В поисках утраченного языка

Владимир Наумович Ким и Владимир Филиппович Кан (фото из семейного архива)

Владимир Наумович Ким и Владимир Филиппович Кан (фото из семейного архива)

История диаспоры в лицах                                                                                                            Владимир  ЛИ

Андрея Кима,  внука репрессированного в начале прошлого века поэта Те Менг Хи,  я видел последний раз в 1990-ом, год смерти его отца, Тимофея Макаровича. Жили они тогда в частном уютном домике, в Рабочем городке Ташкента. Андрею исполнилось к тому времени двадцать пять, и он учился без отрыва от производства в политехническом институте, работал инженером на предприятии, мечтал стать программистом. И  вдруг, в одночасье, все это он бросает и поступает в пединститут на отделение корейского языка и литературы. Видимо, велико было у него желание освоить язык, на котором писал свои произведения безвинно пострадавший дед. Появилась другая мечта –  поехать на историческую родину, окунуться с головой в ее среду и, если возможно, остаться там учиться.Тем более, что на юге далекого полуострова жили мамины родственники.

Спустя двадцать лет мы с ним случайно сталкиваемся, и я не узнаю Андрея –  не потому, что он изменился внешне: возмужал,  стал настоящим  мужчиной, –  он поразил меня тем, что очень свободно, даже как-то изящно, говорил по-корейски – хангукмаль. Хотя в молодости, насколько я знаю, он не мог связать на родном языке и трех слов.

В 1991-ом, будучи студентом второго курса пединститута,  Андрей едет в Южную Корею, и пытается поступить в университет Совон – не получилось. Потом были еще две попытки – и вот, наконец, мечта сбылась! Так Андрей Ким стал одним из первых узбекских соотечественников, получивших высшее образование в Республике Корея. Окончив университет в городе Ченчжу, что в родной провинции его знаменитого деда Те Менг Хи, он стал бакалавром и приехал работать в Ташкент.

Этот пример наглядно показывает, насколько далеко за эти двадцать лет мы продвинулись в изучении корейского языка. Сегодня не составляет никакого труда записаться на курсы –их великое множество в разных концах города. Факультативно ведется обучениеи во многих школах – как  в сельских, так и в городских. Можно, наконец, пополнить свои знания в Центре образования Республики Корея, который вот уже многие годы успешно работает в нашем городе. Словом, если хочешь знать язык – не ленись! Все зависит только от тебя самого.

А как учились корейскому языку наши отцы и деды  полвека назад, с чего начинали? Известно, что они в большинстве своем знали только разговорный, бытовой язык, который «завезли» с Дальнего Востока еще наши прадеды. Худо-бедно, говорить-то говорили, а вот письменной грамоте обучиться было негде. Нужны были учителя, учебники, словари, методические пособия, а где их взять, если государство не давало на это свое политическое «добро»?

И все же находились энтузиасты, которые в те далекие годы, не щадя сил и здоровья,  бесстрашно штурмовали высокие чиновничьи кабинеты и добивались-таки некоторых успехов. Пионером движения за возрождение родного языка был Учитель Владимир Филиппович Кан.

Из книги Владимира Кима (ЕнгТхека) «Ушедшие вдаль»: «В начале 60-х годов в пединституте имени Низами состоялось четыре выпуска отделения «корлит». А потом его закрыли. Из 60 с лишним выпускников преподавателями корейского в школе работали лишь две женщины – Светлана Сергеевна Цой в колхозе «Политотдел» и Надежда Николаевна Ли –  в Ташкенте. Несколько выпускников работало в редакции «Ленин кичи», занимая в основном технические должности. И лишь один – Евгений Николаевич Цой – стал настоящим переводчиком. Рядом с ним трудились выходцы с Сахалина, которые с детства говорили и учились на родном языке, но Евгений сумел стать вровень с ними. Его пример вдохновил меня. В 83-ем году вместе с Надеждой Николаевной я подготовил статью о проблемах преподавания корейского языка. В ней говорилось и об учебнике, и о подготовке учительских кадров. Поскольку статья вышла на корейском, я отправил вырезку газеты вместе с переводом в Министерство просвещения. Ответ пришел на редкость оперативно и был многообещающим. В нем говорилось, что в пединституте снова намечается открытие корейского отделения, а уже потом в срочном порядке будет решаться вопрос о переиздании учебника. И тогда же я узнал, что инициатором всего этого дела является Владимир Филиппович Кан, в свое время преподававший на «корлите». ( Для справки:В.Ф.Кан работал вместе с Ким Бен СУ на корейском отделении при факультете иностранных языков Ташгоспединститута имени Низами с 1956 по 1964 годы. Открыто оно было в 56-ом решением секретариата ЦК Компартии Узбекистана. Возглавил отделение  Михаил Алексеевич Хегай,  впоследствии профессор Узбекского университета иностранных языков).

Владимир Филиппович был не просто знаком мне. В детстве мы жили с ним в одном подъезде. По образованию  филолог-востоковед, он одно время работал на Сахалине и в Ташкент перебрался в конце 50-х. Среди корейцев я редко встречал такого красивого мужчину. Высокий и широкоплечий, он ходил неизменно в шляпе, которую, здороваясь, всегда приподнимал. Прекрасно играл в шахматы. В те годы во многих дворах распространилась «шахматная эпидемия», и жильцы нашего дома тоже собирались по вечерам сражаться на деревянных досках. Владимир Филиппович был среди них признанным чемпионом. Когда он садился играть, вокруг неизменно собиралась куча народу.

