В час испытаний

Председатель колхоза "Северный маяк" Сергей Григорьевич Цой с членами колхоза на встрече с летчиком Александром Волковым, который летал на самолете, подаренном Цоем С. Г. 16 января 1943 г. председатель колхоза «Северный маяк» Среднечирчикского района Ташкентской области Цой Сергей на строительство самолета внес 1 млн. рублей.

Председатель колхоза “Северный маяк” Сергей Григорьевич Цой с членами колхоза на встрече с летчиком Александром Волковым, который летал на самолете, подаренном Цоем С. Г. 16 января 1943 г. председатель колхоза «Северный маяк» Среднечирчикского района Ташкентской области Цой Сергей на строительство самолета внес 1 млн. рублей.

 

В час испытаний

22 июня 1941 г. мирный труд всех людей, проживающих на территории бывшего СССР, был прерван вероломным нападением фашистской Германии. Над всеми народами страны нависла смертельная угроза. В -этой войне, навязанной германским фашизмом, на службу которой был поставлен экономический и военный потенциал почти всей Европы, решалась судьба всех народов, мира, судьба мировой, цивилизации.

В этих условиях вся деятельность органов власти и трудящихся была подчинена решению задач защиты отечества. На митингах и собраниях, проходивших в Ташкенте, Андижане, Самарканде, Нукусе, Фергане, Мирзачуле и других городах, а также кишлаках республики, наряду с узбеками, казахами, русскими и другими народами принимали активное участие и корейцы. Выступавшие на них призывали укреплять единство тыла и фронта, повышать производительность труда. Через все выступления и резолюции собраний красной нитью проходит призыв: «Всем как один, подняться на защиту отечества!»

Правительством республики и его лидером Усманом Юсуповым были определены как первоочередные задачи: подготовка боевых резервов и снабжение фронта всем необходимым, выполнение священного долга перед Родиной — защита ее с оружием в руках.

Великая Отечественная война застала корейские колхозы на стадии их хозяйственного укрепления. Многие из них приобрели технику: трактора, автомашины, тягловую силу.

Как и все трудящиеся республики, корейцы активно включились в борьбу за перестройку народного хозяйства на военный лад. На действующий фронт их не мобилизовывали, т. к. считали неблагонадежными, но мужчин-корейцев в возрасте от 19 до 50 лет отправляли на трудовой фронт. Пока нам не удалось найти сводного документа о количественном составе мобилизованных на трудовой фронт для работы на шахтах, лесозаготовках в Уфу, Ухту, Свердловск и другие города России, на промышленных предприятиях Узбекистана, на угольных шахтах Ангрена, на строительстве Беговатского металлургического завода, на нефтяных промыслах Ферганы и др. Их было несколько тысяч.

Корейцы, работавшие на трудовом фронте, были лишены элементарных человеческих прав. Они содержались как заключенные, без права на отдых, передвижение, общение с родными. Вот как описывает ужасные условия жизни, быта и работы один из многих трудоармейцев. Ким Хягир — 1919 г. рождения, уроженец с. Добихо Ивановского района Приморского края, член КПСС с 1947 г. ныне член НДП Узбекистана, проживающий в городе Аккургане, персональный пенсионер местногозначения:

«С окончанием Джизакского педагогического училища в 1941 г. был направлен в распоряжение Ташкентского облоно и оттуда направлен на работу в Бекабадский район. 1941/42 учебный год работал преподавателем в школе № 21 им. Ворошилова. В августе 1942 г. был освобожден от работы по болезни. Находился на излечении у родителей, которые проживали в колхозе «Новая жизнь».

В конце 1942 г. была массовая мобилизация корейцев в трудовую армию. Из нашего колхоза поехали 56 человек, в том числе и я в Ангреншахтострой.

В ноябре и декабре со всех колхозов Ташкентской области прибыло несколько сот человек, но к этому времени руководство шахтостроя не знало о прибытии такого большого количества людей. Поэтому не было подготовлено жилье и продовольствие. Люди находились в положении беспризорных. Спустя десять дней получили распоряжение ремонтировать жилье и с этого момента начали оформлять на работу, выдавать карточки на хлеб и обед. Мы все 56 человек были зачислены рабочими стройучастка № 3. Производили земляные работы под строительство общественных объектов, дорога к шахтам, копали каналы, ямы и перетаскивали землю на носилках и тачках.»

Через несколько дней отобрали людей по профессиям, многие из которых пошли на подземные работы — забойщиками, плотниками-крепильщиками, а я остался на стройучастке табельщиком.

Работа была тяжелая, питание ужасное. Подземникам и другим рабочим выдавали по 800 грамм ржаного хлеба, а служащим по 500 грамм, в столовых варили однообразное блюдо — суп из ржаной муки на воде без масла с несколькими галушками из той же муки, вторых блюд вообще не было и не видели мяса.

В середине лета 1943 г. приехал секретарь ЦК КП Узбекистана Усман Юсупов. Вечером было большое совещание, где участвовали шахтеры, другие рабочие, ИТР и служащие. Не этом совещании У. Юсупов обещал улучшить снабжение продовольствием и особенно мясопродуктами.

Таким образом стали поступать продукты. Сначала один вагон черепашек, которыми кормили только шахтеров и ИТР, затем начали регулярно снабжать мясопродуктами. Все стали питаться одинаково.

Мобилизованные в большинстве были семейными. Конечно, они думали о своих семьях и убегали к ним, чтобы помочь им в трудное время. С получением хлебных и обеденных карточек в начале каждого месяца их продавали на базаре и многие дизертировали, за что были привлечены к суду. Уже в конце лета осталось 5-7 человек-холостяков из нашего колхоза.

Но большинство людей, осознавших положение военного времени, работало честно и добросовестно, несмотря на суровую зиму и плохое обеспечение.

В августе 1943 г. я получил отгул на 10 дней и обратился в облоно и облвоенкомат с просьбой об освобождении меня от трудовой армии в соответствии с постановлением правительства. Просьбу мою удовлетворили. С этого момента стал работать в Аккурганском районе: сначала преподавателем школы, затем на комсомольской работе.

Трудный путь прошел Ким Хягир. В послевоенное время работал помощником секретаря, инструктором и заведующим общим отделом РК ЛКСМ Узбекистана, заместителем правления райпотребсоюза. Имеет правительственные награды: орден «Знак Почета» и 7 медалей.

Смертельная опасность, нависшая над страной, жгучая ненависть к фашистской Германии, вероломно напавшей на страну, желание внести свою лепту в священную борьбу за свободу к независимость Родины, зародили патриотическое движение женщин, стариков, учащихся, студентов и .др.

28 июня 1941 г. на состоявшемся совещании женщин Ташкентской области было решено заменить трактористов, ушедших на фронт. Аналогичный призыв содержался также в письме жен трактористов и механизаторов Янгикишлакской машинно-тракторной станции «К женщинам Узбекистана». Патриотический почин женщин Ташкентской области поддержали женщины всей республики. Они заявляли: «Мы хотим помочь республике собрать урожай в самые сжатые сроки и без потерь. За рулем трактора, за штурвалом комбайна будем крепить наше государство. Заменим тех, кого призовет в свои ряды Красная Армия» (Правда Востока. 1941. 1 июня.)

Тысячи женщин на полях Узбекистана заменили мужчин. Активную поддержку в призыве по замене мужчин на каждом участке сельскохозяйственной работы оказывали и женщины корейских колхозов «Полярная звезда», «Новый путь», «Северный маяк», им. Свердлова и др.

Важным мероприятием, направленным на мобилизацию сил для успешного выполнения заданий по сдаче государству зерна, хлопка, мяса, Молока, явилось соревнование за повышение производительности труда.

Образование новых корейских колхозов, увеличение посевных площадей под посев хлопка, риса на несколько десятков тысяч гектаров, а также задачи по увеличению производства овощей и фруктов потребовали в срочном порядке обеспечить вновь освоенные земли водой.

Правительство Узбекистана, идя навстречу пожеланиям тружеников Ташкентской области, решило в 1942 г. Построить Северный Ташкентский канал. Это решение было встречено с большим энтузиазмом. Тысячи колхозников Нижнечирчикского, Среднечирчикского и Верхнечирчикского районов Ташкентской области, в том числе корейских колхозов, принимали активное участие в строительстве канала. Несмотря на неблагоприятные условия, холод, дождь, снег они работали самоотверженно, перевыполняли плановые задания в пять и более раз. Эта стройка поистине была интернациональной. Здесь дружно работали узбеки, казахи, русские, корейцы, представители других народов. Самоотверженный труд строителей увенчался победой: 5 мая 1942 г. была закончена первая очередь Ташкентского канала (См.: Правда Востока- 1942. 6 мая.)

Колхозники корейских колхозов в годы войны принимали также активное участие на стройках Фархадской гидроэлектростанции, Бекабадского металлургического комбината, Чирчикского азотнотукового комбината. На завершающем этапе войны корейцы наряду с представителями других народов строили Саларскую, Нижнебозсуйскую гидроэлектростанции. Корейцев можно было встретить на угольных шахтах Ангрена, на нефтепромыслах Чимиона, на заводах, эвакуированных в республику из западных районов страны.

И хотя корейцев не брали на действующий фронт, из-за нехватки рабочих рук им было разрешено работать на заводах по выпуску боеприпасов и военной техники. Таким образом, в силу военной необходимости корейцы были привлечены к работе на промышленных предприятиях. С этого момента они стали пополнять ряды многонационального отряда рабочего класса республики.

За годы войны Узбекистан дал фронту 1010 самолетов, 8243 авиамотора, 16151 миномет, 12,6 млн. мин, 124,5 тыс. снарядов, 154,7 тыс. авиабомб, 330 тыс. парашютов и много другого вооружения, боеприпасов и военной техники. В этом трудовом подвиге трудящихся республики есть и заслуга корейских рабочих и крестьян, обретших новую Родину в Узбекистане.

С 1942 г. республика принимала активное участие во всесоюзном соревновании за повышение производства сельскохозяйственных культур. На сельскохозяйственную работу были мобилизованы подростки, женщины и старики. Корейцы, освобожденные от мобилизации на трудовой фронт по возрасту и по состоянию здоровья, также трудились на полях Узбекистана.

Великая Отечественная война выдвинула перед трудящимися республики трудные задачи по перестройке сельского хозяйства. Секретарь ЦК Компартии Узбекистана Усман Юсупов, выступая на одном из собраний, определил задачи тружеников сельского хозяйства: «Неустанно борясь за повышение урожая хлопка, наряду с этим мы должны в два с половиной — три раза увеличить производство зерна и превратить нашу республику из потребляющей в производящую хлеб. Пшеница, ячмень, сахарная свекла, овощи, фрукты — вот что наряду с хлопком должно обильно произрастать на необъятных землях Узбекистана» (Правда Востока. 1942. 5 февраля.)

Необходимо отметить, что республика оказалась в чрезвычайно трудных условиях. Ориентир центра, определенный в 20-30-е годы Узбекистану по преимущественному развитию хлопководства, сделал ее зависимой в продовольственном отношении от России, Украины, других республик бывшего Союза.

Проходило четкое разделение труда между центром и республикой. Как и в дореволюционное время, одна сторона (центр) выступала как потребитель хлопка, другая (Узбекистан) как заготовитель сырья для развивающейся текстильной промышленности страны, располагающейся в основном в Шуе, Иванове, Костроме, других городах России.

Переселение корейцев в Узбекистан должно было частично решить проблему обеспечения рабочей силой сельскохозяйственного производства, прежде всего хлопководства.

В республике сложилась весьма противоречивая социально-экономическая ситуация. С одной стороны, в связи с бурным индустриальным развитием городов в колхозах и совхозах сократилось число дехкан, занимавшихся хлопководством, из-за переквалификации их в рабочие профессии, с другой стороны, ежегодно увеличивалась площадь посева под хлопчатник без заметного научно-технического прогресса в этой отрасли народного хозяйства. Поэтому перед руководством страны встала задача восполнения сельскохозяйственных рабочих за счет корейцев-переселенцев.

Война внесла изменения в соотношение размеров посевов сельскохозяйственных культур в республике. Остро вставшая продовольственная проблема (надо было кормить фронт, свое население, а также людей, эвакуированных из районов боевых действий) потребовала значительного увеличения зернового клина, прежде всего за счет увеличения посевов риса. Соответственно были сокращены посевные площади под хлопчатник.

В условиях военного времени при нехватке рабочих рук, а также техники, удобрений корейские колхозы «Полярная звезда», «Северный маяк», им. Димитрова, «Новый путь» показали образцы высокой производительности труда. Средняя урожайность риса в годы войны выросла до 50-60 центнеров с гектара, а в отдельных хозяйствах — до 70-80 центнеров. Ниже приводим показатели производства риса в годы войны.

1941 г.. 2.207.091 центнер

1942 г. 2.519.162 «

1943 г. 2.454.432 «

1944 г. 1.395.000 «

1945 г. 1.427.000 » (ЦГА РУ Ф. 1619, Оп. 10. Д. 588. Л. 653, 835.)

Расширение площадей посева под зерновые культуры, в том числе и риса, переориентация с хлопка на развитие зерновых культур в 1942, 1943 и 1944 гг. не позволили выполнить план по хлопкозаготовкам. Поэтому Совет народных комиссаров СССР в феврале 1944 г. принял специальное постановление, в котором отмечалось, что правительство и партийные органы Узбекистана перестали по-настоящему заниматься хлопком и допустили в республике, являющейся основной хлопковой базой СССР, резкое падение хлопководства за последние годы. Центральное правительство и ЦК партии обязали правительство республики расширить площадь посева хлопчатника за счет сокращения площадей посева зерновых культур. Это распоряжение начало претворяться в жизнь уже в 1944 г. Поэтому в 1944 и 1945 гг. наблюдается значительный спад сбора риса.

Таким образом, союзное правительство, не считаясь с интересами трудящихся Узбекистана, волюнтаристским методом обязало правительство республики увеличить производство хлопка для обеспечения нужд текстильных фабрик и комбинатов, расположенных вне пределов Узбекской республики.

Указание Центрального правительства о расширении площади посева под хлопчатник обусловило коренное изменение структуры сельскохозяйственных культур в корейских колхозах. За счет сокращения площадей посева риса начинают увеличиваться площади хлопковых плантаций. Таким образом, уже в годы войны хлопок постепенно начал вытеснять все другие зерновые культуры и вскоре стал занимать первостепенное значение в корейских колхозах.

Тем не менее за четыре года войны Узбекистан, не завозя из России, Украины и других республик зерна, обеспечил потребности в продовольствии хлебом собственного производства. А всего за годы войны сельское хозяйство Узбекистана дало стране 4 млн. 806 тыс. тонн хлопка-сырца, 54,1 тыс. тонн коконов, 1 млн. 282 тыс. тонн зерна, 482 тыс. тонн картофеля, 57,5 тыс. тонн фруктов, 36 тыс. тонн сухофруктов, 159 тыс. тонн мяса, 22 тыс. тонн шерсти.(ЦГА РУ Ф. 1619, Оп. 10. Д. 588. Л. 653, 835.)

Во всех успехах сельскохозяйственного производства просматривается определенный вклад и корейских колхозов, которые являлись основными поставщиками риса в республике. Важной проблемой, вставшей перед трудящимися республики, явилось выполнение директивы Государственного комитета обороны СССР об обеспечении фронта всем необходимым. Основным мероприятием в этой проблеме было создание фонда обороны: сбор средств для строительства военной техники, сбор теплых вещей для нужд армии, организация подписки на государственные займы, дополнительные посевы сельскохозяйственных культур для обеспечения нужд фронта.

В первые же дни войны в Узбекистане широкое распространение получило движение за создание фонда обороны. Целые коллективы рабочих, колхозников, служащих вносили в этот фонд наличные деньги, облигации, золотые вещи и др. На 12 августа 1941 г. в фонд обороны поступило: в Ташкентское отделение госбанка 426 тыс. рублей (в том числе золота 200 г, серебра 2036 г), в Ферганское отделение Госбанка – 8316 рублей и облигаций Госзайма на 22165 рублей, в Булуйгурское отделение Госбанка (Самаркандская область)-16 тыс. рублей.

Весомый вклад в фонд обороны внесли трудящиеся Ташкентской области. Так, в декабре 1941 г. в фонд обороны было перечислено 30 млн. рублей, в том числе и корейцами, проживающими в области. Тракторист колхоза III Интернационала Среднечирчикского района Ташкентской области Лим Павел 24 декабря 1942 г. внес в фонд обороны свои личные сбережения. В телеграмме, адресованной Верховному командованию, П. Лим писал: «Колхозники на строительство авиаэскадрильи «Советский Узбекистан» собрали и сдали в Госбанк 4 млн. 316 тыс. рублей, в том числе и я (Лим Павел) лично внес 303 тыс. рублей, накопленные честной работой в колхозе, и прошу на эти средства построить боевой самолет, чтобы скорее и окончательно разгромить ненавистного врага» (РА ИПСИ ЦС НДПУ, Ф. 1. Оп. 2. Д. 1109. Л. 24.)

16 января 1943 г. председатель колхоза «Северный маяк» Среднечирчикского района Ташкентской области Цой Сергей на строительство самолета внес 1 млн. рублей. В телеграмме, адресованной Верховному Главному Командованию, он писал: «Я вношу на строительство звена самолетов «Колхозник Узбекистана» 1 миллион рублей из своих личных сбережений. Прошу мой заказ для Красной Армии передать одному из авиационных заводов, а коллектив рабочих этого завода прошу ускорить строительство самолетов и быстрее передать их в действующую армию для нанесения сокрушительных ударов по гитлеровским захватчикам» (Там же. Ф. 1. Оп. 2. Д. 1289. Л. 2.) Такую сумму взноса (1 млн. рублей) в фонд обороны никто еще не вносил. И если бы у нас была книга регистрации рекордов, то Цой Сергей занял бы в ней достойное первое место. Ведь зачинатель движения «За создание фонда обороны» В. Головатый внес лишь 150 тыс. рублей.

Весомый вклад в фонд обороны внес коллектив корейского колхоза «Полярная звезда» (ныне колхоз им. Ким Пен Хва) Среднечирчикского района Ташкентской области. 24 января 1943 г. коллектив колхоза «Полярная звезда» отправил в адрес Верховного Главного Командования телеграмму следующего содержания: «Наша твердая, непоколебимая решимость пойти на любые жертвы для достижения скорой окончательной победы над ненавистным врагом выразилась в 350 тыс. рублей, внесенных комбайнером Ли Чун Сиком, 500 тыс. рублей, сданных ранее колхозниками и дополнительно собранных 1 млн. 361 тыс. рублей, а всего 2 млн. 211 тыс. 400 рублей, внесенных коллективом на постройку грозных самолетов.

Дополнительно в фонд обороны внесли председатель колхоза «Полярная звезда» Ким Пен Хва -100 тыс. рублей, рядовые колхозники: Ким Антон, Ли Тхян, Пян Гым Нян — по 30 тыс. рублей. (РА ИПСИ ЦС НДПУ, Ф. 96. Оп. 1. Д. 316. Л. 29.)

Ярким подтверждением, свидетельствующим об активности колхозников по созданию фонда обороны, являются информации о ходе проведения подписки на военные государственные займы, составленные партийными органами.

Вот что писала в информации партийная организация Среднечирчикского района в Ташкентский обком партии в 1943 г.: «В колхозе «Путь к коммунизму» председатель колхоза Шегай Ирен, обращаясь к колхозникам, собравшимся на митинг, сказал: «На собранные средства построим вооружения и ускорим разгром врага». Шегай И. подписался на заем в 2 тыс. рублей и внес эту сумму наличными. Его примеру последовали другие колхозники: Хван Валентин — 4,5 тыс. рублей, Ни Ирина -1 тыс., а также 38 других колхозников этого колхоза подписались и внесли наличными по 1 тыс. рублей. В течение 3-х часов по колхозу «Путь к социализму» подписка на военный заем была проведена полностью. Подписалось 210 человек, т. е. все колхозники. Внесено наличными 3,7 тыс. рублей, 90,5 тыс. рублей – в кассу Госбанка.

В колхозе «Восточный партизан» подпиской на военный заем 1943 г. были охвачены все 452 колхозника. Вся подписная сумма составила 250 тыс. рублей. Председатель этого колхоза Пак Ден Хен подписался на 3 тыс. рублей, колхозники Пак Игнат и Тян — на 2 тыс. рублей, Ким Ин Сек — на 1 тыс. рублей. Одновременно при подписке на государственный военный заем в колхозе было реализовано облигаций государственного займа на 16,6 тыс. рублей.

Одновременно прошла подписка в корейском колхозе им. Молотова. За несколько часов приобретено облигаций государственного займа на 25,4 тыс. рублей.

На 15 апреля 1942 г. по Нижнечирчикскому району подпиской было охвачено 95 процентов колхозников на сумму 233,1 тыс рублей, внесено наличными 143,6 тыс. рублей» (РА ИПСИ ЦС НДПУ. Ф. 1. On. 2. Д. 1064. Л. 13.)

А вот другая информация о поступлении средств в фонд обороны по корейским колхозам Верхнечирчикского района Ташкентской области на 1 сентября 1942 г. В ней говорится: «Поступило в Госбанк наличными деньгами в фонд обороны 20 717 рублей. Группа колхозников колхоза им. Свердлова внесла в фонд обороны 1204 рубля наличными деньгами, 10 тыс. рублей внесли в фонд колхозники колхоза «Родина». Колхозники, колхозницы, рабочие и служащие Верхнечирчикского района внесли в фонд обороны облигаций на сумму 226630 рублей.

Колхозники колхозов им. Свердлова внесли в фонд обороны облигаций на сумму 88020 рублей, «Политотдел»- 71500 рублей, «Новый путь»- 33270 рублей, «Красный партизан»- 12270 рублей. Ученица 7 класса колхоза им. Свердлова Ким София внесла в фонд обороны два больших серебряных кольца, а колхозник того же колхоза Лим Чер сдал в фонд обороны 4 серебряных рубля» (Там же. Д. 916. Л. 47.)

В 1943 г. колхозники пяти хозяйств Ташкентской области — им. Ленина, Свердлова, «Полярная звезда», «Правда», «Северный маяк»- внесли в фонд обороны б млн. рублей.

Наравне с узбекским народом, народами других национальностей Узбекистана каждая корейская семья принимала деятельное участие в сборе теплых вещей и подарков для фронта.

Общенародным движением, развернутым в Узбекистане в годы войны, явился сбор теплых вещей и подарков для бойцов, сражавшихся на фронтах Великой Отечественной войны. В этом движении участвовали представители всех наций и народностей, проживающих в Узбекистане.

С инициативой по сбору теплых вещей и подарков для фронта выступили колхозники Янгиюльского района Ташкентской области. В опубликованном обращении колхозников в газете «Правда Востока» 7 сентября 1941 г. говорилось: «Вместе с частями армии на защиту каждой пяди земли поднялся весь наш многонациональный многомиллионный народ… Мы призываем последовать нашему примеру всех трудящихся Узбекистана. Окружим материнской заботой и любовью наших сыновей и братьев, сражающихся с германским фашизмом. Дадим нашим войскам теплую одежду. Пусть она согреет их сердца, напоминая о безграничной любви всего народа к родной армии»(Правда Востока. 1941. 7 сентября.) Трудящиеся республики проявили боевую активность в проведении мероприятий по сбору теплых вещей и подарков. Пожалуй, не было семьи, которая бы не занималась шитьем одеял, телогреек, варежек, носков. Длинными зимними ночами у керосиновой лампы все население республики было охвачено этой работой.

Об участии корейских колхозов з сборе теплых вещей для фронта говорит информация секретаря Нижнечирчикского райкома: «Сбор теплых вещей проводят все колхозы и организации. Лучше других организовали сбор теплых вещей для фронта корейские колхозы им. Буденного. Председатель колхоза Шегай Ирен сдал 2 ватных одеяла, 7 байковых шарфов, джемпер, носки, перчатки, телогрейки и др. В колхозе им. Молотова председатель колхоза Пак Сок Пох сдал 15 ватных одеял, 23 джемпера, фуфаек, перчатки, носки и др. В колхозе «Красный Восток» Пак Сон Хан сдал 8 ватных одеял, 17 телогреек и др (РА ИПСИ ЦС НДПУ. Ф. 1, оп. 2. Д. 916. Л. 72.) Примеру председателей последовали все колхозники корейских колхозов.

На 1 ноября 1941 г. по Нижнечирчикскому району, где проживала основная часть корейского населения, было собрано для фронта: одеяла ватные – 113, одеяла байковые – 34, шарфы – 53, свитера – 79, рубашки – 101, носки шерстяные – 107, перчатки – 117, валенки – 127, фуфайки – 38, брюки – 175, полушубки – 24, шапки – 288.

Из поступивших от трудящихся республики теплых вещей (9 тыс. полушубков, свыше 100 тыс. пар варежек, более 20 тыс. валенок и др.) и новогодних подарков был сформирован железнодорожный эшелон. Кроме того, на фронт было отправлено 29 вагонов сухих фруктов — сушеной дыни и свежих яблок, 10 вагонов вина, 3 вагона орехов, 1 вагон сухих помидоров, 4 вагона фруктового джема и повидла, 1 вагон фруктового соуса, 4 вагона махорки, 1 вагон туалетного мыла, около 2 вагонов риса. Эшелон в декабре 1941 г. сопровождала делегация во главе с председателем Президиума Верховного Совета Узбекистана Юддашем Ахунбабаевым.

Приезд узбекской делегации на фронт совпал с трудным для Родины периодом, когда гитлеровская армия находилась на подступах к Москве. В этот трудный час крайне необходимо было поддержать защитников столицы, продемонстрировать единство тыла и фронта. Посланцы Узбекистана, осознавая политическую важность факта посещения фронта, вручали подарки и передавали напутственные слова узбекского народа бойцам, командирам Западного фронта прямо на передовой. В ответ бойцы и командиры Западного фронта направили в адрес трудящихся Узбекистана благодарственные письма и телеграммы. Вот письмо воинской части прославленного командира А. Говорова к трудящимся Узбекистана. В нем говорится: «Бойцы, командиры частей Говорова шлют пламенный фронтовой привет и глубокую благодарность за подарки, внимание и посещение.

Ваша любовь и забота умножают наши силы и еще больше укрепляют уверенность в победе над фашистскими захватчиками. Тысячи километров отделяют нас от Узбекистана, но мы ощущаем Вашу любовь, дорогие друзья. Мы идем в бой и чувствуем, что Вы с нами, что Вы отдаете все для того, чтобы обеспечить нам победу.

Новогодние подарки, встречи представителей Вашего народа с бойцами наших частей показывают нерушимую связь фронта и тыла, огромную любовь нашей страны к воинам.

Сознание того, что в унисон с нашими сердцами бьются сердца великого советского народа — удесятеряют наши силы. На пороге нового года мы поднимаем боевое оружие за процветание солнечного Узбекистана, за нашу Победу.

Работайте спокойно, дорогие друзья. Растите хлопок, лелейте Ваши поля, держите крепко кетмень, упорно повышайте производительность труда на ваших заводах, фабриках, колхозах, а мы заверяем узбекский народ, что приложим все силы, знания способности, а если потребуется отдадим жизнь, чтобы навсегда избавить человечество от фашистских извергов» (ЦГА РУ. Ф. 2453. Оп. 1. Д. 733. Л. 41.)

Всего в годы Великой Отечественной войны трудящиеся Узбекистана из личных сбережений внесли в фонд обороны из государственных займов 4 млрд. 226 млн. рублей. Десятки районов в этот фонд поступило и от корейцев республики. На средства, поступившие от Узбекистана, были построены танки, самолеты и др. Танковые колонны, авиаэскадрильи так и назывались «Советский Узбекистан», «20 лет Узбекистана», «Колхозник Узбекистана». Во всех этих боевых машинах вложена и частица труда корейцев Узбекистана.

Советские воины высоко оценили заботу трудящихся Узбекистана во время войны. Летчики из авиационных полков писали в адрес трудящихся Узбекистана: «Нами было получено 35 самолетов-бомбардировщиков, приобретенных на средства рабочих, колхозников и интеллигенции Узбекистана. Нет слов, которыми можно было бы выразить Вам нашу искреннюю благодарность за заботу о вооруженных силах Красной Армии. Мы заверяем трудящихся Узбекистана, что высокое доверие, оказанное нашему авиационному техническому составу, оправдаем с честью».

В письме к трудящимся Узбекистана воины гвардейской Краснознаменной Минской танковой бригады, выражая глубокую благодарность за большой вклад в строительство танков, давали клятву с честью оправдать доверие Родины и разгромить врага. Они писали: «Сейчас мы сидим в танках, построенных на средства трудящихся Узбекистана, чтобы отправиться в бой. Танки эти замечательные. Они доведут нас до окончательной победы. Спасибо за эти прекрасные боевые машины, спасибо за заботу о нас!

Можно ли не победить врага, имея такой замечательный тыл? Можно ли не разгромить ненавистную фашистскую Германию, имея такую поддержку народов нашей страны?

На митинге перед развернутым боевым гвардейским знаменем, преклонив колена, мы поклялись и клянемся народам Узбекистана, что любовно будем оберегать грозные машины, на башнях которых красуются надписи «20 лет Узбекистана», умело поведем их в бой, без жалости станем громить ими немецких оккупантов.

Гитлеровская Германия обречена! И когда танки «20 лет Узбекистана» войдут в столицу гитлеровской Германии — Берлин, когда мы над ним водрузим знамя победы, мы просим приехать! к нам в гости» (См.: Кзыл Узбекистан. 1943. 12 января.)

Около одного миллиона узбекистанцев с оружием в руках сражались на фронтах Великой Отечественной войны. Неувядаемой славой покрыли себя воины из Узбекистана в битвах под Москвой, у стен Сталинграда, на Курской дуге, при штурме Берлина.

Более 120 тыс. лучших сыновей и дочерей Узбекистана за проявленные мужество и героизм на фронтах Великой Отечественной войны награждены орденами и медалями. 280 воинов-узбекистанцев были удостоены высокого звания Героя Советского Союза. Среди награжденных правительственной наградой есть имена корейцев, если учесть, что корейцев не брали в действующую армию. Тем не менее отдельным лицам, временно находившимся на территории РСФСР (студентам вузов, техникумов), удалось попасть на фронт. Одному из них — Александру Мину за проявленное мужество было присвоено высокое звание Героя Советского Союза.

Вот что удалось кропотливым научным исследованием установить об Александре Мине ученому-историку Владимиру Дмитриевичу Киму. «В армию Александр Мин ушел в 1941 г, из города Волжска Саратовской области. Бывшего студента III курса Саратовского финансового института тут же отправили учиться в Рязанское пехотное училище. Окончив его успешно, Александр Павлович Мин стал командовать стрелковым батальоном 605 стрелкового полка 132-й стрелковой дивизии.

Совсем немного времени понадобилось солдатам, чтобы убедиться в храбрости и мужестве молодого командира, умевшего быстро ориентироваться в любой обстановке, четко определять своим бойцам тактическую задачу. А в штабе полка знали: если задание дается Мину, то успех обеспечен.

Выписка из наградных листов:

Во время боев 5 июля 1943 г. лейтенант Мин проявил себя смелым и решительным. В то время, когда батальон был в окружении, организовал крепкую круговую оборону и помогал в этом командиру батальона. Лично сам участвовал в отражении четырех атак немцев, проявлял исключительную храбрость. Когда прорвали кольцо окружения, тов. Мин непосредственно был в боевых порядках бойцов и своим личным примером увлекал остальных. При этом уничтожил семь немцев. Приказом войскам 70 армии № 065/н от 25.07.43 г. МИH А. П. награжден орденом Красной Звезды. Командующий войсками 70 армии гв. генерал-лейтенант ГАЛАНИН. Основание: оп. 688523, д. 1703, л. 247, об. Архив Министерства обороны СССР.

В бою под г. Холодники м.. Калинковичи БССР, 8.1.44 г. Во время прорыва обороны противника т. Мин правильно организовал взаимодействие подразделений, хорошую связь с подразделениями, в результате чего батальон первым прорвал оборону противника и начал продвигаться вперед, при этом задача, поставленная батальону, была выполнена. Тов. Мин лично продвигался в боевых нарядах и руководил боем непосредственно на поле, в результате чего было уничтожено 150 немцев, взято в плен два немецких солдата, прорвана оборона противника и заняты важные рубежи. Приказом командующего 65 армии № 238/н от 9.2.44 г. т. Мин награжден орденом Александра Невского. Командующий 65 армией генерал-лейтенант БАТОВ. Основание: оп. 686044, д. 3271, л. 62. Центральный архив Министерства обороны СССР.

Приказом командующего 1 Белорусским фронтом № 02/н от 28.07.44 г. награжден орденом Отечественной войны 1 степени. За время боев с немецкими захватчиками с 5 сентября 1943 г. т. Мин правильно организовал взаимодействие подразделений, связь с подразделениями и штабом полка. Точно и своевременно передавал приказы командира полка и батальона и их выполнение. При выходе из строя командира 1 стр. роты т. Мин принял командование ротой на себя, нанес удар противнику с левого фланга на дер. Жензаки, в результате чего сопротивление противника было сломлено, задача была выполнена, при этом было уничтожено до 40 немцев.

За умелое руководство, мужество и отвагу тов. Мин награжден правительственной наградой — орденом Отечественной войны II степени. Командир 605 стрелкового полка. Полковник Фоломеев. Приказ № 77 СК за № 92/н от 20.09.43 г. Основание: оп. 686044, д. 868, л. 147. ЦАМО СССР.

В районе города Комеля Волынской области, где шли ожесточенные бои с фашистами т. Мин А. П. командовал батальоном, сам лично находился постоянно в боевых порядках пехоты, откуда руководил боем, несмотря на ожесточенное сопротивление противника. Батальон под руководством Мина А. П. в результате смелого и решительного руководства отразил пять контратак противника и снова продвигался вперед.

Гитлеровцы упорно сопротивлялись, стараясь удержаться в созданных ими укрепленных пунктах. Одной из таких сильно укрепленных точек было село Старые Кошары. Освободить его нужно было как можно скорее и выполнить эту задачу предстояло 605 стрелковому полку. Командир полка на свой КП вызвал Мина и, показав на карте конкретные участки, сказал: «На Вас вся надежда, тов. Мин. Обойдите Старые Кошары с правого фланга, пробейтесь в тыл, а затем уже действуйте по обстановке. Ударить нужно внезапно, да так, чтобы фрицы и опомниться не успели».

Свой батальон А. Мин повел ночью. Преодолев болотистую местность, он обошел Старые Кошары и на рассвете приблизился к окраинам села. Смельчаки-разведчики пробрались к огневым позициям вражеской батареи и взорвали орудие. Это послужило сигналом к атаке.

Бойцы открыли дружный ружейный огонь. И вот уже комбат вел бойцов в новую атаку.

– Бей, круши фашистских гадов!- призывает комбат, находясь впереди атакующей цепи.

И бойцы Мина, увлеченные примером командира, дрались с особой отвагой. Вскоре деревня была освобождена от немецки с захватчиков, а Мин повел своих храбрецов на штурм другого вражеского опорного пункта — села Стародуб. Здесь во время одной из схваток, когда комбат вел бойцов врукопашную, его сразила вражеская пуля.

Боец Мин А. П. пал смертью храбрых.

24 марта 1945 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР капитану Мину Александру Павловичу за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

Правительство СССР высоко оценило боевые заслуги Александра Павловича Мина. В письме к матери Деге Хва, проживающей в пос. Тойтепа Среднечирчикского района Ташкентской области, от 12 апреля 1948 г. Президиум Верховного Совета СССР сообщил:

«Уважаемая товарищ Деге Хва! По сообщению командования Ваш сын Мин Александр Павлович в боях за Советскую Родину погиб смертью храбрых. Посылаю Вам грамоту Президиума Верховного Совета СССР о присвоении Вашему сыну звания Героя Советского Союза для хранения как память о сыне-герое, подвиг которого никогда не забудется нашим народом.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР Я. ШВЕРНИК».

Похоронен Александр Павлович Мин в поселке Луково Тугринского района Волынской области. На его могиле всегда можно видеть свежие цветы. Их приносят сюда украинские школьники, хорошо знакомые с подвигом А. П. Мина»(Рабочий Бекабада. 1989. 22 декабря.)

Героические подвиги Сабира Рахимова, Аблакула Узакова, Файзуллы Юлдашева, Абдусаттара Ишанкулова, Вальдемара Шаландина, Александра Мина и многих других вписаны золотыми буквами в историю Великой Отечественной войны.

Образцы героизма показали трудящиеся Узбекистана на фронте труда: 60 тысяч из них за трудовые подвиги были награждены орденами и медалями. Среди награжденных высокими правительственными наградами несколько тысяч корейцев: Ким Пен Хва, Цой Сергей, Лим Павел и многие-многие другие.

Возникает вполне закономерный вопрос. Почему униженный, оскорбленный народ, народ, обвиненный в подозрениях в шпионстве в пользу Японии, подвергшийся насильственной депортации, перенесший все тяготы, лишения, стал одним из активных участников создания фонда обороны, оказания помощи Фронту?

Ответ на этот вопрос может быть следующим. Корейцы, не по своей воле в Узбекистане, нашли здесь приют и внимание со стороны узбекского и каракалпакского народов которые в ущерб своему благополучию предоставили жилье делились скудным запасом продовольствия одеждой, выделили землю, технику для занятий сельскохозяйственным производством

Гуманизм узбекского и каракалпакского народов, проявленный к оказавшимся в беде корейским переселенцам, явился той основой на которой было построено дружеское отношение между этими народамию

Война суровые испытания, обрушившиеся на долю узбекского и других народов, корейцы встретили как свою боль. Поэтому все мероприятия, связанные с решением задач по созданию фонда обороны оказанию помощи, устройству эвакуированного населения корейцы проводили с огромной активностью. Они почувствовали себя неотъемлемой частью народов Узбекистана.

Обретя здесь, в Узбекистане, приютившем и спасшем их от гибели новую Родину, корейцы плечом к плечу с узбекским, каракалпакским и другими народами выполняли патриотический долг по ее защите.

Источник: Ким П. Г. Корейцы Республики Узбекистан: История и современность

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »