Весна перемен в Южной Корее

Фото: REUTERS/Kim Hong-Ji

Георгий Толорая
Д.э.н., заведующий Центром Российской стратегии в Азии
Института экономики РАН, эксперт РСМД

Импичмент Пак Кын Хе, который был принят парламентом и Конституционным судом, — это удивительный пример победы прямой демократии в стране, которая, казалось бы, в наименьшей степени к ней приспособлена. Южная Корея, страна с конфуцианскими традициями, «вылупившаяся» из жестокого колониального режима, лишь недавно совсем освободившаяся от военной диктатуры, значительно продвинулась на пути народного, причем самоорганизованного, волеизъявления. Население, без особого вмешательства «кукловодов», смогло совершить спокойный переворот во всей системе власти и в мирной форме сместить неугодного президента.

Пан Кын Хе скомпрометировала себя перед народом и политическими силами, поэтому судьба ее незавидна. Скорее всего, ее будут судить, тем более  для отставных корейских президентов этот пример не уникальный. Здесь возникает вопрос, что будет дальше. 9 мая 2017 г. состоятся президентские выборы, на которых практически гарантировано победит претендент оппозиционных партий. Кто конкретно — могут быть неожиданности. Пока на первых строках рейтинга находится Мун Чжэ Ин, лидер демократической партии, бывший глава администрации при либеральном президенте Но Му Хёне, и сегодня он рассматривается как наиболее вероятный кандидат. Борьба будет жесткой и, наверное, даже «грязной» — нельзя исключать вероятность вбрасывания компромата со всех сторон. Возможны расколы в самом демократическом лагере, который и раньше был не сильно организован, возникновение различных новых коалиций, слияния и конфликты. Новое правительство, которое придет к власти, будет, видимо, довольно слабым. Но, так или иначе, оно будет вынуждено значительно скорректировать политику Южной Кореи — как внутреннюю, так и внешнюю.

Консерваторы перегнули палку с закручиванием гаек внутри страны — и мерами в области трудового законодательства, и ухудшением экономического положения, повлекшего рост неравенства, и различными нововведениям, что вызвало недовольство населения. Этими вопросами придется срочно заняться с точки зрения либерализации политического и экономического режимов при ограничении власти монополии и крупнейших корпораций.

Во внешней политике ситуация катастрофическая: при Пак Кын Хе Южная Корея обострила отношения со всеми крупными партнерами — Японией, Китаем, Россией; в определенной мере было недовольство Соединенных Штатов, острейший кризис произошел и в отношениях с Северной Кореей. Решение этих вопросов ляжет на плечи нового президента. С уверенностью можно сказать, что новое правительство будет проводить более компромиссную политику. Хотя и не стоит ожидать отказа Южной Кореи от союзнических отношений с США. Прагматичный курс Д. Трампа может преподнести немало сюрпризов в отношении готовности американцев учитывать интересы Сеула.

Российско-южнокорейские отношения при новом правительстве ухудшаться не будут, а в зависимости от готовности южнокорейцев выйти на политический диалог, даже возможно их улучшение. У России могут появиться перспективы возобновления трехсторонних экономических проектов и более внятного обсуждения проблем безопасности на корейском полуострове. В период управления страной Пак Кын Хе все, что мы слышали, — «Северную Корею надо давить», «Северная Корея скоро распадется» — два тезиса, на которых основывалась политика Пак Кын Хе.

Кризис между Сеулом и Пекином, возникший из-за размещения на территории Южной Кореи американской системы ПРО THAAD, сейчас находится в острой фазе, и пока неизвестно, как он будет разрешаться. Ряд кандидатов в президенты выступает за пересмотр размещения THAAD или хотя бы его отсрочку. Поэтому американцы уже сейчас, до выборов нового президента, стараются разместить компоненты ПРО. Стоит отметить, что если система противоракетной обороны THAAD и обеспечивает безопасность, то только американских военных объектов, которые она прикрывает, а не Южной Кореи и ее столицы. Ситуация в этой связи нестабильна, и вокруг нее возможны разныесобытия. В Южной Корее вновь начинает расти протестное движение наподобие того, которое привело к отставке Пак Кын Хе.

Напряженность между Южной Кореей и Китаем повлекла неожиданные меры.  Отменяются авиарейсы. Перестали летать лоукостеры. Поток китайских туристов значительно уменьшился, а туризм был солидной статьей доходов мелкого и среднего бизнеса в крупных городах и туристических центрах. Ограничен экспорт многих южнокорейских компаний, а многие из них поставляют на китайский рынок от 30 до 80% своей продукции. Следовательно, стоит ожидать массовых банкротств, увольнений, экономического спада. Это заставляет население задаваться вопросом, а нужен ли ему THAAD, чтобы из-за него так страдать? Свою роль играет и вопрос национальной гордости — Южная Корея едва ли будет спокойно реагировать на давление Китая.

Северная Корея пока придерживается выжидательной позиции, но не исключено, что Пхеньян будет намеренно обострять ситуацию, чтобы поставить новые власти Южной Кореи перед выбором — идти на уступки или продолжить тупиковый курс на санкции и давление. Притом далеко не все население будет довольно помощью Северной Корее в рамках «второго издания политики солнечного тепла».

Эти проблемы и предстоит решать новому правительству.

***

Источник: http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=8834#top-content

Наши новости в Telegram

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

1 комментарий

  • Павел:

    Это удивительный пример как можно заклевать неплохого человека. Что такого она сделала чего не делают другие политики в РК ? А для своей страны она много чего хорошего сделала – но то забыли. А только частные моменты выставили на показ. И в реальности её вина юридически не была доказана. Сама формулировка “раз она твоя подруга то у вас общее хозяйство” бред и натягивание совы на глобус.

Translate »