Владимир Филиппович каким-то образом узнал о статье в корейской газете, и вскоре позвонил мне. И тогда же он поведал, что уже год как бьется над восстановлением корейского отделения в пединституте. И куда только не писал и к кому только не обращался! Добился даже приема у министра просвещения СССР.

В 1985-м «корлит» снова распахнул двери. А через год Владимир Филиппович предложил мне преподавать корейский в качестве «почасовика». Я отказывался, как мог, ссылаясь на недостаточную квалификацию, но он сумел убедить меня, пообещав помогать во всем.

Здоровье его пошаливало, постоянно донимал кашель, но он продолжал стойко курить… Раз в год он ложился в больницу, после этого чувствовал себя лучше, но ненадолго. Мы с ним проработали четыре семестра, а сентябрь 1988-го я уже начал без наставника. Но даже будучи на пенсии, Владимир Филиппович продолжал помогать «корлиту» – своему кровному детищу, где уже сформировалась  группа преподавателей, и стоял вопрос о создании кафедры. В институт перевелись Надежда Николаевна и Светлана Сергеевна, а также Галина Алексеевна Мун – сокурсница. Сотрудничали также два ветерана – бывший собкор газеты «Ленин кичи» Мен Вор Бон и бывший преподаватель Сим Су Чоль. У нас не было ни методики, ни базового учебника, ни словарей. Каждый преподавал, как мог, на свой страх и риск…»

В 1990-ом секция корейского языка и литературы Ташгоспединститута была преобразована в кафедру. Ее возглавил кандидат исторических наук Илья Григорьевич Югай. Ровно через год, когда можно было подводить первые итоги,  мы встретились с ним и попросили рассказать  о проблемах, стоящих на тот момент перед коллективом кафедры:

–  Статус кафедры позволяет нам вести учебно-воспитательный процесс более самостоятельно. На сегодняшний день у нас обучается 109 студентов. В 1990 году состоялся первый выпуск – всего восемь человек. Все они в основном работают в школах по специальности. Впервые в этом году два наших студента пишут творческие дипломы. Это Галина Пак – «Те Мен Хи и современная советская поэзия» и Ким Валерий – «Взаимодействие русского и корейского языков в Узбекистане».

Заведующий кафедрой корейского языка и литературы Илья Григорьевич Югай

Заведующий кафедрой корейского языка и литературы Илья Григорьевич Югай

Поскольку кафедра организационно и в смысле материальной базы еще не окрепла, и процесс становления еще не закончился, у нас много проблем. Достаточно сказать, что мы не имеем даже обыкновенной печатной машинки с русским шрифтом. Поэтому разработанные кафедрой программы, методические пособия по изучению родного языка размножаем под копирку вручную. А о машинках с корейским шрифтом мы даже и не мечтаем.

Урок корейского языка в школе ведет Галина Алексеевна Мун

Урок корейского языка в школе ведет Галина Алексеевна Мун

Плохо обстоит дело с учебниками. Самый первый был издан у нас еще в 1960 году. Написан он был Ким Нам Секом в соавторстве с Хегаем Михаилом Алексеевичем. Он был издан тиражом в 20 тысяч и сыграл огромную роль в начальном обучении корейскому языку в 60-е годы. Но так как учебник этот не переиздавался ни разу,  и изучение языка стало «делом рук самих изучающих», к середине 90-х годов наш язык стал на грани полного исчезновения.

Активно налаживаем контакты с Северной и Южной Кореями. Последние два-три года к нам часто заезжают различные делегации с той и другой стороны: знакомятся с нашей работой, дарят учебники, словари, кассеты с записями корейских песен. Группа наших старшекурсников совершила ознакомительную поездку в КНДР. У нас в гостях побывали представители научного общества «Корейский язык» из Сеула. Результат этой встречи – регулярное поступление на кафедру всевозможной учебной и справочной литературы, различной периодики…

Мы приводим отрывки из интервью Ильи Григорьевича Кима лишь для того, чтобы проиллюстрировать, насколько разительны перемены в работе кафедры тех первых лет и нынешних. Конечно, масштаб задач нынче совсем другой, и печатные машинки уже давно заменены компьютерами, но проблемы изучения языка все равно остаются прежними…

Преподаватель «корлита» Светлана Сергеевна Цой

Преподаватель «корлита» Светлана Сергеевна Цой

 

Преподаватель кафедры корейского языка и литературы Надежда Николаевна Ли

Преподаватель кафедры корейского языка и литературы Надежда Николаевна Ли

 

А в ноябре 1990 года в республике появилась новая общественная организация – ассоциация преподавателей корейского языка. Возглавил ее Владимир Наумович Ким.  Ассоциация (общество) впервые произвела учет школ, где велось преподавание корейского языка, организовала проведение семинаров, выпустила самоучитель и словарь для начинающих изучать корейский язык. Общество просуществовало чуть больше двух лет и распалось.

В начале 1994 года ассоциация вновь возобновила свою деятельность, но ее возглавил уже новый руководитель – директор школы №19 колхоза «Политотдел» Виктор Наумович Ким. Однако она не играет уже той роли, которая ей отводилась первоначально, поскольку большинство ее функций выполнял  уже  Центр образования Республики Корея. Поэтомуассоциация  постепенно прекратила свое существование.

Директор школы №19 колхоза «Политотдел» (ныне «Дустлик») Виктор Наумович Ким (крайний справа) с участниками очередного семинара преподавателей корейского языка.

Директор школы №19 колхоза «Политотдел» (ныне «Дустлик») Виктор Наумович Ким (крайний справа) с участниками очередного семинара преподавателей корейского языка.

 

Все снимки сделаны в конце 80-х – начале 90-х годов прошлого века. Фото автора.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »