В Китае лучше, чем в Корее?

250

Герман Ким, профессор кафедры истории,
директор Центра Центральной Азиии Университета Конгук (Сеул),
исполнительный секретарь центрально-азиатской секции Консультативного Совета
по мирному и демократическому объединению Кореи 17-ого созыва

Видимо, стоило внести пояснение относительно северокорейских беженцев в Китае, которые нелегально перешли границу, но не с намерением перебраться в Южную Корею, а для того, чтобы спастись  от голодной смерти, заработать деньги, переждать лихолетье на родине и вернуться домой. Эти перебежчики, разумеется, не тхальбукча, которые сумели бежать в Южную Корею, с целью остаться там навсегда.  Взять интервью у северокорейских беженцев в Сеуле попроще, чем в Китае, и получить от них более открытые сведения, так как возвращаться на родину у них нет желания.

Перебежчики в Китай вынуждены жить в постоянном страхе, так они боятся ареста со стороны китайской полиции и высылки из страны, озираются по сторонам, чтобы убедиться,  нет ли рядом людей из северокорейских служб, занятых поисками предателей. Тревожатся они за своих родных и близких, которых ждет наказание, если будет доказано, что кто-то из семейного клана не только бежал из страны, но и поливает ее грязью и, не дай боже, критикует неприкосновенную и священную троицу. Вот почему поиски в интернете фотографий северокорейских беженцев в Китае не дают желаемых результатов. Поэтому все читатели газеты, также как и авторы книги, должны быть благодарными тем 100 смельчакам, рискнувшим дать интервью и ответить на вопросы. 

Почему северные корейцы бегут в Китай? Только потому, что он граничит с КНДР? Тогда почему не перебираются в соседнюю Россию? Причин, по которым основным направлением нелегальной миграции с конца прошлого века стала река Амноккан, а в память о 150-летии переселении в Россию осталась щемящая сердце песня о другой реке – Туманган, через которую перебирались корейцы в поисках спасения от голодной смерти. Тогда, во второй половине XIX века, переселенцы из северных провинций Чосона предпочли Россию. Меняются времена, меняются  предпочтения, но любовь к родине остается. Поэтому на вопрос: где вы хотите жить после объединения Кореи?  –  только 3 человека из 100 ответили, что предпочли бы переехать в другую страну.  Около половины опрошенных – 41 чел. – ответили, что останутся на Севере, 32 чел. – хотят перебраться на Юг и 23 чел.  заметили, что когда страна станет единой, то разницы не будет, где жить – в северной или южной части. На вопрос: какая  для вас самая близкая страна?– подавляющее большинство выбрало Китай – 76%, затем следовала Южная Корея – 19%, по одному проценту пришлось на Россию, Японию и США и 2%  – предпочли страны Евросоюза.

Почему Южная Корея так отстает от Китая в чувствах симпатии северных корейцев?  Объяснение этому мы можем увидеть в ответах на несколько поставленных вопросов. Первый: Испытываете ли вы чувство родства с южными корейцами? Подавляющее большинство – 84% опрошенных – признались, что они испытывают сильные родственные чувства к южным корейцам. 12 % -испытывают  слабую родственную связь,  2  человека    ответили, что почти не ощущают  родства, и лишь другие 2 человека считают, что нет никаких родственных чувств. Понятно, что за годы вынужденного раскола единой нации на два народа  в двух диаметрально противоположных государствах образовалась огромная разница во всех сторонах жизни, да и в самом отношении к ней самой. На вопрос: В чем разница между Северной и Южной Кореей?– были даны готовые ответы на выбор, ранжированные по степени: большое различие, незначительное различие,  отсутствие различий. Можно было поставить галочку на ответ – не знаю. Я выбрал лишь варианты ответа о большой разнице между Севером и Югом, и вот какие получились результаты:  оценка жизненных ценностей – 65%; обычаи и образ жизни – 49%; использование языка – 65%;  восприятие истории – 52%; уровень жизни – 99%;  система выборов – 92%.   Самая большая разница, по мнению почти всех опрошенных, заключается в уровне жизни и выборной системе. Все понимают, что политика и экономика намного важнее, чем история, культура, язык и обычаи.

Поэтому не случайно был задан вопрос: испытываете ли вы чувство гордости за идеи чучхе?

Неудивительно, что более половины опрошенных – 51% ответили, что они испытывают сильное чувство гордости за идеи «чучхе», далее 14 % – не очень ими гордились, 13%  – обладали слабым чувством гордости и 22% – никак не связывали ощущение гордости с учением основателя северокорейского государства. Образно говоря, голоса разделились по принципу фифти-фифти (50 на 50),  то есть, тех, кто еще живет под флагом чучхе и тех – кто уже без него.   Всем известно, что идеи вождя, направленные на строительство  «уникального северокорейского социализма» с опорой только на собственные силы, не привели страну в «государство всеобщего благоденствия». Более того, страна оказывалась не раз в острой критической ситуации, и на западе раздавались громкие голоса о скором коллапсе северокорейского режима.  Но Пхеньяну удавалось сохранить статус-кво. В чем причина кризиса в стране? – таков был вопрос, на который ответы распределились следующим образом: непомерные военные расходы – 28%;  22% – управленческая бюрократия; 7% – политические проблемы; 13% – серая экономика,  4% –  социализм и 3% отсутствие свободы.

Чтобы преодолеть огромное экономическое отставание Северной Кореи от Южной, Пхеньяну понадобятся инвестиции извне. Они могут быть из Китая, России или, может быть, из Японии. Но что думают северокорейские беженцы в Китае об южнокорейских инвестициях, необходимы ли они КНДР? 94 человека из ста считают, что инвестиции из Южной Кореи в северокорейскую экономику чрезвычайно важны. В целом, 6 человек дали ответы, смысл которых заключается в том, что южнокорейские инвестиции не имеют большого значения.   Инвестиции, конечная цель которых заключается в получении прибыли, разумеется, отличаются от помощи, которую развитые страны, в том числе и Южная Корея, должны оказывать слаборазвитым странам. Поэтому вопрос был задан об отношении северных корейцев к помощи из Южной Кореи. 78 человек из 100 считают помощь Сеула очень важной, 11 человек признают ее не очень важной, 7 чел. – не имеющей значения, а 4 человека ответили, что не знают о ней ничего. Северокорейские беженцы, прожившие какое-то время в Китае, получают несравненно больше информации о Южной Корее, чем в своей стране.  На вопрос: из каких источников вы знаете о Южной Корее?  73% опрошенных ответили – по спутниковому телевидению, 16,3 % – из DVD;  3, 8% – по телевидению, 3,8% – по интернету. Таким образом, завершая тему очерка, подведу черту. Прежде всего, число северокорейских беженцев в Китай относительно стабилизировалось. Страх голодной смерти в Северной Корее отступил, однако, в случае появления новой опасности и угрозы, число беженцев может резко подскочить. Перебежчики в Китай связаны прочными узами с родиной и хотели бы вернуться на родину, если там наступят лучшие времена.

***

Наши новости в Telegram

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.