“Терем человеколюбия”: история неопубликованной рукописи советского корейского писателя Мун Гымдона

Т. Симбирцева

Настоящая заметка публикуется к юбилею 85-летию Льва Рафаиловича Концевича (3 сентября 2015 г.). В ней представлена его деятельность как хранителя культурного наследия и описан конкретный пример того, как его усилиями были сохранены для потомков произведения советского корейского писателя из Таджикистана Мун Гымдона (1912-1992) – написанные на корейском языке роман “Инджонну (Терем человеколюбия)” и автобиографическая повесть “Отец и Хон Бомдо”. Публикуется на русском языке впервые.

Рассказ о том, почему эти произведения так и не были напечатаны, заставляет задуматься не только о трагической судьбе писателя Муна, но и об истории и проблемах советской корейской литературы в целом. Просуществовав почти 70 лет, она пока не привлекла сколько-нибудь значительного внимания исследователей. Однако появившиеся в последние годы немногочисленные научные публикации свидетельствуют о том, что это перспективное направление исследований, которое сулит немало открытий.

Титульная страница второго,  датированного 1967 годом, тома рукописи  романа "Инджонну" с портретом автора за  работой на больничной койке

Титульная страница второго, датированного 1967 годом, тома рукописи романа “Инджонну” с портретом автора за работой на больничной койке

В августе 1986 г. корееведа-филолога Льва Рафаиловича Концевича, который тогда был старшим научным сотрудником Института востоковедения АН СССР, посетил на рабочем месте нежданный гость. Кореец почтенных лет, с трудом передвигавшийся на костылях, представился как Мун Гымдон и сообщил, что специально приехал за несколько тысяч километров – из поселка Ханака в Таджикистане, чтобы передать Л.Р. Концевичу рукопись написанного им исторического романа на корейском языке, написанию которого он отдал 22 года жизни (с 1962 по 1984 год). Его заветной мечтой было издать свой роман, и он надеялся, что Лев Рафаилович окажет ему в этом содействие.

Первые строки рукописи романа "Терем человеколюбия" Мун Гымдона

Первые строки рукописи романа “Терем человеколюбия” Мун Гымдона

Ученый быстро просмотрел рукопись и сразу понял, что имеет дело с уникальным произведением, подобного которому никто из корейцев в России и СССР никогда не писал. Роман назывался “Инджонну” (人情樓) – буквально “Терем человеколюбия”. Заглавие это, похоже, было аллюзией на название знаменитого романа китайской классической литературы – “Сон в красном тереме” ((紅樓夢, кит. Хун лоу мэн; кор.: Хон ру мон), куда также входил иероглиф “лоу/ну”, который переводят как “терем”, или “высокая беседка/павильон”.

На стремление автора следовать традиции китайских классических романов указывал и формат рукописи. Это был огромный, написанный аккуратным четким почерком текст в пяти томах и одной тетради общим объемом 4124 страницы. “Сон в красном тереме” представлял собой описание истории и культуры Китая времен династии Цин, представленное через судьбы главных героев. И аналогично, как указывалось в предисловии рукописи Мун Гымдона, главным героем романа был живший в Корее в конце XVII-XVIII веках (период Чосона) бедняк по имени Мун Оксан, через события жизни которого автор стремился одновременно представить «основы цивилизации и народные обычаи чосонской эпохи (조선국의 문명 제도와 인민 풍습의 거용을 함유한 장편 소설)». При знакомстве с текстом у Л.Р. Концевича также возникли ассоциации с анонимной средневековой корейской повестью XVII в. «Им Ккокчон джон» (임꺽정전 林巨正傳), где главным героем был Лим Ккокчон, или Лим Заика (? – 1562), – корейский Робин Гуд, или “благородный разбойник”, грабивший богатых и помогавший бедным.

Уникальность текста заключалась и в том, что написан он был на старом литературном 1930-х годов корейском языке с вкраплением лексики и оборотов речи из корё мар – диалекта, носителями которого были потомки корейских переселенцев, прибывавших в русское Приморье из северных районов Кореи с начала 1860-х годов. Видимо, Мун Гымдон был одним из таких потомков. Но поговорить о его биографии детально Льву Рафаиловичу не удалось ни тогда, ни после. Потом, в письмах, он обращался к Муну с просьбой прислать сведения о его жизненном пути и творческом пути (биографию на корейском языке), но безрезультатно. Сведения, которые Мун Гымдон сообщил о себе Л.Р. Концевичу в ту встречу, были крайне скупы. Приводим их полностью.

Мун Гымдон родился 2 июля 1912 г. в пос. Пуциловка Приморского края в семье Мун Чхинира, служившего на пограничной заставе. Окончил школу колхозной молодежи, работал учителем истории и агрономии в школе колхозной молодежи. После насильственного переселения корейцев в Среднюю Азию был на разных работах. После войны работал в колхозе им. С.М. Кирова под Ташкентом. С 1963 г. жил в Душанбе. В последние годы живет со снохой Пак Венерой в Гиссарском районе Таджикской ССР в поселке Ханака по ул. 40 лет Октября дом 18. Тяжелый недуг, которым он болен многие годы, регулярно приковывает его к больничной койке. В больницах в основном и был написан им роман “Терем человеколюбия (Инджонну)”.

Из рассказа Муна следовало, что единственным его образованием была школа колхозной молодежи. Откуда же взялась эта тема – история Кореи времен позднего Средневековья, которую в вышеуказанной школе явно не преподавали? Впоследствии Мун Гымдон объяснил Л.Р. Концевичу в одном из своих писем, что заняться писательством посоветовал ему когда-то Чо Мёнхи (1894-1942?) – видный корейский писатель, с 1928 года живший в СССР. Именно он навел Муна на эту тему и предоставил ему материалы для работы. Он не сообщил при этом ни обстоятельств, при которых произошла его встреча с Чо Мёнхи, ни того, какого рода были эти материалы. Очевидно только, что замысел романа зрел много лет, поскольку Чо Мёнхи погиб в ходе сталинских репрессий по некоторым данным в 1938, а по другим – в 1942 г., а свой роман Мун Гымдон начал писать в 1962 г. т.е. два десятилетия спустя.

Рукопись романа "Инджонну" - 5 томов и одна тетрадь, общим объёмом 4124 страницы, которая более 28 лет хранилась в архиве Л.Р. Концевича

Рукопись романа “Инджонну” – 5 томов и одна тетрадь, общим объёмом 4124 страницы, которая более 28 лет хранилась в архиве Л.Р. Концевича

Поскольку Мун Гымдон неважно себя чувствовал и желал побыстрее вернуться домой, Л.Р. Концевич, не откладывая, представил его заместителю главного редактора Главной редакции восточной литературы издательства “Наука” Борису Николаевичу Зубкову и исполняющему обязанности директора Института востоковедения АН СССР Георгию Федоровичу Киму. Они с вниманием отнеслись к Мун Гымдону, но беседы с ними показали всю сложность вопроса. Советские издательства на русском языке не печатали переводы произведений национальных авторов с неизданных рукописей. Сначала рукопись надо было выпустить на языке оригинала, и только потом она могла быть переведена. Больше всего корейских писателей жило в Алма-Ате, но даже будучи членами Союза советских писателей, они могли публиковать только по одной книге или сборнику в год, да и то небольшого размера. Словом, встречи эти желаемого результата не принесли. Оставив рукопись Л.Р. Концевичу для прочтения, хранения и публикации, Мун Гымдон вернулся в Таджикистан. Больше они не виделись, хотя несколько раз обменивались письмами. Переписка прервалась в 1990 г. незадолго до кончины писателя.

В дальнейшем Лев Рафаилович неоднократно предпринимал попытки привлечь внимание к роману Мун Гымдона. В частности, пока существовал СССР, он вновь обращался в издательство “Наука”, а также в Отдел Кореи ЦК КПСС. Там отнеслись к идее издания романа с сочувствием, но высказали пожелание сократить его до одного тома и перевести на русский язык. Ни редактора, ни переводчика найти не удалось, и вопрос об издании “Павильона человеколюбия” Мун Гымдона в России был закрыт. После 1990 г., когда установились отношения с Южной Кореей, Л.Р. Концевич неоднократно показывал рукопись знакомым южнокорейцам – писателям и коллегам-исследователям. Некоторые из них, ознакомившись с фрагментами текста, высказывались весьма одобрительно, но признавали сложность публикации столь большого манускрипта, написанного к тому же на особом диалекте, требующем научных пояснений и комментариев.

Прорыв, казалось, наступил, когда Л.Р. Концевич представил рукописи Мун Гымдона известному южнокорейскому ученому, профессору Хельсинкского университета Ко Сонму (1947-1993), который одним из первых зарубежных исследователей обратился к углубленному изучению истории и культуры советских корейцев. Я пишу во множественном числе “рукописи”, потому что кроме романа “Инджонну”, Мун Гымдон также передал Л.Р. Концевичу на хранение автобиографическую повесть “Отец и Хон Бомдо”, в основу которой легли его детские воспоминания об отце и жизни корейской деревни в России в 1920-30-х годах. Ко Сонму принял живое участие решении вопроса о публикации произведений писателя Муна и написал о нем в своей книге “Ссорён-ый ханин-дыль: Корё сарам (Советские корейцы: корё сарам)”  . Вот этот текст:

текст Ко Сонму

В этом тексте приведены биографические сведения о нем (известные нам со слов Л.Р. Концевича) и добавлено: “Повесть Мун Гымдона «Отец и Хон Бомдо» предполагается издать в Сеуле в ближайшее время, а содержание романа «Инджонну» ожидает экспертизы как произведение, ассоциируемое с аналогичными произведениями начала “золотого века” жанра “новой повести””.

В связи с трагической гибелью Ко Сонму в 1993 г. издание и экспертиз а произведений Мун Гымдона в Южной Корее остались неосуществленными.

ххх

Двадцать восемь лет Л.Р. Концевич хранил у себя рукописи Мун Гымдона, выполняя данное обещание сохранить его для будущих поколений. При этом он не оставлял усилий привлечь к ней внимание потенциальных издателей. Летом 2014 года произошел прорыв: рукописью заинтересовалась Региональная общественная организация “Первое марта” (Москва), возглавляемая пастором Ли Хёнгыном. Вот уже почти два десятилетия эта организация поддерживает российское корееведение, спонсируя публикацию трудов ученых и сборников документов. Не откладывая дела в долгий ящик, пастор Ли перевел полный текст романа на пленку (микрофиш). Следующий планируемый им шаг – поиск потенциальных экспертов и исследователей текста, которые вынесут решение о перспективах издания.

Так появилась надежда на новую жизнь произведений советского корейского писателя Мун Гымдона.

В ближайшее время на сайте РАУК будут размещены фрагменты повести Мун Гымдона “아부지와 홍범도”. Мы надеемся, что среди читателей сайта найдутся студенты, аспиранты, исследователи, которые, ознакомившись с их содержанием, заинтересуются повестью и займутся ее переводом и изучением как оригинального исторического источника и литературно-культурного памятника корейской диаспоры в России и СССР.

ххх

Постскриптум: В конце 2014 г. преподавательница Университета Инха в Сеуле Лим Гёнхва опубликовала первую в Корее статью о Мун Гымдоне, куда включила и содержание настоящей заметки. Выходные данные статьи:

타치아나 심비르체바, 인경화. 고려인 작가 문금동과 그의 장편소설 “인정루” 소개 및 시론적 고찰 // 한국학연구. 제 35 집. (2014.11) 451-73 쪽

Доступна для чтения на сайте Института корееведения Университета Инха www.inhakoreanology.kr

Источник: https://www.rauk.ru – Симбирцева Т. “Терем человеколюбия”: история неопубликованной рукописи советского корейского писателя Мун Гымдона. Заметка к 85-летию Л.Р. Концевича.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »