В Южной Корее отмечают годовщину трагедии “Севоля”

РГ/Олег Кирьянов: Ровно год назад утром 16 апреля ваш покорный слуга сидел в здании морского пассажирского терминала Инчхона. Я собирался ехать на остров Пэннендо, в районе которого ожидалось очередное обострение межкорейских отношений с военным противостоянием.

Фото 대한민국 청와대 16.04.2015 г.

Фото 대한민국 청와대
16.04.2015 г.

Из-за сильного тумана отбытие нашего судна откладывалось. Попутчики скучали в зале ожидания. Я стал разглядывать надписи на ближайшей кассе. “Паром “Севоль” Инчхон – Чечжу. Безопасно, быстро и надежно!” – гласила надпись, с именем тогда еще совершенно неизвестного судна.

Внезапно в здание терминала влетели несколько съемочных групп и стали лихорадочно разворачивать камеры и разматывать шнуры, начав со всех сторон снимать эту самую кассу, перед которой я сидел.

– Так, давайте, делаем здесь пару планов, потом людей и поднимаемся на второй этаж, там офис компании-оператора. Его тоже надо отснять, – сказал старший телегруппы, который был явно взбудоражен.

– Господин продюсер, пришло сообщение, что все спасены, – сказал один из операторов, переговорив по телефону.

– А, ну ладно, но все равно снимаем, а потом сворачиваемся и назад в студию, – старший телегруппы заметно расслабился и стал что-то разглядывать в записной книжке.

У меня пискнул смартфон. Пришла рассылка местного информагентства с блоком срочных новостей. “У берегов острова Чиндо начало тонуть пассажирское судно. На борту около 500 человек. Корабли береговой охраны и ВМФ ведут спасательную операцию, все пассажиры спасены”, – было сказано там. “Молодцы!” – подумал я про себя и с досадой увидел следующее объявление уже для меня: “Из-за сильного тумана судно Инчхон – Пэннендо сегодня не будет совершать рейсы. Просим подойти к кассе для получения возврата стоимости билетов”. Я пошел к кассе, обогнув начавших уже сворачивать работу телевизионщиков.

Тогда казалось, что это будет одним из рядовых дней и запомнится он лишь тем, что не удалось поехать на остров к границе с Северной Кореей. Но вышло все иначе.

В тот самый момент, когда все в Корее с облегчением читали сообщения о том, что “все спасены”, в это время у берегов острова Чиндо уходил под воду тот самый паром “Севоль”, который днем ранее вышел как раз из терминала Инчхона в сторону Чечжу. А на борту его находились сотни школьников, которые уходили под воду, глядя, как спасатели неумело мечутся, упуская важнейшие мгновения.

С тех пор название “Севоль” стало известно всему миру. Это слово стало для Кореи символом горя, трагизма, отчаяния и вины. Из 476 пассажиров спасти удалось лишь 172, а остальные 304, 250 из которых составили ребята и девчонки в возрасте 15-16 лет, ушли под воду. Среди них был и один российский паренек – Слава Серков, который тоже погиб с однокашниками по корейской школе.

Это было ровно год назад. И сегодня Южная Корея, которая стала было немного отходить от это беспросветного горя, вновь затихла и одела траурные повязки и желтые ленточки в знак памяти о погибших.

Сегодня в Корее день скорби. По всей стране проходят траурные мероприятия. В бухте Пхэнмок острова Чиндо, откуда велась поисково-спасательная операция и куда свозили затем десятки и даже сотни трупов, сегодня открыли памятник в честь погибших.

Вчера родственники жертв побывали на месте крушения, где до сих пор на морском дне лежит судно. Смотреть и слушать то, что говорили эти люди, обращаясь к холодным волнам, было очень тяжело. “Сынок, папа и мама пришли, пойдем в баскетбол поиграем, как ты любишь!”, “Доченька, мама ждет тебя, возвращайся!”, “Братишка, я здесь! Мы ждем тебя с мамой дома!” – так говорили родные тех девяти человек, чьи тела до сих не найдены. Остальные же просто рыдали и бросали в воду белые траурные хризантемы, глядя на желтый буй, на котором было написано “Севоль”. По нему теперь определяют место, под которым лежит паром.

За этот год Корея многое пережила: семь месяцев поисковой операции, когда искали уже только тела погибших, когда по всей стране проводили облаву на руководство компании-оператора “Севоля”, в итоге найдя остывшее тело президента фирмы. Это был год ожесточенных дебатов среди политиков, экспертов, журналистов, представителей общественности, которые пытались найти ответ на вопрос: “Почему это могло произойти?” Был и суд над виновными, в первую очередь над экипажем судна, члены которого, за исключением единиц, просто бросили детей на произвол судьбы и погубили их, а сами спаслись.

Впрочем, нельзя сказать, что рана “Севоля” затянулась, она до сих про кровоточит. Дня не проходит без митингов родственников погибших и сочувствующих им, которые считают, что правительство не провело полноценного расследования и что-то пытается утаить.

Наверное, точка в этой драме будет поставлена, когда поднимут сам паром. Как стало известно, во многом под давлением общественного мнения по указанию президента Пак Кын Хе правительство в ближайшие дни должно принять официальное решение о подъеме корпуса парома. Родственники девяти тех, кого еще не нашли, надеются, что их близкие именно там, где-то внутри судна, а потому настаивают на извлечении “Севоля” со дна моря. Правда этот паром, который стал символом горя, появится над водой не раньше лета следующего года, а операция по извлечению, как говорят специалисты, станет беспрецедентной по сложности и весьма опасной. Остается надеяться, что “Севоль” не продолжит забирать жизни людей.

Источник: https://www.rg.ru/2015/04/16/sevol-site.html

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.