В.А.Королева. Китайский и корейский театры на Дальнем Востоке России

Королева Валентина Алексеевна - кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН.

Королева Валентина Алексеевна – кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН.

Дальний Восток России – исторический перекресток нескольких цивилизаций, самые крупные из которых Восток и Запад. Поэтому дальневосточная региональная культура формировалась в процессе сложного исвоеобразного взаимодействия разных культур.

Особый интерес в контексте становления дальневосточной художественной культуры России представляет история создания и творческой деятельности Китайского и Корейского театров.

На Дальнем Востоке России театры работали во Владивостоке, Хабаровске, Благовещенске, Чите, Никольск-Уссурийске с конца XIX в. До начала 30-х годов они не были стационарными, и города Дальневосточного края периодически обменивались между собой труппами. Большая часть театральных спектаклей была рассчитана, главным образом, на кассовый успех. Но уже с середины 20-х годов дальневосточная театральная жизнь начинает ориентироваться на создание “советского театра”, на разработку “творческой методологии социалистического реализма” в драматургическом, режиссерском и актерском плане. В значительной степени эти усилия направлялись энергичными мерами руководящих партийных органов на общегосударственном и на региональном уровнях. Дальневосточный крайком ВКП(б), уделяя значительное внимание положению театрального дела в крае, вынес решение создании Управления театрально-зрелищными предприятиями, в подчинение которому передавались все дальневосточные театры.

Рожденный новыми условиями социальный заказ вызвал к жизни новые формы развития театрального дела. Помимо уже сложившихся, традиционных форм драматического и музыкального театров, а также театра миниатюр и театра-кабаре первой половины 20-х годов, возникают и новые: национальный, деревенский, колхозный, дорожный, театр рабочей молодежи и др. Такая вольная в терминологическом отношении классификация, по всей видимости, была создана партийно-номенклатурными чиновниками и быстро вошла в повсеместный обиход.

Можно предположить, что под “национальным театром” подразумевается в данном случае коллектив, как правило, самодеятельных актеров из числа “восточных рабочих”, т.е. китайцев или корейцев. Интересно отметить, что спектакли всех дальневосточных национальных театров были исключительно насыщены музыкальными, танцевальными, ритмическими, а также цирковыми, акробатическими и эксцентрическими номерами.

Деятельность китайского театра на Дальнем Востоке России ведет свой отсчет еще с далекого дореволюционного времени – с 1890-х годов. Однако революция, гражданская война, а затем переход к строительству советского уклада жизни внесли существенные коррективы в работу театра. Менялись руководители, репертуар, актерский состав. Наряду со старым китайским театром в марте 1931 г. открылся новый китайский театр, труппу которого составили молодые люди из числа китайских рабочих. Многие из них прошли определенную школу актерского мастерства еще в стенах старого китайского театра (1).

Необходимость создания молодого китайского театра рабочей молодежи, или, как его называли в стиле того времени, китайского ТРАМа, по-видимому, была продиктована несколькими причинами. Во-первых, просуществовавший около сорока лет до этого старый китайский театр был единственным учреждением театральной культуры для почти 60 тыс. рабочих-китайцев, составляющих часть населения Дальнего Востока России (2). Во-вторых, “театр старый не только по своей сугубо условной, застывшей в своих канонах и масках, театральной форме, но и древний, старый по языку и содержанию, показывающий в пьесах войны между феодалами и героями, где симпатия зрителя невольно (благодаря высокой технике и мастерству актеров, вырабатывавшемуся веками) и на стороне феодала, и на стороне отдельных героев, – такой театр, сохранивший феодальные пережитки, театр давно умершей культуры, чуждый и современной действительности, и вопросам, волнующим каждого китайского рабочего, не мог удовлетворить культурных потребностей нового китайского рабочего” (3). Новый, молодой национальный театр рабочей молодежи во Владивосток внес в свой творческий арсенал новое, советское содержание и новую театральнуюформу, широко распространившуюся в те годы по всей стране – ТРАМ(4).

Собственно ТРАМ был создан в 1934 г. Его возглавил молодой талантливый режиссер из театра им. М.Горького Павел Розанов. Спектакли давались в помещении клуба им. Ильича завода им. Ворошилова (7). ТРАМ, пройдя сложный путь развития, в 1936 г. будет преобразован в Краевой театр молодежи.

С 1928 г. во Владивостоке действовал также молодежный самодеятельный театр “Синяя блуза”. За четыре года существования его спектакли посмотрело около 46 тыс. зрителей (5). Это позволяет говорить о достаточной популярности молодежного самодеятельного театрального движения в Дальневосточном крае. Репертуар “Синей блузы” заметно видоизменялся на протяжении существования театра – от спектаклей, в которых текст сопровождался динамическими движениями, чечеткой и частушками, до обозрений, водевилей и эстрадных пьес.

В первых упоминаниях о деятельности корейской театральной бригады во Владивостоке содержатся сведения о том, что, по сути, это был самодеятельный коллектив. Актеры – колхозники, рыбаки, студенты – обслуживали, главным образом, рыбные промыслы. Точная дата зарождения коллектива не известна. Можно предположить, что время деятельности корейских актеров, участников бригады, охватывает период с конца 1920-х годов до 1932 г. Последние данные подтверждают, что в сентябре 1932 г. в Дальневосточном крае был организован Корейский краевой передвижной театр (8).

Необходимость его создания диктовалась, во-первых, тем, что после установления на Дальнем Востоке советской власти произошло резкое увеличение численности корейского населения. На 1 января 1932 г. Она составила 199,5 тыс. человек, т.е. за 1923-1931 гг. число корейцев-иммигрантов выросло на 89 тыс. человек, что примерно равно числу прибывших на весь 60-летний дореволюционный период (9).

Во-вторых, для такой массовой аудитории одной корейской театральной бригады было явно недостаточно. Нужна была более крупная и развитая структура – театр, причем театр мобильный, охватывающий всю территорию расположения потенциальной аудитории, т.е. театр передвижной. Как отмечает исследователь А.Т.Кузин, “история корейской эмиграции – это история эволюции политического сознания корейцев. До начала ХХ в. они представляли собой в основном однородную массу, обремененную прежде всего заботами о личном хозяйском подворье и выживании. Ко времени установления советской власти на Дальнем Востоке корейцы резко политизировались, чему в решающей мере способствовало их активное участие в национально-освободительной борьбе против японских колонизаторов и в революционных событиях в Приморье” (10). И именно театр, как никакой другой вид искусства, на всем протяжении исследуемого периода обладал самым крупным арсеналом художественно-выразительных эстетических средств, наиболее ярких и глубоких по силе эмоционального воздействия на самые различные по степени художественной подготовленности группы массовой аудитории.

Становление Корейского краевого передвижного театра проходило довольно сложно. Просуществовав с сентября 1932 г. до апреля 1933 г., театр был расформирован по вполне банальным причинам: неумелого руководства первого директора театра Ким-Тха, не представившего отчет о его работе и растратившего финансовые средства, и как следствие – прекращения финансирования молодого коллектива Управлением театрально-зрелищными предприятиями. Вскоре директор был снят с работы, а затем арестован (11).

Проверка деятельности Корейского театра Обкомом ВКП(б) выявила весьма неприглядную картину: артисты оставались без всякой материальной поддержки и терпели во всем жестокую нужду. Театр не имел соответствующего помещения, репертуара и кадров (12). Казалось бы, сложилась совершенно безысходная ситуация. Однаконевероятная работоспособность актеров театра, их убежденность в правильности

жизненного и творческого выбора в конечном счете переломили ход событий. Реорганизация театра состоялась в июле 1933 г. В состав корейской труппы вошло 18 человек – 15 актеров и 3 актрисы (13). На должность директора была утверждена кандидатура В.Тена, несомненными достоинствами которого были не только личностные качества, но и бесспорное знание театра и коллектива, к тому же В.Тен великолепно владел корейским языком (14).

Постепенно ситуация менялась к лучшему: театр стал получать дотации, пополнился его репертуар, пресса отмечала интересные режиссерские и актерские находки.

В корейской литературе есть классическая пьеса XVIII в., изобличающая с точки зрения зарождавшегося тогда торгово-ремесленного сословия произвол чиновников и аристократии, рабское положение женщины, ее бесправие и безысходную нужду “черни”. Пьеса носит название “Чун Хян ден”. Она пользовалась большой популярностью у простых людей – корейских крестьян, матросов рыболовецких судов, рабочих. В пьесе рассказывается об истории любви сына уездного начальника Дорени к маленькой гейше Чун Хян…

Ставил эту классическую пьесу корейский театр в трудных условиях: не было ни эскизов костюмов, ни сведений об исторической жизни, ни знания музыки, мимики и танцев. На помощь молодежи пришло старшее поколение. Так, при постановке пьесы первым консультантом стал 60-летний кореец, который 20 лет тому назад работал в Корее при уездном начальнике.

Театр объявил конкурс на лучшего певца, танцора и музыканта. Таким образом, подобралась молодая труппа, которая с огромными трудностями воспроизводила в костюмах и декорациях быт минувших веков, выстраивая сюжет спектакля. Самая трогательная и популярная пьеса корейского репертуара – о судьбе двух влюбленных и о гневе народа, изгнавшего ненавистных правителей, обрела, наконец, свое воплощение.

Успех спектакля определялся во многом искусством музыки, танца и мимики, которым владели актеры, чья игра в сочетании с интересной сценографией прекрасно передавала национальный колорит произведения. И еще один немаловажный факт: связь старшего поколения, знакомого с исконно корейскими традициями, с артистической молодежью, родившейся уже на Дальнем Востоке России, ставшей для всех дальневосточных корейцев новой Родиной. Именно на советском Дальнем Востоке родился первый в стране национальный корейский театр, в котором простые люди “смогли по праву занять почетное место” (14).

К 1935 г. театр – в значительной мере благодаря поддержке центральной и местной власти – уже прочно встал на ноги (15). Совместные усилия директора В.Тена, режиссера Цой Ена, всего коллектива предопределили дальнейший подъем творческой жизни театра. В состав его труппы влились такие одаренные актеры, как Ким Дин, Ем Сен Ен, Цой Бондо, режиссер Ен Сен Ен и др. (16).

По мере “взросления” театра все острее становилась проблема злободневности репертуара. Привлекая внимание общественности к трудностям становления китайского и корейского дальневосточных театров, краевая газета “Красное знамя” писала: “Они не могут существовать с одним классическим репертуаром прошлых эпох. Им нужны пьесы о сегодняшней борьбе на Дальнем Востоке . Первые трудности преодолеваются. Пьесы эти будут созданы. Но двум этим молодым театрам прежде всего нужны сочувствие, внимание, помощь…”(17).

Проблемы современного репертуара, как и все прочие вопросы с костюмами, декорациями, музыкальными инструментами и др., молодые актеры, не унывая, пытались решать самостоятельно. Уже через месяц та же газета сообщает, что Корейский краевой передвижной театр показал новую пьесу из жизни рыбаков-корейцев “У Сын-ги” (“Знамя победы”), авторами которой выступили актеры труппы Тхай Дян Чуна, Ли Гир Су и Цой Гир Чупа (18).

Под руководством режиссера Ен Сен Ена театр начинает ставить пьесы о борьбе трудящихся Кореи за независимость (“Тян-Фен-Донский канал”, “Северо-восточная магистраль”), об участии корейцев в становлении экономической и культурной жизни края (“Ключ”, “Шкипер Ше Сан-себи”); семь пьес были написаны собственными силами, в том числе пьеса “Студенты Кореи”. С большим успехом на сцене шли спектакли “Факел”, “Дори и Сунтхан”, “Сигнал”, “Тянханмош”, “Гудок с Востока”, а также некоторые произведения корейской классики. Дальневосточное книжное издательство не выпускало пьес на корейском языке, поэтому переводчикам приходилось переписывать их от руки (19).

Репертуар корейского театра включал три пьесы, переведенные с русского языка: “Жизнь зовет” Биль-Белоцерковского, “Шестеро любимых” Арбузова и “Любовь Яровая” Тренёва (20).

Несмотря на творческие успехи, театр в полной мере реализовать свой потенциал не мог: он не имел даже собственного здания и вынужден был арендовать помещения клуба (21). Поэтому торжественный показ пьесы “Любовь Яровая” состоялся 13 мая 1937 г. в помещении театра им. М.Горького. Успех был ошеломляющий. Спектакль прошел с аншлагом: “Театр был полон. Спектакль смотрели не только корейские зрители, но и люди, не знающие корейского языка” – отмечала пресса (22).

Между тем, пройдет всего четыре месяца после такого триумфа, и Корейский краевой передвижной театр, в котором работало 22 человека, как и другие национальные учреждения культуры, будет выселен в Казахстан, в город Кызыл-Орду (23).

Современники высоко ценили деятельность Корейского краевого передвижного театра на Дальнем Востоке, называя его “подлинным носителем культуры” (24). Действительно, театр сыграл огромную роль в культурно-просветительной и воспитательной работе среди корейского населения края, выступая перед рабочими Артема и Сучана, рыбаками и тружениками села Шкотовского и Посьетского районов.

К сожалению, сведения о судьбе китайского театра пока весьма скупы. Известно лишь, что в 1937-1938 гг. все китайцы, корейцы и японцы были депортированы из дальневосточного региона в связи с осложнением международной обстановки.

Прокатившаяся в эти же годы волна политических репрессий особенно сильно ударила по дальневосточной интеллигенции. “Вина” жертв при этом усугублялась их принадлежностью к творческому цеху или к определенной национальности.

Резюмируя, можно сказать, что за годы своей деятельности на Дальнем Востоке китайский и корейский драматические театры, будучи подлинно национальными, воссоздавали образ исторической Родины в осваиваемом культурном пространстве России, используя при этом весь набор национальных художественно-выразительных средств театрального искусства, а также народный эпос Китая и Кореи. В то же время они немало сделали для пропаганды русского и советского искусства.

Творческая деятельность Китайского и Корейского театров представляет собой, таким образом, оригинальное художественное явление советского периода не только в истории культуры российских китайцев и корейцев, для которых Россия давно стала второй Родиной, но и в истории китайской и корейской культуры в целом.

 

Список литературы

1. ГАХК. Ф. П-1. Оп. 1. Д. 241. Л. 35.

2. Там же.

3. Там же.

4. См.: Театр рабочей молодежи (ТРАМ) // От “Живой газеты” до театра-студии. М., 1989. С. 36-69.

5. Толстякова И. ТРАМ и “Синяя блуза” – молодежные самодеятельные театры 20-30-х годов во Владивостоке // Красное знамя. – Владивосток. 24.8.1993.

6. Хардин М. Пролетарская молодежь должна иметь свой театр // Красное знамя. – Владивосток. 4.1.1930.

7. Толстякова И. Указ.соч.

8. ГАХК. Ф. П-1. Оп. 1. Д. 241. Л. 9.

9. Кузин А.Т. Переход корейцев в дальневосточные пределы российского государства: (Поиски исследователя). – Южно-Сахалинск, 2001. – С. 54.

10. Кузин А.Т. Указ.соч. С. 62.

11. ГАХК. Ф. П-1. Оп. 1. Д. 241. л. 15.

12. Там же. Л. 15 (об.).

13. Там же. Л. 9.

14. Лидин Вл. Два театра // Красное знамя. – Владивосток. 1937. 6 февр.

15. ГАХК. Ф. П-2. Оп. 11. Д. 189. Л. 10; Кузин А.Т. Корейская эмиграция на русском Дальнем Востоке. 1860-1937. Дис. на соиск. уч. степ. канд. ист. наук. Владивосток. 2001. С. 194.

16. ГАХК. Ф. П-2. Оп. 11. Д. 189. Л. 9-10.

17. Лидин Вл. Указ. соч.

18. Гилев А. В корейском театре // Красное знамя. – Владивосток, 1937, 15 марта.

19. Красное знамя: Владивосток, 1936, 3 ноября.

20. Гилев А. Указ. соч.

21. Кузин А.Т. Дис… С. 194.

22. Красное знамя. – Владивосток, 1937, 16 мая.

23. Кузин А.Т. Дис… С. 194.

24. Гилев А. Указ. соч.

Источник: https://kore-saram.ru/Articles/ArticleInfo.aspx?Id=e7405005-5840-4ac3-9874-63ee42cc8cf0

 

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »