Ветер молодёжной культуры в период Юсин

В 7 часов вечера 17 октября 1972 года в Республике Корея было объявлено чрезвычайное положение.

В тот день президент Пак Чон Хи выступил со специальным заявлением о том, что в стране вводится Конституция Юсин (Конституция Обновления), которая позволит провести реформы, жизненно необходимые народу. Так начался период Юсин, который получил у корейцев дурную славу деспотического режима, установившего тотальный контроль над всеми сторонами жизни людей. И настоящим глотком свежего воздуха в этой удушающей атмосфере стали проявления новой молодежной культуры.

Молодые ребята в джинсах, с длинными волосами и с гитарами в руках буквально ворвались в жизнь корейской молодежи, изменив культурный ландшафт страны.

Конституция Юсин
27 декабря 1972 года Пак Чон Хи официально вступил в должность президента Республики Корея на очередной срок.

Пак Чон Хи, пришедший к власти в 1961 году, в апреле 1971 года одержал убедительную победу на очередных выборах главы государства и вступил в третий срок своего президентства. Однако 17 октября следующего года он вдруг ввёл чрезвычайное положение на всей территории страны, а спустя десять дней объявил о пересмотре Конституции.

После этого без каких-либо сложностей была принята изменённая Конституция. В условиях чрезвычайного положения никакого предварительного обсуждения нового Основного закона, названного Конституцией Юсин, фактически не проводилось. 21 ноября она была вынесена на референдум, поразивший своими результатами. В референдуме приняли участие 91,9 процента жителей страны, и 91,5 процента из них поддержали новую редакцию Конституции. После этого 23 декабря Пак Чон Хи, будучи единственным кандидатом, был избран президентом Республики Корея, открыв тем самым период Юсин.

Конституция Юсин содержала существенные нововведения. Вместо прямого вводилось непрямое избрание президента, Национальное собрание лишилось права контролировать деятельность правительства, а местные законодательные собрания были упразднены. Президентский срок увеличился с четырёх до шести лет, а президент получил фактически неограниченную власть, имея право назначать треть парламента и суды, распускать Национальное собрание и применять чрезвычайные меры, в том числе, принимать законы без одобрения парламента. Конституция Юсин дала президенту право контролировать все три ветви власти – исполнительную, законодательную и судебную. Кроме того, он мог бесконечно долго управлять страной, так как снимались ограничения на количество сроков пребывания на посту главы государства.

Под предлогом наведения порядка новое правительство установило жёсткий контроль над всеми областями жизни и подавляло всякие свободы. Попали под запрет многие направления культурной жизни, что тоже мотивировалось необходимостью восстановления общественной дисциплины. Поэтому проявление в молодежной культуре свободного духа удивляло. Вот как описывает то время обозреватель по вопросам культуры Ким Хон Сик.

70-е годы прошлого века были периодом невероятного роста экономики. Но общество было задавлено крайне жёсткими порядками, установленными военным режимом. Копившееся на протяжении 50-60-х годов скрытые настроения в культуре в 70-е годы вышли наружу. Культурный взрыв произошёл в молодёжной среде, которая традиционно идёт против течения.

Носителем новых веяний в молодёжной культуре стало студенчество. Символом молодежи стали джинсы, а молодые парни с длинными растрепанными волосами и гитарами за спиной воспринимались как счастливейшие из представителей молодого поколения. Вновь у микрофона господин Ким Хон Сик.

Джинсы стали атрибутом модной молодёжи и олицетворением американской поп-культуры. В американской истории джинсы были синонимом перемен, первопроходчества, инноваций и достижений, что сделало их символом молодёжи и свободы. В те годы очень популярной была акустическая гитара. Её удобно было носить с собой, на ней несложно было научиться играть, а петь под её аккомпанемент очень удобно. Поэтому гитара распространилась среди исполнителей авторской песни. В период Юсин длинные волосы носить запрещалось, приветствовались короткая аккуратная причёска и строгая одежда военного стиля. Но молодые парни, наоборот, предпочитали длинные волосы, чтобы продемонстрировать свою индивидуальность и собственный стиль.

Власти вели охоту на длинноволосых парней. За один только 1973 год было задержано 12.870 человек, которых заставили постричься коротко и вымыть голову. Несмотря на подобные нелепые гонения, молодые люди продолжали носить длинные волосы. При этом строгие запреты коснулись не только длинноволосых парней: нелегко приходилось и молодым модницам, среди которых получили распространение запрещённые мини-юбки. Гонения против длинных волос и коротких юбок власти объясняли тем, что эти непотребные атрибуты молодёжи якобы нарушали общественный порядок и мораль, нанося ущерб идентичности корейцев.

10 марта 1973 года вышел закон о мелких правонарушениях, на основании которого полицейские, вооружённые ножницами, начали отлавливать молодых парней с длинными волосами и тут же их укорачивать. Считалось, что длинные волосы являются признаком безвкусия и провоцируют в обществе протестные настроения. Некоторых молодых людей отправляли за решётку, чтобы отбить у них вкус к длинным волосам. Вспоминает господин Квон Хёк Хён, чья молодость пришлась на 70-ые годы.

Среди нас было много ребят с длинными волосами. В школе я иногда с трудом мог отличить парней от девушек со спины. Полиция, увидев длинноволосых парней, свистела в свистки и пускалась вдогонку за ними. Но парни успевали перепрыгнуть через забор и спрятаться за ним. Им не очень-то хотелось, чтобы полицейские обстригли их.

Как правило, помимо ножниц полицейские носили с собой линейки, чтобы измерять длину юбок у девушек. Те, у кого юбка была более 20 сантиметров выше колен, считались нарушителями закона.

Поскольку не разрешалось носить юбки более 20 сантиметров выше колен, мы обычно приспускали их, когда проходили мимо полицейских. Но юбки всё равно были популярны и хорошо смотрелись. Это делает женщину женственнее. Поэтому мы продолжали носить мини-юбки.

Многих девушек в коротких юбках полиция задерживала в таких многолюдных районах как Мёндон. Попавшихся на этом привлекали к ответственности как за мелкое правонарушение.

В те времена длинные волосы и короткая юбка были популярны только в молодёжной среде. Старшее поколение и власти считали такую моду противоречащей нравственным устоям корейского общества и вели с ней борьбу. Продолжает обозреватель по вопросам культуры Ким Хон Сик.

У корейцев не было возможности естественным путём перейти от традиционной к современной культуре, из-за чего всё новое и современное вызывало шок. Такой переход должен происходить постепенно, но в жизни всё случилось практически сразу в 60-70-е годы. Не было выработано каких-то механизмов, которые нивелировали бы восприятие новшеств разными поколениями. Более того, молодёжь не хотела мириться и сопротивлялась действиям властей, пытавшимся в грубой форме искоренить культурные предпочтения в молодёжной среде. И свой протест молодые считали вполне прогрессивным и важным.

Острый культурный конфликт между властями и молодым поколением со всей очевидностью проявился и в корейской поп-музыке. В 70-е годы молодые исполнители с гитарами буквально штурмом брали сцену. Если певцы старшего поколения по старинке пели под аккомпанемент оркестра, то их молодые коллеги предпочитали петь под гитару о тяге к свободе, о своих переживаниях и любви. В мрачные годы диктатуры эти песни служили молодёжи утешением.

Репертуар молодых исполнителей стал вызывать беспокойство у властей, которые в их песнях видели призыв к борьбе с режимом. Результатом стал запрет на такие песни.

Американский певец корейского происхождения Хан Дэ Су первым познакомил корейскую публику с фолк-роком. Однако любители музыки не оценили его песни «Дай мне напиться», которая вызывала у них ассоциации с пыткой водой. В тот период многие песни молодых исполнителей попали под запрет по разным причинам. У микрофона музыкальный критик г-н Ли Чжун Хи.

В 70-е годы многие песни были запрещены к трансляции по телевидению и радио. Запрет был введён по разным причинам, но одной из главных было то, что эти песни не помогали в мобилизации людей на выполнение правительственных планов по модернизации страны. Всё, что не отвечало таким требованиям, попадало под запрет. Молодёжную культуру не так-то просто было отменить запретительными мерами. Музыка давала выход эмоциям молодёжи, и лишить её этого было едва ли возможно.

Однако даже среди молодёжи далеко не все поддерживали слепое следование западной моде на длинные волосы и джинсы. Немало было и тех, кому ближе была традиционная культура, и кто именно в ней видел источник для творчества и открытий. Вновь у нашего микрофона обозреватель по вопросам культуры Ким Хон Сик.

Были среди студентов 70-х годов и такие, кто противился слепому копированию западной культуры. Они стремились глубже идти в национальную культуру и открывать её для себя заново. В университетах открывались клубы традиционного танца в масках, студенты отправлялись по стране для сбора народных песен, создавались ансамбли корейской музыки. В 80-е годы это привело к настоящему расцвету традиционной культуры. Параллельно развивались два направления. Одно основывалось на принятии западной культуры, а другое на новом прочтении культурных традиций корейского народа. Сосуществование двух трендов было отличительной чертой 70-х годов.

Несмотря на отсутствие подлинной свободы для самовыражения в эпоху Юсин, молодые корейцы смогли сформировать собственную культуру, служившую всей молодежи опорой в поддержании своей идентичности.

Источник: https://world.kbs.co.kr/russian/program/program_kpanorama_detail.htm?No=10038672

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.