“Вестник российского корееведения” №7, 2015

В Московском государственном университете вышел в свет очередной, 7-й выпуск “Вестника российского корееведения”.

Vestnik_7

“Вестник российского корееведения”

 №7, 2015

Содержание

Политология и экономика

Ким Ен Ун  (Москва). Освобождение и раскол Кореи: оценка через 70 лет

В 2015 г. народы мира отмечали окончание самой кровопролитной войны в истории человечества, завершившейся полной и безоговорочной капитуляцией зачинщиков войны — германского фашизма и японского милитаризма и началом распада позорной страницы в истории  человечества — колониальной системы.   В двух корейских государствах отмечали 70-летие освобождения от японского колониального ига и начало раскола корейского народа, который длится до сегодняшнего дня и неизвестно, когда закончится. В корейских государствах официальная пропаганда преподносит освобождение только лишь как результат борьбы корейского народа против колонизаторов, игнорируя решающую роль стран антигитлеровской коалиции в разгроме Японии и принуждении ее к безоговорочной и полной капитуляции. Наблюдается также игнорирование боевых действий частей Красной Армии против войск японского 17-го фронта на территории Кореи в августе 1945 г. В 2015 г. отмечали также 65-летие начала Корейской войны, начавшейся как гражданская война, но уже на следующий день превратившейся в международный конфликт с участием США, а затем и 15 ее союзников из НАТО и других стран-сателлитов, а еще через 4 месяца — с участием китайских народных добровольцев и советских летчиков-истребителей. Корейская война стала следствием раскола единой страны на два враждебных государства. Одним истоком раскола народа и страны является отношение различных общественных и политических сил к вопросу об опеке, предложенной Московским совещанием министров иностранных дел СССР, США и Великобритании. По-разному понимали опеку и ее инициаторы в США, а также в СССР. Если США рассматривали опеку как форму протектората, несмотря на словесное отрицание этого факта, то Советский Союз рассматривал ее как помощь и содействие сформированному самими корейцами правительству в осуществлении государственной власти в Корее.

Ключевые слова: 70-летие освобождения Кореи, опека, раскол, СССР, США.

Ж.О. Баллод (Сеул). Российско-северокорейское экономическое сотрудничество: препятствия, достижения и задачи на будущее

Восстановление российско-северокорейского политического партнерства создало благоприятные условия для дальнейшего развития двустороннего экономического сотрудничества. В работе анализируются результаты седьмой встречи Межправительственной комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству между Российской Федерацией и КНДР, а также итоги по ключевым российско-северокорейским проектам. По мнению автора, важным достижением является создание новых органов управления и организационных структур РФ и КНДР, таких как совместные предприятия, Институт проектных комиссаров и Деловой Совет Россия–КНДР. Автор указывает на существующие препятствия, а также обозначает будущие задачи и направления для российско-северокорейского экономического сотрудничества.

Ключевые слова: российско-северокорейские связи, КНДР, Россия, двустороннее сотрудничество, проект Хасан–Раджин.

История

В.В. Пак (Пироженко) (Москва–Сеул). Образ дракона через призму ранней истории и историографии Кореи

Статья посвящена исследованию интересного явления в раннесредневековой корейской историографии — трансформации образа дракона и характера взаимодействия этого мифического существа с людьми в исторический период, охватываемый двумя основными источниками по  раннесредневековой истории Кореи — «Самгук саги» и «Самгук юса». В центре внимания  исследования — роли и функции, которыми историографы наделяли образ дракона и родственных ему существ. В ходе сравнительного анализа удается выделить несколько основных архетипов и сюжетных ситуаций, в которых образ дракона фигурирует в каждом из рассматриваемых письменных памятников. «Самгук юса» как источник, отражающий богатое фольклорно-мифологическое наследие Трех государств и канонизированную историю буддийской сангхи в Корее, содержит множество эпизодов, повествующих о разнообразных контактах драконов — могущественных духов водной стихии — с представителями человеческого рода, формируя целый пласт представлений о «детях» и «супругах» этих существ. «Самгук саги», в свою очередь, являясь памятником официальной конфуцианской историографии, содержит значительно меньшую долю рассказов о сверхъестественных существах, а большинство описанных драконов являются скорее представителями загадочного биологического вида, нежели божествами стихии. На основании данного исследования автор демонстрирует, как комплексное изучение двух исторических источников одного периода позволяет создать более объемную картину исторической действительности, как рассматриваемого периода Трех государств, так и периода Корё, когда были составлены данные сочинения.

Ключевые слова: «Самгук юса», «Самгук саги», историография Кореи, дракон, буддизм,сверхъестественные существа.

Е.А. Потёмкина (Москва). Франция и Корея в XIX веке

История официальных корейско-французских отношений насчитывает уже 130 лет, начиная с 1886 г., когда был заключен Договор о дружбе и торговле между Кореей и Францией. Однако связи между двумя странами начались еще раньше — около 180 лет назад, когда первый французский миссионер незаконно проник на Корейский полуостров и начал вести христианскую проповедь. Американцы и англичане приступили к исследованию Корейского полуострова на  полвека позже. Из неазиатских государств только Россия завязала контакты с Кореей раньше Франции. А так как Россия наполовину европейская страна, а наполовину все-таки азиатская, то Франция в лице посланников Парижского общества зарубежных миссий стала первой европейской державой, вступившей в контакт с корейцами. Проблема развития отношений между Кореей и Францией слабо изучена не только в России, но и во всем мире. Советские и российские ученые-историки в основном обращали внимание как на отношения России с Кореей, так и на отношения США, Великобритании, Китая и Японии с Кореей. Францию же не рассматривали как страну, оказавшую сильное влияние на Корею. Однако, хотя в конце XIX в. Франция и сосредоточила свои основные силы на регионе Индокитая, с Кореей правительство Франции вело активную политику. В статье приводятся материалы о политике Франции в Корее и отношениях между двумя странами, делается анализ французской кампании против Кореи 1866 г. Также описывается, какой вклад внесла Франция в культуру корейцев, и анализируется Договор о дружбе и торговле 1886 г.

Ключевые слова: Франция, Корея, корейско-французские отношения, сотрудничество,миссионеры.

К.В. Асмолов (Москва). К 120-летию «Охоты на лисицу»

Статья посвящена знаковому событию 8 октября 1895 г., когда в ходе организованного японцами нападения на королевский дворец была убита королева Мин Мёнсон. Цель материала — проанализировать все обстоятельства налета, сличив разнообразные свидетельские показания и развеяв некоторые мифы, застрявшие по этому поводу в массовом сознании. Статья рассматривает несколько вопросов: инициатива нападения и его организация; соотношение сил и участия японцев и корейцев, вопрос о сопротивлении налету, количество жертв. Выводы статьи могут быть суммированы следующим образом.

• Инициатором нападения мог быть как Миура Горо, так и Тэвонгун. Решение принималось совместно, причем Миура, не занимавшийся ранее корейскими делами, сразу же испортил отношения с королевой и, следуя логике фракционной борьбы, нашел союзника в лице Тэвонгуна. Основную роль должны были сыграть солдаты отряда Хуллёндэ, но весть о его расформировании вынудила японскую сторону собрать команду исполнителей менее чем за сутки до налета.

• Националистические корейские историки пытаются свести участие корейской стороны в убийстве королевы к минимуму. Однако участие корейских войск в нападении подтверждается целым рядом свидетелей. Ослабление боеготовности дворцовой стражи, о котором не всегда упоминают, тоже оказалось делом рук корейской стороны.

• Нападение на королевский дворец почти не встретило какого-либо противодействия, никто из нападавших даже не был ранен. Либо репутация королевы и ее клана была такова, что защищать ее ценой своей жизни никому не хотелось, либо коррупция и разложение армии были таковы, что дворцовая стража не была способна оказать сопротивление отряду, не сильно превышающему их числом.

• Несмотря на распространенное представление о том, что это было событие, уникальное по своей кровавости, на деле, по свидетельству К.И. Вебера, количество жертв составило около 20 человек — меньше, чем во время событий 1882 или 1884 гг.

Ключевые слова: Королева Мин, История Кореи, корейско-японские отношения, политическое убийство.

Пак Чонхё (Сеул). Россия и корейские острова Токто (Российско-корейские отношения в период русско-японской войны 1904–1905 гг. и восприятие проблемы островов Токто в России)

Статья представляет собой исследование относящихся к корейским островам Токто исторических материалов из архивов России и опубликованных сборников документов начиная с периода императорской России и вплоть до нынешнего времени. На основе данных источников было рассмотрено представление об о-вах Токто в России, в том числе через призму российско-корейских отношений. В 1852 г. Россия направила на Дальний Восток специального посланника — адмирала Е.В. Путятина на фрегате «Паллада» для переговоров с Китаем и Японией об установлении дипломатических отношений. Именно тогда, в 1854 г., корвет «Оливуца», сопровождавший «Палладу», открыл корейские острова Токто в Японском (Восточном) море, отсутствовавшие на картах западных стран. Судовой журнал корвета, в котором были отражены записи о местонахождении и  рельефе островов Токто (названных Оливуца и Менелай), был опубликован в Морском сборнике» за 1854 г. Острова Токто в них были записаны как прилегающие к Корее территории. Стоит отметить, что в «Обзоре корейского побережья», вышедшем в «Морском сборнике» за 1855 г., корейские строва Уллындо и Токто рассматривались вместе как единая группа островов. В следующих выпусках этого журнала за 1856, 1857, 1858, 1859 гг. следом за результатами по обследованию корейских о-вов Уллындо также всегда помещали аналогичные сведения о Токто, причем Уллындо рассматривался как главный остров, а Токто — как прилегающие (с указанием расстояния между ними). Экипаж фрегата «Паллада» провел в 1854 г. Измерение восточного побережья Кореи, на основе которого были изготовлены и опубликованы в 1857 и 1858 гг. масштабные карты водных путей и рельефа районов городов Пусан, Ульсан, Вонсан, о-вов Уллындо и Токто и др. Все эти карты выходили под названием «Описание корейского берега», и на них было нанесено местоположение Токто. Используя разные названия островов (Оливуца, Лианкур, Хорнет, Такэсима, Токто и т.д.), российское, а потом и советское правительства склонялись к обозначению Токто согласно записям исследователей из разных стран, побывавших на островах. В 1972 г., несмотря на разгар «холодной войны» между социалистическим и капиталистическим лагерями, Министерство обороны СССР обозначало острова их исконным названием Токто и включало в территорию Республики Корея. А в «Лоции полуострова Корея», опубликованной Министерством обороны РФ в 2001 г., пограничная линия Корейского полуострова определенно была отодвинута за о-ва Токто, что свидетельствует о сформировавшемся представлении об этих островах как о корейской территории.

Ключевые слова: Оливуца и Менелай, острова Токто, скалы Лианкур, остров Уллындо, «Лоция Корейского полуострова», «Описание корейского берега».

Языкознание

И.Л. Касаткина, Чон Ин Сун (Москва). К вопросу правильного употребления глаголов движения ‘가다/오다’ 

В статье на основе практического опыта и теоретических исследований рассматривается вопрос о правильном употреблении корейских глаголов движения ‘ 가다/오다’. При употреблении таких корейских глаголов движения, как ‘가다/오다’ «идти», большая часть россиян, изучающих корейский язык, считает, что глагол ‘가다’ следует переводить с приставкой «у-», т.е. «уходить», а глагол ‘오다’ — с приставкой «при-», т.е. «приходить», но это серьезное заблуждение. Оно возникает из-за неточного знания критериев, которыми следует руководствоваться при выборе одного или другого глагола. Употребляя глаголы ‘가다/오다’, необходимо учитывать такую их особенность, не свойственную соответствующим глаголам в русском языке, как направленность движения от говорящего или к говорящему, а также его местонахождение в момент речи. Поэтому далеко не всегда корейский глагол ‘가다’ соответствует русскому глаголу «уходить», а глагол ‘오다’ — глаголу «приходить». Но если помнить о вышеназванной особенности, то это позволит избежать если не всех, то многих ошибок. Неменьшая трудность возникает при употреблении сложных глаголов, в состав которых входят глаголы ‘가다/오다’, например: 들어가다/들어오다 «входить», 나가다/나오다 «выходить» и другие. И в этом случае необходимо помнить о двух указанных выше критериях. В статье приводятся конкретные примеры, в которых необходимо употреблять глаголы движения ‘가다/오다’ «идти». В конце статьи приводится список сложных глаголов, образованных на основе глаголов ‘가다/오다’.

Ключевые слова: глаголы движения, правильное употребление, направленность движения, местонахождение, момент речи.

Я.Е. Пакулова (Москва). Проблема недостаточной теоретической разработанности  или отсутствия описания на русском языке отдельных грамматических форм,  частотно встречающихся в языке современной южнокорейской прессы

Переходя на старших курсах к обучению переводу текстов общественно-политического содержания, в основном статей корейской и российской прессы, преподаватели российских вузов неизбежно сталкиваются с проблемой, как объяснять студентам грамматические формы, частотно встречающиеся, в частности, в языке современной южнокорейской прессы, но описанные по-русски только частично или неописанные вообще. В данной статье делается попытка как минимум перечислить подобные формы, а также по некоторым из них высказать собственные соображения. В частности, речь идет о следующих формах: 1) придаточное предположения ㄴ/는/ㄹ 것으로, употребляемое с глаголами как страдательного, так и действительного залога, 2) придаточные цитации в несвойственных для них функциях придаточных предлога для совершения некоторого действия или недостаточного основания для последующего вывода, 3) контрактуры косвенной речи в причастных, срединных и конечных формах сказуемости, 4) придаточное причины -ㄴ/는 만큼, 5) придаточное предложение -[으]면서, омонимичное деепричастию одновременности -[으]면서, 6) придаточное предложение перед служебным словом 등 как частный случай при обобщающем слове, 7) придаточные вопросительные с окончаниями -느냐 / -는가 / -는지. На наш взгляд, качественное объяснение корейской грамматики с указанием (по возможности) на аналогичные структуры/конструкции в русском языке (т.е. снабжение студентов четкими лексическими или грамматическими маркерами, наличие которых в русском предложении должно указывать на необходимость использования при переводе той или иной корейской грамматической модели) является залогом успешного овладения студентами навыками перевода как с корейского языка на русский, так и с русского на корейский.

Ключевые слова: корейский язык, южнокорейская пресса, перевод, придаточные предположения, придаточные цитации, придаточное предлога, придаточное недостаточного основания, контрактуры косвенной речи, придаточные вопросительные.

Чон Ин Сун (Москва). Корейские средства для передачи категории вида русских глаголов

Статья посвящена поискам корейских средств для передачи категории вида русских глаголов. Все глаголы в русском языке имеют категорию вида, т.е. совершенный и несовершенный вид, который в большинстве своем выражается с помощью суффиксов. В отличие от русского языка в корейском языке отсутствует такая грамматическая категория, однако в нем существуют различные способы выражения того, как протекает действие во времени, для чего используются служебные глаголы, несущие значение завершенности или результативности действия, аналитический способ выражения длящегося действия или же просто лексический. Статья основана на диссертационной работе доктора филологических наук М.Ю. Чертковой «Типология категории вида / аспекта в разноструктурных языках мира» и практическом преподавательском опыте автора в университете. Для типологического анализа категории вида профессором М.Ю. Чертковой была разработана анкета типологического сопоставления, позволяющая сравнивать по этой тематике русский язык с другими, родственными и неродственными языками. В эту анкету входят девять универсальных семантических признаков, такие как прогрессив, хабитуалис, итератив, дескриптив, конклюзив, интенционалис у НСВ и нарратив, результатив у СВ, которые использованы в данной статье для типологического анализа и сопоставления категории вида русских глаголов и корейских средств ее выражения. В статье приводятся примеры из корейского языка для каждого из перечисленных выше признаков. Знание способов передачи русской категории вида на корейский язык снимает существенные проблемы при переводе с русского на корейский и обратно.

Ключевые слова: типология категории вида, совершенный и несовершенный вид глаголов, служебный глагол, наречие, аналитические конструкции, завершенность и незавершенность действия.

Культура

Н.А. Чеснокова (Москва). Отвергнуть или понять? — Взгляд западных миссионеров конца XIX — начала ХХ в. на корейскую геомантию

Корейская геомантия, называющаяся пхунсу чири соль 風水地理說 — «географическая теория о ветрах и водах», появилась в Корее в IX в. благодаря монаху Тосону 道詵 (821–898), который адаптировал к особенностям корейского ландшафта китайскую науку фэншуй 風水. С тех пор пхунсу чири соль стала неотъемлемой частью корейской культуры и менталитета корейцев.  В конце XIX в. в Корею начали приезжать западные миссионеры, и в пхунсу чири соль большинство из них видело суеверие, отжившее свой срок и препятствовавшее проникновению западных знаний о мире. Однако со временем они приходили к выводу, что понять Корею без знания пхунсу чири соль едва ли возможно. В настоящей статье рассматриваются исследования двух западных миссионеров: сотрудника американской Северной пресвитерианской миссии Джеймса Гейла (1863–1937) и врача англиканской церкви, одного из первых американцев в Корее, Эли Барра Лэндиса (1865–1898).

Ключевые слова: история науки, география, пхунсу чири соль, Эли Барр Лэндис, Джеймс Гейл, геомантический компас, пхэчхоль.

A.V. Pogadaeva (Moscow). Korean Puppet Theatre in Comparison with Traditional Russian Puppet Performances

Puppet theatre derived from the rites and rituals. From the references in Chinese Classical Books the oldest puppet found on the territory of Korean peninsula is dated back to the Period of Three Kingdoms. In the period of Koryo puppet performances were already very well developed. Only three performances survived till our times: “Kkoktukaksi” (꼭두각시), “Mangsokchung” (망석중) and Toy doll play. The only form of “real” puppet performance that can be seen in Korea today is satiric drama — “Kkoktukaksi” (꼭두각시). Satiric type of drama normally appears at the later stage of development and Korea is not an exception. It is dated back to XVII centutry. In Russia satiric puppet performances appeared at the same time. It is called “Petrushka”. Pak Ch’omji is the main hero of the play, the old man with white beard. He is the male character-trickster, who ridicules and makes fun of the upper class, as Russian Petrushka does. “Kkoktukaksi” is performed without the stage. Some basic decorations are used: Buddhist temple, coffin, Buddha, funeral flag. The drama is presented by three or four actors. The Russian “Petrushka” is played by only one actor, earlier he used the uprised skirtto hide himself and show the performance. Later the skirt was replaced with the screen. There is no decoration, but small properties could be used (sticks, bludgeons, rolling pins etc). The play is accompanied by organ grinder’s music. In both plays the actor interacts with the audience and the musicians, and there is a lot of improvisation as well.  “Kkoktukaksi” and “Petrushka” represent the folk drama, that was created by the people of lower classes and was extremely popular. There is no distinct structure, no tight restrictions and limits. A lot is based on improvisation, so each performance is unique in its way.

Key words: puppet performance, folklore, “Petrushka”, “Kkoktukaksi”, character-trickster,satire.

Искусство

Е.А. Хохлова (Москва). На Хесок — первая в истории Кореи профессиональная художница, литератор и борец за права женщин

В последнее десятилетие в Республике Корея растет интерес к изучению творчества первой в истории профессиональной корейской художницы, литератора На Хесок (나혜석, 1896–1948). Она родилась в семье состоятельного чиновника с прогрессивными по меркам того времени взглядами, что дало ей возможность получить современное образование и учиться живописи в Японии. На Хесок на протяжении всей жизни занималась профессионально как литературой, так и живописью. Её литературное творчество посвящено борьбе за права женщин. Средствами литературного слова она стремилась просвещать современниц. В живописи и печатной графике также нашли отражение феминистские взгляды На Хесок, первой дипломированной художницы в истории Кореи. В наиболее знаменитых работах, опубликованных в газетах, художница призывала своих современниц работать, в частности, заниматься искусством, подчеркивая, что женщина двадцатого столетия может успевать выполнять семейный долг и быть активным членом общества. На Хесок написала более трехсот полотен маслом, однако до нас дошло лишь двадцать из них. В масляной живописи сложно найти отражение прогрессивных взглядов художницы, хотя само по себе занятие живописью профессионально было явлением социальной значимости и отражением передового сознания художницы. На Хэсок на протяжении жизни создавала в основном импрессионистические пейзажи. Несмотря на то что На Хесок не смогла разработать индивидуальный художественный язык, она по праву занимает отдельное место в истории корейской искусства ХХ века. Художница сыграла важную роль в становлении традиции масляной живописи в Корее и распространении среди широких масс населения представлений о характере западной живописи, как классической, так и экспериментальной. В статье дано краткое описание жизни и творчества художницы На Хесок.

Ключевые слова: На Хесок, масляная живопись, права женщин.

В.О. Попова, Е.А. Хохлова (Москва). История и особенности развития корейского фарфора эпохи Чосон

Фарфор является важнейшим материальным источником, позволяющим составить картину об эстетических предпочтениях населения периода Чосон (1392–1910). Проследив историю его развития, можно понять, как менялись вкусы корейцев на протяжении пяти веков. Фарфоровое производство находилось под непосредственным контролем государства, избравшего неоконфуцианство в качестве государственной идеологии. По этой причине в технике декорирования фарфоровых изделий были выражены эстетические вкусы и предпочтения правящего класса, проповедовавшего идеалы простоты и умеренности во всем. Поскольку к внешнему виду керамики предъявлялись строгие требования, в Чосоне довольно быстро сформировалась собственная гончарная традиция и было успешно преодолено влияние китайского фарфорового производства. Становление и развитие фарфора в период Чосон происходило поэтапно. Опираясь на исторические события, оказавшие влияние на гончарное производство, историю корейского фарфора принято разделять на три основных периода: ранний (1392–1599), средний (1600–1751) и поздний (1751–1910). С каждым новым этапом развития корейский фарфор все больше изменялся, формируя собственный уникальный стиль. В статье кратко описана керамическая традиция Корё, опираясь на которую происходило становление фарфорового производства Чосон, даны характеристики существующих типов фарфора на основании техники декорирования изделий: белый фарфор (санпэкча, 상백자), инкрустированный фарфор (сангампэкча, 상감백자), белоголубой фарфор или белый фарфор с росписью подглазурным кобальтом (чхонхвапэкча, 청화백자), белый фарфор с росписью подглазурным железом (чхольхвапэкча,철화백자) и белый фарфор с росписью подглазурной медью (тонхвапэкча, 동화백자).

Ключевые слова: корейский фарфор, пэкча, неоконфуцианство.

А.И. Ким (Сеул). Обзор тенденций в изобразительном искусстве Южной Кореи  в 1980-е годы

1980-е годы считаются важным периодом в истории современного корейского искусства, для которого характерно начало фундаментального сдвига от модернизма к постмодернизму. Важной особенностью корейского искусства этого десятилетия становится одновременное сосуществование разнообразных художественных дискурсов, отрицающих предшествовавшее им искусство: в их числе антимодернизм, демодернизм и постмодернизм. Антимодернизм — первый шаг к преодолению модернизма, которому свойственны сепаратизм, эссенциализм и поиск национального». Демодернизм — другой способ разрушения модернизма, ставший продолжением авангардных тенденций 60-х годов, подавленных гегемонией модернистской живописи. Постмодернизм ознаменовал собой позднейший период, начавшийся с рубежа 80-х и 90-х годов, и стал явлением новой культуры. Рассматриваемый период также отмечен появлением большого количества художественных направлений, таких как политически ориентированное активистское движение за демократизацию Минджун мисуль (민중미술), концентрировавшееся на создании доступного широким массам культурного продукта (художники О Юн (오윤, 1946–1986), Ким Джонхон (김정헌, р. 1946), Лим Оксан (임옥상, р. 1950), Пак Пульттон (박불똥, р. 1956), Син Хакчхоль (신학철, р. 1944), Мин Джонги (민정기, р. 1949) и др.); новая фигуративная живопись в качестве корейской версии гиперреализма, в которой нашла свое выражение тревога человека перед наступлением технического прогресса, представлена в творчестве Ко Ёнхуна (고영훈, р. 1952), Чи Сокчхоля (지석철, р. 1953), Ли Сокчу (이석주, р. 1952) и др.); также экспериментальное искусство, представленное деятельностью малых групп («Тара», «Мета-вокс», «Нанджи-до»,«Логос и пафос», «Мьюзиум» и др.) и сыгравшее важнейшую роль в развитии инсталляции, перформанса и медиа-арта в Корее. 80-е годы также характеризуются процессами глобализации, институционализации и коммерциализации корейской арт-системы, проявившимися в расширении международных связей, возникновении новых государственных и частных музеев и галерей, а также национального арт-рынка.

Ключевые слова: антимодернизм, демодернизм, постмодернизм, Минджун мисуль, гиперреализм, экспериментальные группы, глобализация, институционализация, коммерциализация.

Анонсы книг

  • Из корейской поэзии ХХ века: краткая хрестоматия для изучающих корейский язык / Сост. В.Е. Сухинин; Московский государственный институт международных отношений (университет) МИД России; кафедра японского, корейского, индонезийского и монгольского языков. — Москва: МГИМО — Университет, 2015.

  • А.А. Гурьева, А.А. Васильев. Читаем по-корейски. Пособие по чтению аутентичных текстов среднего уровня. Под ред. Чон Янок. СПб.: КАРО, 2015.

  • И.Л. Касаткина, Чон Ин Сун, В.Е. Пентюхова. Учебник корейского языка. Базовый курс. Москва, 2015.

  • Рисунки тушью. Корейская классическая поэзия на китайском языке. Серия «Золотой фонд корейской  литературы». IX. Пер. А.А. Гурьевой, Л.В. Ждановой, Ю.Л. Кроля, Л.Н. Меньшикова, А.Ф. Троцевич. Сост., вступ. ст., пер., коммент. А.Ф. Троцевич. При поддержке Института переводов корейской литературы. СПб.: Гиперион, 2015.

***

Источник: Форум РАУКВестник РК

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »