.

Конечно, за прошедшие почти полвека очень многие люди уже умерли, но, когда правительство Южной Кореи объявило о предстоящих встречах, 130 тысяч человек подали заявки на встречу с родными. К сожалению, такую массовую встречу организовать было невозможно, поэтому и тогда, и сейчас участники свиданий с родными определяются с помощью лотереи.

В годы правления Ким Дэджуна и следующего президента Но Мухёна встречи родственников проходили довольно часто, но при следующих президентах — Ли Мёнбаке и Пак Кынхе — межкорейские отношения сильно ухудшились и встречи родственников стали редкостью. Предыдущая была в 2015 году. И вот теперь, после нового потепления межкорейских отношений такие встречи возобновляются. На прошлой неделе они были организованы дважды.

Сейчас эти мероприятий особенно актуальны, ведь живых родственников, которые хоть как-то помнят друг друга, остается всё меньше и меньше. Из упоминавшихся ранее 130 тысяч человек, которые искали своих родных в 2000 году, меньше половины остаются в живых — примерно 57 тысяч человек. Тем не менее, это всё еще очень много людей. И вот на прошедшей неделе 656 южнокорейцев из 170 семей поехали на автобусах в Северную Корею, в курортный комплекс в горах Кымгансан, и увиделись там со своими родными с Севера.

Встречи проходят весьма организованно, как вы понимаете, чтобы ничего нежелательного не произошло. В общей сложности у людей за три дня есть примерно 11 часов, чтобы пообщаться друг с другом. Это и общие, групповые встречи, и совместные ужины, и беседы в приватной обстановке, в номерах гостиницы, которая есть в горах Кымгансан. Разговоров о политике люди избегают. Южане обычно дарят своим родным подарки: разные лекарства и бытовые товары, которые могут пригодиться старикам — зубная паста, нижнее белье.

Как вы можете себе представить, воссоединения семей проходят очень эмоционально и вызывают в душе участников целую бурю разнообразных чувств. Например, далеко не все могут сразу узнать друг друга. В этот раз, например, 67-летний сын встретил своего отца, которого он никогда не видел. Отец во время войны перешел на северную сторону, а сын родился вскоре после этого. Или вот две сестры — одной 81 год, другой — 85 лет. Старшая сестра перед самой войной уехала работать в порт Чхонджин на Севере — и ей пришлось остаться там навсегда.

Или вот старушка 71-го года от роду из Северной Кореи встречает своего отца, которому уже 89 лет. 68 лет назад их разлучила война. Девочке было 3 года. Она, конечно, не запомнила лицо своего отца. Старик говорит, что, наверное, встречается с дочкой в первый и последний раз. До следующей встречи он уже не доживет. Но у него есть сын, которому немного за 50. И старик надеется, что сын еще сможет повстречаться со своей сестрой с Севера в будущем. Той, напомним, 71 год. Так что старик наказал дочери жить еще минимум 20 лет! К тому времени, как он надеется, Корея объединится, и родственники на Юге и Севере смогут свободно встречаться друг с другом.

Хочется пожелать, чтобы так оно всё и было.

***

Источник: http://vmeste.kr/?p=1215&ckattempt=1

Мы в Telegram

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментариев пока нет, но вы можете оставить первый комментарий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Translate »