Успех и закат политики “Солнечного тепла”

10343487_10152351911116715_6229723611700651513_n

Объединение Кореи неизбежно

Герман Ким, доктор исторических наук, профессор,
Заслуженный деятель Республики Казахстан,
член казахстанской секции Консультативного Совета
по мирному и демократическому объединению Кореи 16-ого созыва,

После встречи в верхах и подписания Совместной декларации, казалось, что под лучами «политики солнечного тепла» растает лед холодной войны в межкорейских отношениях. За короткий период с 1998 по 2002 год между Севером и Югом состоялось 60 раундов разного рода и уровня переговоров, в том числе 13 – по политическим вопросам, 21 – экономическим, 17 – по военным, 9 – по гуманитарным. Заработал переговорный механизм на правительственном уровне. Север при этом ограничивал обсуждения вопросами экономического характера, оказания гуманитарной помощи КНДР. Но по настоянию южнокорейской стороны состоялись обсуждения наиболее важных проблем Корейского полуострова, в частности, ядерной проблемы. За годы действия «политики солнечного тепла» правительство Ким Дэ Чжуна предоставило Северной Корее экономическую помощь на 500 млн. долларов.

Принцип «разделения политики и экономики», а также уступки Сеула Пхеньяну существенно повысили уровень межкорейской торговли и инвестиций. В 1999 объем двусторонней торговли составил 330 миллионов долларов, и Южная Корея стала третьим по величине торговым партнером Северной Кореи, с общим объемом торговли 1.5 миллиардов долларов. 

Сеул и Пхеньян подписали ряд соглашений по регулированию экономического сотрудничества: о гарантиях инвестиций, об избежании двойного налогообложения, об урегулировании коммерческих споров. Заработал совместный комитет по экономическому сотрудничеству между Севером и Югом.

Север и Юг приступили к осуществлению крупных совместных проектов. Прежде всего – это смычка железных дорог двух стран. Модернизация рельсовых путей на территории КНДР требовала больших капиталовложений – около 3 млрд. долларов. Соединение железных дорог планировалось осуществить по двум маршрутам: Сеул-Пхеньян-Синыйчжу и Сеул-Вонсан-Чондин-Туманган, и далее через Хасан на Транссиб.

Южнокорейская компания «Hyundai Asan» приступила к реализации крупного туристического проекта в горах Кымгансан, который заработал с ноября 1998 года. Всего к 2002 году Алмазные горы посетили более 500 тысяч южнокорейцев. Этот проект приносил Северной Корее ежемесячный доход в 12 млн. долларов. При этом правительство Южной Кореи стало субсидировать часть расходов на туры в Кымгансан школьникам, студентам, учителям, инвалидам, сведя стоимость поездки на человека к 110,000 -200,000 корейских вон (100-200 долл. США).

Кроме того разрабатывались около 50 совместных проектов в области рыболовства, сельского хозяйства и др. Еще одним успешным проектом стало открытие отделения связи в Пханмунджоме, соединившее Сеул и Пхеньян кабельной оптоволоконной линией.

Улучшение межкорейских отношений повлекло за собой расширение гуманитарной помощи. К примеру, Южная Корея отправила в 2001 году на Север через Всемирную Организацию Здравоохранения (ВОЗ) медицинских препаратов для ликвидации эпидемий, средства для борьбы с вредителями, вакцины для иммунизации и медицинское оборудование на сумму около 500 тыс. долларов. Сеул потратил 460 тыс. долларов для борьбы против малярии в Северной Корее в зонах повышенной эпидемической опасности.

Увеличились также объемы продовольственной помощи, особенно после того как Пхеньян обратился с просьбой о предоставлении долгосрочного продовольственного займа. В начале сентября 2000 года Южная Корея отправила по этой линии 500 тыс. тонн зерна и 100 тыс. тонн кукурузы в качестве благотворительной гуманитарной помощи. Весной 2001 г. Южная Корея закупила китайскую кукурузу для отправки в Северную Корею, потратив при этом (включая ее доставку на место назначения) 17.25 млн. долларов.

В рамках международного проекта Организации по развитию энергетики Корейского полуострова в составе Японии, Южной Кореи, Евросоюза и США (Korean Peninsula Energy Development Organization, KEDO) Сеул брал на себя 70% (около 3,22 млрд. долл.) расходов на строительство северокорейских легководных ядерных реакторов. Они должны были заменить три северокорейских реактора, на которых можно помимо электричества производить и оружейный плутоний. Вашингтон пытался использовать проект строительства реакторов стоимостью 4,6 млрд. долларов как инструмент давления на Пхеньян, но северокорейская ядерная программа так и не была прекращена, поэтому проект KEDO был заморожен, а затем и прекращен.

Как никогда в послевоенной истории активизировались контакты между людьми. В 2002 году 13 тыс. южнокорейских граждан побывало в КНДР, более 1 тысячи северокорейцев посетило Республику Корея. Почти 2 тысячи членов разлученных семей получили возможность встретиться после десятилетий разлуки, свыше 4 тысяч родственников установили контакты путем переписки.

Более регулярными стали встречи представителей общественности, ученых, спортсменов, деятелей культуры Севера и Юга. В частности, по случаю 84-й годовщины первомартовского восстания 1919 г. в Сеуле прошел форум религиозных деятелей двух Корей, в ходе которого было выражено общее стремление к мирному воссоединению Кореи. Около 50 собственников южнокорейских масс-медийных компаний посетили Северную Корею и встретились с лидером страны, а Пхеньянский симфонический оркестр прибыл в Сеул и провел концерт совместно с южнокорейским оркестром.

Мир стал свидетелем жестов доброй воли двух корейских государств. Сеул отправил на Север 63 человека, отбывавших в Южной Корее длительное тюремное заключение за свои коммунистические убеждения и антиправительственную деятельность.

Пхеньян прекратил трансляцию враждебной пропаганды против Юга и возвратил южнокорейское рыболовецкое судно, непреднамеренно пересекшее границу территориальных вод Севера. Северокорейские рыболовецкие судна перестали вторгаться в воды западного побережья Южной Кореи.

На начальном этапе южнокорейское общество поддержало политику Ким Дэ Чжуна, репутация которого оставалась чистой и безупречной. Но со временем «солнечная политика» стала терять популярность среди населения страны, чем воспользовалась оппозиция, выиграв в 2002 году выборы в местные органы власти и дополнительные выборы в парламент.

Тем временем в южнокорейском обществе разгорелся скандал после публикаций в СМИ о том, что правительство выплатило 200 млн. долларов Северной Корее за ее согласие на саммит 2000 года. Ким Дэ Чжун признал, что эти деньги были переданы Ким Чен Иру на «осуществление совместных проектов» и извинился перед нацией за этот шаг правительства. Активный проводник идеи сотрудничества между Югом и Севером Чон Мон Хон – сын покойного президента корпорации «Hyundai» Чон Чжу Ёна также признал факт передачи крупных сумм северокорейцам на развитие Кымгансанского туристического проекта.

В результате проведенных расследований вопроса были арестованы несколько помощников бывшего президента Ким Дэ Чжуна, а глава компании «Hyundai Asan» Чон Мон Хон, обвиненный в коррупционных связях с Пхеньяном, покончил собой.

10 ноября 2000 г., после тринадцати неудачных выдвижений в прошлом, Ким Дэ Чжуну была присуждена Нобелевская премия мира. Президент Но Му Хен, пришедший на ему смену, продолжил «политику солнечного тепла», но она уже пошла на закат. И об этом будет наш следующий рассказ.

Источник: Герман Ким

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »