Тусовка главредов. – Трындеж о коре сарам

Главреды

Суббота, 11 октября 

ТАК случилось, что мы с сестрёнкой занимаемся науками, далёкими от интересов родного края. Я кореист, она американистка. Занимайся мы изучением родного края, наши имена сейчас были бы во всех энциклопедиях. Но сожалений у нас нет. В том, что мы занимаемся нетрадиционными для родной стороны науками, есть свои плюсы. Один из них – у нас на нашей исторической родине нет конкурентов. Американист? А вот, Тамара. Кореист? Есть и такой. Второй – мы с ней путешествуем и встречаемся в разных точках света. Встречаясь, всякий раз удивляемся: “Почему это не произошло в Абацзяне?”. Ну да Бог с этим. В этот раз мы встретились в Сеуле. Сестрёнка приехала на конференцию, посвящённую 150-летию славной даты – добровольного, ненасильственного перемещения корейцев в российское Приморье. Конференция, большинство участников которой были потомками первых переселенцев, дипломированные корейцы из разных уголков бывшего Советского Союза – России, Казахстана, Средней Азии (тут скажу, что мне показалось удивительным то, что наши корейцы пустили в свои ряды мою сестру; они, эээ, скажем так, в этом отношении, в отношении всего того, что имеет к ним отношение, довольно щепетильны; помню, как мои ученики в Корейском центре в Ленинграде, где я задарма преподавал корейский язык, упрекали меня: “Как смеете вы, хакас, изучать корейский язык, учить нас корейскому языку!”), была организована Корейским комитетом по проведению мероприятий, посвящённых 150-летию переселения корейцев в Россию, и проходила не где-нибудь, а в здании корейского парламента. Все расходы, включая проезд к месту проведения конференции и проживание участников, оплачивало правительство Республики Корея. Я думал: “Интересно, собрались бы учёные в таком составе на такую конференцию на одной из своих родин, да хотя бы в том же Приморье, куда сто пятьдесят лет назад двинули их предки, если бы корейское правительство не собрало их в Сеуле?”…

Конференция проходила один день, в пятницу. На следующий день за круглым столом собирались главреды корейских газет СНГ, а в воскресенье все – учёные, главреды – ехали на посвящённый этой дате фестиваль в Ансан. Я договорился о встрече в субботу, потому что в воскресенье ко мне в Дижон приезжали другие владивостокцы. Сестрёнка и остальные участники конференции жили в отеле в самом центре Сеула – в Мёндоне… 

Отдал сестрёнке подарок, она сказала: “Тебя во что бы то ни стало хотят видеть твои знакомые. Поехали на круглый стол редакторов”. Делать нечего, слово гостя – закон, мы сели в такси и поехали в “Ёнхап”.

Вот что написано о круглом столе на сайте Российско-корейского информационного агентства РУСКОР:

Сеул, 11 октября. /ИА РУСКОР/. Событие произошло в конференц-зале ведущего южнокорейского агентства Рёнхап, где впервые в истории удалось собрать вместе главных редакторов корейских СМИ России и стран СНГ.

Поводом для сбора стало проведение мероприятий в связи со 150-летием проживания корейцев в России, отмечаемое в 2014 году не только на русскоязычном пространстве бывшего СССР, но и на исторической Родине. В Сеул приехали журналисты российских газет «Российские корейцы», «Ся коре синмун», «Коре синмун», «Коре сарам на Дону», казахской – «Коре ильбо», узбекской – «Коре синмун», а также интернет-изданий «Ариран» и «Коре сарам».

Они обсудили актуальные для всех изданий вопросы взаимодействия с общественными корейскими общественными организациями, повышения профессионального уровня журналистских кадров, финансирования, а также взаимного сотрудничества, в том числе и с изданиями Южной Кореи.

Журналисты презентовали вышедшую в Москве юбилейную книгу «Коре сарам», в подготовке которой принимали участие в качестве авторов-составителей и членов редакционного коллектива. Экземпляр издания был подарен гендиректору ИА РЁНХАП.


С утра редакторы и их хозяева выглядели утомлёнными. Такое состояние знакомо мне. Сколько раз сам выбегал наутро, после вчерашнего приветственного банкета, из конференц-зала, чтобы опрокинуть в себя стаканчик крепкого кофе, холодного сока… 

Обнялся с Германом КимомВалерой Огаем, уселся поудобнее…

1

Герман.

2

Владислав Хан (справа). 

3

Валентин Чен. 

Несколько лет назад этот видный деятель московской корейской общины водил меня и Мишу в конспиративный ресторан, устроенный в обычной трёхкомнатной квартире московской высотки (нажимаешь на кнопку домофона, сказываешься, тебя впускают), кормил нас кядя (корё мар), или кэчжангуком (он же посинтханёнъянтхан), по-русски попросту похлёбкой из собачатины. Предположив, что не помнит меня, тревожить не стал.

4

Валера. 

5

Главреды говорили на хорошем литературном русском языке, их речи были привычные, советские (имею в виду риторику). Я словно окунулся в прошлое и слушал выступления без напряжения, с удовольствием. Хотя… Должен признаться, что мне иногда становилось невдомёк, зачем они говорят друг другу о том, о чём и так всем известно, и зачем они говорят это здесь, в Корее. Ведь их здесь всё равно никто не понимает!

Кстати, вот забавно! Никто из выступавших не сказал ни слова на корейском языке (сгоряча написал “на родном языке”, подумав, исправил на “корейский”, родным-то для них является русский язык), никто не начал выступления с искромётной шутки, выражения благодарности на корейском языке! Они общались между собой, напрочь забыв про своих хозяев. В очередной раз мелькнула мысль: почему главреды за все годы советской и российской власти ни разу не собрались где-нибудь в Москве, Питере, Южно-Сахалинске, Уссурийске, Ташкенте? 

Покончив с выступлениями, сфотографировались и пошли в ресторан. Сообразительные хозяева из корейского “ИТАР-ТАССа” (а именно “Ёнхап”, или по-русски “Рёнхап”, этот аналог российского “ИТАР-ТАСС”, был спонсором субботнего мероприятия) распорядились скорее нести сочжу. Грянуло вразнобой “вихаё”, дробно застучали палочки… 

6

Потусовавшись с сотрапезниками, повёл сестрёнку – смотреть Сеул, вносить посильный вклад в экономику дружественной страны…

7

Завёл в книжный магазин “Кёбо мунго”, повёл на Намдэмун, в Мёндон… Несколько часов пролетели стрелой. Пришло время ужина. Я спросил сестрёнку: “Кухню какой страны ты предпочитаешь в это время суток?”, она сказала: “Японской. Я хочу морепродукты, суши-сашими”. Лучше бы я не спрашивал! Кто не знает, что рестораны этой кухни – одни из самых дорогих не только в Корее, но в любой стране мира, даже в Японии! Но отступать было некуда. Волоча мешки с покупками, пошли по Мёндону. 

Первым на глаза попался “Кинг крэб”. Зашли внутрь – ресторан был полон посетителей, все грызли крабовые лапы. Нас усадили за один из двух столиков, на которых красовалось “Зарезервировано”: “Что будем есть?”. Я попросил меню. Самая дешёвая еда стоила пятьдесят тысяч ($50) на брата. Я сказал сестрёнке: “Знаешь, в Корее есть правило: никогда не покупай и не ешь в первом заведении. К тому же, это и не совсем японское. Пойдём в другое”. Мы встали и вышли вон. Правильный, тунцовый ресторан нашли с третьей попытки. Комплексный обед стоил всего двадцать пять тысяч ($25) на брата…

8

Лакомясь сырой рыбой, заговорили о наших корейцах. Я сказал: “Какие же они корейцы? Они не корейцы, они советские. Они могут называть себя корейцами, но они другие, не такие, как южные или даже северные корейцы. Они и говорят на другом языке (это утверждение не совсем верное, потому что абсолютное большинство их утратило родной язык и говорит на русском), и ведут себя иначе. Они – что американцы. И те, и наши (тут слукавил, конечно) говорят на языках своих предков. Однако ни один американец не скажет о себе: “Я англичанин”, а многие, отвечая на вопрос анкеты “Какой ваш родной язык”, даже пишут: “Американский (American)”. Корейцы же упорно величают себя корейцами (по-корейскикорё сарам ‘человек (из) Корё’; кстати, северные корейцы называют себя чосон сарам ‘человек (из) Чосона’, а южные – хангук сарам ‘человек (из) Хангука’, друг дружку при этом называют на свой лад – североханский человек, южночосонский человек; однако на других языках все, включая наших – корейцы). А взять квебекуа. Ни один франкоговорящий канадец ни за что не назовёт себя, даже на своём ломаном французском, французом”. 

“А ещё, – трындел я, – есть такая штука, как менталитет, который определяет поведенческие штучки. Что американца, что нашего видно по повадкам. Пусть молчат как рыба, всё равно видно, что они другие”. И привёл в пример своего приятеля, который давеча, во время круглого стола, крикнул председательствующему, местному корейцу, когда тот напомнил ему о соблюдении регламента – по-русски: “Стоп! Молчать! Я договорю”. В Корее такое поведение совершенно невозможно. 

Чуть позже я получил свежие доказательства своего тезиса. С нами был один из участников конференции, как вдруг он пропал. “Где он?”. – “Как где? Ушёл”. Местный кореец непременно бы сказал, раскланиваясь: “Уйду раньше. Проведите весело время”.

Другая участница конференции, расплачиваясь за покупку, бросила десятку на прилавок. Я оторопел, не удержавшись, воскликнул: “Что делаете? Вы же обидите продавца! Деньги надо давать в руки”. Она в ответ: “Я не знала этого, но какая разница”.

Источник: https://atsman.livejournal.com/1710863.html

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

1 комментарий

  • Тэн Евгения Георгиевна:

    Меня пригласили посетить Южную Корею, как родную внучку Героя Кореи, Чхве Чан Сика.
    С 15 – 21 октября Я была на Всемирном Корейском Фестивале Спорт для всех. Из 33 стран мира 300 корейцев собрались на своей исторической Родине – Корее. 2 дня мы жили в Отеле Олимпик в Сеуле, 4 дня жили в Отеле Интер – Бурго в Тэгу. Прилетев в Сеул я вдохнула чистый воздух страны утренней свежести – Кореи. Начиная с аэропорта и далее, посещая достопримечательности, рестораны и кафе меня поразила идеальная чистота повсюду, всё продумано до мелочей и всё сделано для удобства и комфорта людей, свежесть и красота. Мы были в Императорском Дворце, в Буддийском Храме, в Военной Академии, в Компании ТэгуТек, высокотехнологичной, инновационной Компании по производству качественной техники, которая занимает первое место в Мире. Там в огромном помещении работал только один специалист, всё автоматизированно. Кругом чистота идеальная. В Военной Академии готовят будущих офицеров Армии Южной Кореи. Обедали в их столовой, кушали всё то, что едят курсанты Академии. Пища корейская, вкусная, много мяса, овощей, салатов. Очень хорошо кормят там. Корейцы в Южной Корее доброжелательные, с открытой душой. Молодёжь радостная, позитивная, уважает пожилых и старших, добросовестно и качественно выполняет свою работу в Отелях. Это был мой первый визит в Южную Корею. Я выражаю огромную благодарность Правительству РК, Министерству по делам патриотов и ветеранов Кореи, посольству РК в России в Москве, Консульству Посольства РК в России в Москве за приглашение меня на мою историческую Родину! Я навсегда запомню этот мой первый визит в Южную Корею! Очень приятные впечатления о Южной Корее! Спасибо!
    С уважением Тэн Евгения Георгиевна!

Translate »