Убежище русских «белых» Новина. Газета «Чосон ильбо» о Янковских (1938 год)

От публикатора. Ниже приводятся оттиски трех статей на корейском языке из газеты «Чосон ильбо» за 4, 5 и 8 июня 1938 года. Две из них снабжены переводом на русский язык. Статьи основаны на интервью Юрия Михайловича Янковского (1879-1956), которое он дал в мае 1938 г. корреспонденту газеты, посетившему его усадьбу-курорт «Новина»[1] в долине горной реки Омпхо в 50 км от Чхонджина (Корея, пров. Сев. Хамгён). Статьи сопровождены фотографиями, которые, к сожалению, плохо видны из-за неоднократного перекопирования. На фото к первой статье Ю.М. Янковский запечатлен в своем оленеводческом хозяйстве на Сидеми (Приморье, 1918-1919, из семейного архива. См. ее в конце), на фото ко второй статье – купальня и подвесной мост на реке Омпхо, на фото к третьей – один из домиков, которые Янковские строили для сдачи в наем отдыхающим, усадебная церковь и автограф Ю.М. Янковского.

Хотя текст статей состоит в значительной мере из прямой речи Юрия Михайловича, комментарии к ней содержат порой не слишком правдоподобную информацию – видимо, почерпнутую корреспондентом из многочисленных слухов и легенд, окружавших семейство Янковских в Корее. Другой причиной могли стать проблемы с переводом, поскольку Юрий Михайлович говорил по-корейски «плохо, ломано, но самостоятельно, понимал порядочно», как писал в воспоминаниях его сын Валерий[2]. Не совсем понятен рассказ о «выращенном Янковскими для императора необыкновенном коне, который пробежал 9 тысяч километров» и замечательной наезднице – некой девице Кудашевой. К разряду слухов относятся сведения, что в Приморье главными источниками дохода Янковских были «золотодобыча и лесозаготовки», что у них там была личная дружина «в 600 человек», во главе которых Ю.М. Янковский «несколько раз отражал натиск красной армии» и пр.

Эти статьи прислал по просьбе Валерия Юрьевича Янковского (1911-2010) южнокорейский историк Чон Сонхва (ун-т Мёнджи, Сеул), занимавшийся несколько лет изучением жизни Янковских и других русских эмигрантов в Корее. При этом он отметил, что этими статьями публикации корейской прессы о Новине и Янковских в колониальное время далеко не исчерпываются. Объясняя свой интерес к этой семье он, в частности, писал:

«Янковские оставили большой след в современной истории нашей страны. После большевистской революции 1917 г., когда советами был в 1922 г. захвачен Владивосток, Янковские бежали из России вместе с примерно 9 тысячами русских в Корею. Большинство этих людей временно осели в Вонсане. В дальнейшем в Корее осталось лишь около 300 русских. Был среди них и Юрий Янковский, который оставив все нажитое имущество в России, прибыл в Корею во главе большой семьи и начал новую жизнь в местечке Чуыль в близкой к России провинции Сев. Хамгён. С помощью японских колониальных властей, а также корейцев Янковские преодолели трудности и, живя в Корее, создали огромный курорт «Новина» (커다란 휴양단지). Он стал известен не только в Корее, но и в мире вообще. В колониальную эпоху здесь отдыхали и охотились многие иностранцы. Известно это место было и корейским интеллигентам, о нем упоминалось в произведениях известных писателей Ли Гвансу и Ли Хёсока. Янковские были знаменитыми охотниками на тигров и очень хорошо относились к корейцам. Все, что я рассказал, – хорошо известные факты новейшей истории Кореи».

Я сделала перевод двух первых статей в конце 2009 г. для В.Ю. Янковского. Третью не успела перевести в связи с кончиной Валерия Юрьевича 17 апреля 2010 г. Надеюсь, это сделают будущие исследователи.

Т.М. Симбирцева.

Статья первая. Чосон ильбо.  昭和十三年 六月 四日  13-й год 6-й месяц 4-й день эры Сёва (4 июня 1938 года)

Надпись на фото: 백로인의 망명림 Новина. 노비나의 금석담

[Убежище русских «белых» Новина. Рассказ о прошлой и сегодняшней Новине].

Воспоминание о былом процветании, когда охрана составляла 600 человек
憶昔豪農當年은 手兵 六百名을 私屯 / 억석호농당년은 수병 600 명을 사준

Владел большим островом, славившимся коневодческим хозяйством
駿馬產地로 有名한 大 島嶼를 私有 / 준마산지로 유명한 대도서를 사유

Ныне также имеет большие доходы от пантового хозяйства
而今 도 鹿茸牧畜 큰 生計 / 이금도 녹용 목축이 큰 생계

Сегодняшняя жизнь Новины не изобильна, но все же достаточно благополучна (обеспечена всем необходимым). Но так кажется только со стороны. Для ее хозяина г-на Янковского это не только трудная жизнь, требующая от него постоянных забот, но и долгая жизнь эмигранта, продолжающаяся день за днем, год за годом вот уже 16 лет, и не известно, когда этому придет конец. Печально текут для него дни, а ведь были времена, когда он был богатым фермером в царской России, главой одной из самых знатных семей Сибири. Во главе отряда из 600 охранников он несколько раз отражал натиск красной армии. Мог ли он даже представить себе в те дни, когда покидал Владивосток, что станет хозяином Новины? Послушаем же рассказ о прошлом и настоящем Новины.

До эмиграции г-н Янковский жил на маленьком полуострове, который находится в 220 ли к югу от Владивостока и в 90 ли к северу от Посьета, и который называли «Остров Янковского». Место это выбрал его отец, выходец из Польши, входившей тогда в состав царской России, еще в 1874 г. Движимый желанием стать первопроходцем, он пересек Сибирь и поселился здесь. Его собственностью стал весь полуостров, имевший в поперечнике 80 ли. Его главными источниками дохода стали золотодобыча и лесозаготовки. Занимался он также (в качестве дополнительного занятия) охотой и сельским хозяйством. Вскоре его хозяйство стало одним из крупнейших в Сибири. Только оленей в нем было 3000 голов. А конезавод Янковского был одним из крупнейших в России.

В 1900 году для защиты полуострова Янковского была создана добровольная дружина чавондан в составе 100 человек, перед которой была поставлена задача охраны имущества и хозяйства. В дальнейшем, по мере разрастания хозяйства, росла и дружина, достигнув численности в 600 человек. Поначалу она сражалась с хунхузами (маджок), затем участвовала в подавлении восстания ихэтуаней и японо-русской войне. Возглавлял их хозяин лично. Он не только отличился на поле брани, но отобрал лучших лошадей на своем конезаводе и направил их ко двору императора. Доводилось ему также направлять панты, мех и насекомых в императорский музей. Слава о нем росла, и он не раз удостаивался похвалы от Николая 2-го, который за заслуги наградил его многими орденами и ценными подарками.

Панты и лошади были главным товаром, производившимся в хозяйстве Янковского. Лошадей продавали в Европу и Америку, панты же в основном экспортировали в Китай. Остались они важнейшим продуктом и в дальнейшем, после эмиграции, в деревне Новина. Сегодня оленей в Новине насчитывается около 20 голов. Каждый год в начале лета производится спил пантов, которые продают как в розницу, так и оптом. Панты очень хорошего качества. Большие продаются по цене от 400 вон за штуку, маленькие – от 100 вон. Средняя цена 240-250 вон. В сезон сюда прибывают покупатели из дальних и ближних мест. Кто-то покупает, а кто-то на месте пьет кровь оленей, которая льется из их голов после спила рогов, за что платят 20 вон.

Каждый хочет жить долго и сохранять при этом молодость. В этом особенно наглядно можно убедиться, глядя на прибывающих в Новину в сезон среза пантов покупателей.

***

Среди многих историй, которые рассказывают в Новине, особого внимания заслуживает рассказ о выращенном здесь необыкновенном коне, который пробежал 9 тысяч километров (22500 ли) от Владивостока до Петрограда (ныне – Ленинград).

Это была замечательная лошадь высокого класса. По словам хозяина, сам он не счел возможным оставить ее себе и послал императору в столицу своим ходом – чтобы испытать ее качества. А управляла лошадью во время ее скачки по широким просторам Сибири некая 18-летняя девушка Кудашева. Барышня Кудашева верхом на коне и ориентируясь только на горизонт, направилась на запад, и за 8 месяцев пересекла огромный материк Евразию, соединив своим маршрутом по прямой две его крайние точки, чем привлекла большое внимание мировой прессы (это было одной из больших мировых новостей). Но никакого продолжения это событие, к сожалению, не имело. Причина в том, что разразилась мировая война, и Петроград, куда девушка с триумфом прибыла, моментально оказался в состоянии неразберихи. Лошадей стали направлять на фронт. Направили туда и лошадь, которую юная наездница передала императорской фамилии, после чего ее следы затерялись. Янковский и сегодня помнит ту лошадь, которая поставила ныне всеми забытый рекорд, и с глубоким волнением смотрит на ее фото в семейном альбоме (продолжение следует).

Статья вторая. Чосон ильбо за 5 июня 1938 года

Печальная судьба павшей крепости.
弓盡 矢折. 落城의 悲運 / 궁진시절.낙성의 비운

Рассказ о последнем бое за Владивосток белой армии.
極東 白軍 最後의 殘壘 海參威 防戰談 / 극동 백군 최후의 잔루 해삼위 방전담

Слезы печали на глазах почтенного господина Янковского
양氏의 老眼엔 沈痛한 熱淚 / 양씨의 노안엔 침통한 열루


«Я не слишком расстроился, когда правительство Керенского сменило царя, но потом стало ясно, что Керенский – не более чем чучело, бессильное под давлением большевиков, и тогда мы стали прилагать усилия к серьезному укреплению обороны Дальнего Востока», – сказал нашему корреспонденту, волнуясь и округлив глаза, г-н Янковский. Когда зашел разговор о революции, воспоминания г-на Янковского стали заметно печальнее.

«Правительство Керенского было свергнуто, едва продержавшись полгода. К власти пришли большевики, произошла революция, а еще 8 месяцев спустя под копытами большевистских коней оказалась вся Сибирь. Создалась угроза последнему оплоту белой армии – Владивостоку. В то время численность белой армии не превышала 40 тысяч человек, красных было значительно больше. Они окружили своей артиллерией город с востока, севера и запада, – словно подковой. Белые отчаянно защищали город, в их среде царило уныние поражения, но о сдаче Владивостока никто не помышлял. Трижды город переходил из рук в руки. Стратегической базой белой армии стал уже упоминавшийся «Остров Янковского». Сюда американцами и другими доставлялись боеприпасы, а флот, который находился в руках белых, незамедлительно доставлял их к месту боев.

Эта война продолжалась пять лет с 1917 года, но земли Янковского к югу от Владивостока за это время ни разу не были захвачены.

***

«С окончанием Мировой войны союзные державы направили в Сибирь свои войска, желая покончить с «красной Россией». Сюда одновременно прибыли войска Японии, Франции, США, Чехословакии и пр. Но проблема была в том, что цели, с которыми они оказались здесь, и их действия не совпадали. Во-первых, у них не была налажена связь друг с другом и со своими странами, не было порядка, дисциплина падала. Самые большие надежды мы возлагали на японцев и американцев, но дело закончилось провалом», – рассказывает г-н Янковский.

***

«Интервенция в Сибирь закончилась ничем, – говоря об этом, г-н Янковский был так взволнован, что на его лице несколько раз появлялось ожесточенное выражение и перекатывались желваки. – Владивосток окончательно пал в октябре 1922 года. Чтобы разгромить этот последний оплот, красная армия не только сконцентрировала здесь все свои военные силы, но и использовала средства пропаганды. Глава владивостокского правительства генерал-майор Дитерикс видел неизбежность поражения, но не предпринял никаких шагов, чтобы оповестить население, обеспечить его безопасность, не обратился он к нему и с заявлением о необходимости бежать из страны. Мы даже не задумывались о том, чтобы подготовиться покинуть страну…. Однако пятилетней войне пришел конец. Встал вопрос о том, как спасти остатки 40-тысячной белой армии и население? Иного выхода не было кроме как бежать из страны. При этой мысли у насельников «острова Янковского» слезы лились потоком, словно дождь». Г-н Янковский сам этого не замечал, но когда он об этом рассказывал, у него дрожали губы.

Статья третья. Чосон ильбо, 8 июня 1938 г.

Размышления об эмиграции.
亡命 所感 至言 一句 / 망명 소감 지언 일구

В гостях хорошо, а дома лучше.
客 보다 主人 이조타 / 객보다 주인이 조타

В память о рыцарском символе «новина» 600-летней давности
六百 年 前 騎士章인 «노비나»를 追慕코 / 600 년 전 기사장인 노비나를 추모 코

Тоска в чужой стране в лучшее время года
異鄕 花朝月夕에 鄕愁로 憫憫 / 이향 화조월석에 향수로 민민


(см. след. стр.)

Фото к первой статье (см. след стр):

Юрий Янковский в пленнике. Сидеми, 1918 – 19 19 гг.

Из книги: Янковские Юрий и Валерий. Нэнуни. Дальневосточная одессея. — Владивосток: Рубеж, 2007. С. 39.

_____

[1] Новина – это слово по-старопольски означает короткий меч. Его изображение украшало фамильный герб Янковских – выходцев из потомственных дворян Речи Посполитой.

[2] Янковский В.Ю. Янковские и корейцы // Российское корееведение. Альманах. Вып 5. М., 2007. С. 418.

***

Источник: РАУК – Убежище русских «белых» Новина // Чосон ильбо. 13-й год 6-й месяц 4-й, 5-й и 8-й день эры Сёва (4, 5 и 8 июня 1938 г.)

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментариев пока нет, но вы можете оставить первый комментарий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Translate »