Тангун (3 октября – День основания государства)

Ежегодно 3 октября в Южной Корее отмечается один из главных государственных праздников — День основания государства (National Foundation Day in South Korea). Этот день — официальный выходной в стране, день, когда поднимается государственный флаг.

3 октября — день рождения Тангуна отмечается как Небесный день. Родоначальник корейской нации Тангун родился в Пхеньяне и в начале третьего тысячелетия до н. э. основал первое государство на Востоке со столицей в Пхеньяне, открыв первую страницу истории корейской нации.

3cf0818e-3d6f-4101-96d0-656fb07329f3Тангун

Тангун, в корейской мифологии родоначальник корейцев, основатель корейского государства Древний Чосон

Записи мифа в фрагментах сохранились только в корейских памятниках 13-15 вв. Согласно “Самгук юса”, верховный небесный владыка Хванин даровал сыну Хвануну три небесные печати и отправил его править людьми. Спустился тот с трехтысячной свитой [духов] на трехглавую вершину Тхэбэксан, где под деревом был жертвенник духам (в других источниках: “под священное дерево Тан”; см. Синдансу). Это место назвали Обителью духов, а Хвануна – небесным владыкой. Повелевая духами ветра, дождя и туч, Хванун ведал всеми 360 земными делами. В ту пору в пещере жили медведь и тигр. Они молились Хвануну, чтобы тот превратил их в людей. Хванун дал им съесть по стебельку полыни и 20 чесночин и сказал, чтобы они избегали солнечного света сто дней.

Лишь медведь выдержал обет до трижды седьмого дня и превратился в женщину. Каждый день та приходила под дерево возле жертвенника и просила духов ниспослать ей ребёнка. Тогда Хванун, обернувшись человеком, женился на ней. У них родился сын, прозванный Тангун-Вангомом. [В “Ындже сиджу” Квон Нама (15 в.) Хванун отождествляется с Тангуном: дух в облике человека, спустившийся под дерево Тан на горе Тхэбэксан, был возведён людьми в государи и назван Тангуном.

Согласно “Чеван унги”, внучка небесного владыки съела снадобье и стала женщиной, затем вышла замуж за духа дерева Тан и родила Тангуна] На 50-м году правления легендарного китайского Яо Тангун основал столицу в крепости Пхёнъянсон и назвал страну Чосон. (В “Чеван унги”: “Обосновавшись в землях Чосон, он стал правителем. Поэтому [племена] сира, коре, южные и северные окчо, восточные и северные пуё, йе и мэк – все они были в управлении Тангуна”.) Он правил ею 1500 (в других источниках: 1038) лет.

Тангун сначала перенёс столицу в Асадаль у горы Пэгак, а в конце земной жизни, когда Киджа будто бы получил владения в Чосоне, он снова перенёс столицу в Чандангён, потом вернулся в Асадаль и в возрасте 1908 (в “Ындже сиджу” – 1048) лет стал горным духом.

В “Ындже сиджу” и “Седжон силлок” сообщается также, что Тангун женился на дочери речного божества Писоап (см. Хабэк), которая родила сына по имени Пуру (см. Хэбуру), ставшего правителем Восточного Пуё. Когда Юй, преемник Шуня, собрал владетельных князей в Тушане, Тангун отправил туда Пуру.

В этих же памятниках указывается время перехода Тангуна в духа горы Асадаль: 8-й год правления шанского Удина.

Миф о Тангуне – один из наиболее спорных в корейской мифологии, в него привнесены позднейшие наслоения: например, на древнейшие мотивы мирового дерева (см. Древо мировое) и верховного небесного владыки наложены буддийские мотивы духа-дерева Тан и Индры в образе Хванина; деяния Тангуна соотнесены с периодом правления древнекитайских государей; вымышленные географические названия идентифицированы с современными.

Наконец, стремление связать узами родства Тангуна с Тонмёном и Чумоном через Пуру следует считать либо заимствованием из поздних мифов, либо контаминацией нескольких разноплеменных мифов, вызванной процессом циклизации мифов вокруг главных персонажей Пуё и Когурё – Тонмёна и Чумона.

Миф о Тангуне изначально был мифом о предке какого-то племени периода Древнего Чосона. До 13 в. традиции мифа сохранялись где-то на периферии. И лишь когда государство Корё стало переживать трудности из-за внутренних неурядиц и иноземных нашествий, этот генеалогический миф был вызван к жизни с целью консолидации страны. С тех пор Тангун стали считать общим предком корейцев и поклоняться ему как божеству.

На горе Манисан на острове Канхвадо был сооружён алтарь Тангуна – Чхамсондан; в горах Кувольсан (провинция Хванхэ-Намдо) была построена молельня трёх святых (Хванина, Хвануна и Тангуна) – Самсонса; в 1429 в Пхеньяне в честь Тангуна был возведён храм. В них весной и осенью совершались жертвоприношения духу Тангуна. В нач. 20 в. культ Тангуна был возрождён в форме религиозной секты Тэджонгё. С легендарной даты основания Тангуном государства Чосон – 2333 до н.э. велось традиционное корейское летосчисление. 3-го числа 10-й луны праздновался день рождения Тангуна.

Тангун – мифический персонаж с чертами тотемного предка и культурного героя неолитической эпохи. Тангун воплощает в себе гармонию духа, человека и животного. Имя Тангун толкуют по-разному: в “Чеван унги” оно увязано с деревом Тан (корейск. “пакталь”, “чёрная берёза” или “дальбергия хуке”; под влиянием буддизма распространён перевод его как “сандаловое дерево”), т.е. “Хозяин [правитель, господин] дерева Тан”; в “Самгук юса” оно означает “Правитель алтаря [у священного дерева]”.

Современные учёные возводят его к древнеалтайскому слову со значением “шаманский царь”. Дух Тангун – Камансин почитался корейскими шаманками. Вероятно, ” Тангун” было не личным именем, а общим нарицательным названием верховного жреца ( Тангун) и вождя (Вангом) древнего племени Чосон, причём не реального лица, а духа – защитника первобытного коллектива, которому поклонялись жрецы. Миф о Тангуне, видимо, создан был теократическим племенем, предком-тотемом которого был медведь и которое одержало победу над племенем с тотемом “тигр”.

Миф о Тангуне оказал большое влияние на культуру Кореи. Многие поэты и художники воплотили образ Тангуна в своих произведениях. Живописец 6 в. Сольго будто бы нарисовал Тангуна после того, как к нему во сне снизошёл дух родоначальника. Поэт 13 в. Ли Гюбо, увидев картину Сольго, написал поэму о Тангуне (не сохранилась). Ли Сынхю (13 в.) в “Чеван унги” воспроизвёл в стихах миф о Тангуне.

Лит.:

Джарылгасинова Р. Ш., Миф о Тангуне и его значение для понимания ранней этнической истории Древнего Чосона (Кочосона), в сб.: Конференция молодых научных работников и аспирантов. Тезисы докладов, М., 1965, с. 27-30;

её же, Историческая трансформация древнекорейского мифа о Тангуне, в кн.: Симпозиум “Роль традиций в истории Китая”. Тезисы докладов, М., 1968, с. 25-26;

её же, Древние когурёсцы, М., 1972, с. 102-04;

Hикитина М. И., Троцевич А. Ф., Очерки истории корейской литературы до XIV в., М., 1969, с. 59-67;

Корейские предания и легенды из средневековых книг, М., 1980, с. 14-18, 37-38, 237-39; Gale J. S., Tan’gun, “The Korea Magazine”, v. 1, 1917, p. 404-14; Rutt R., J. S. Gale and his history of Korean people, Seoul, 1972, p. 93-94, 323;

Ким Джэвон, Тангун синхваый син ёнгу (Новое в изучении мифа о Тангуне), Сеул, 1977; Ли Санхо, Тангун ко (О Тангуне), в сб.: Кочосонэ кванхан тхорон нонмун чип (Сборник дискуссионных статей о Древнем Чосоне), Пхеньян, 1963, с. 173-287.

Л. Р. Концевич

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »