Видео-беседа с писателем Кимом В. Н. (Ёнг Тхек)

Сегодня в галерее “Нурон” состоялась видео-беседа сайта “Корё сарам” с писателем Кимом Владимиром Наумовичем (Ёнг Тхек) по второй книге романа-эпопеи “Кимы”, пока не опубликованной, посвященная теме выселения корейцев из Дальнего Востока в Казахстан и Узбекистан.

Делюсь линией беседы, которая была подготовлена к встрече, тем самым, анонсирую состоявшуюся видео-беседу. Фотографировала Виктория Ким. Техническую поддержку осуществляли Виктор Ан, Павел Ким и Виктория Ким.

Вопросы к Владимиру Наумовичу по второй книге «Кимы» «Переселение»

1. Владимир Наумович, хотел бы начать беседу с определения, что с нами произошло в 1937 году, вернее, как поступили с корейцами центральная власть и ее органы. Несомненно, корейцев насильственно переселили в другую местность и под конвоем, причем, произошло тотальное насильственное переселение, что определяется, как депортация народа, т. е. в 1937 году произошла тотальная депортация корейцев из Дальневосточного края в Казахстан и Узбекистан.

В новейшее время в Узбекистане определение «депортация корейцев» среди корё сарам не приветствуется, как будто это словосочетание может нанести вред имиджу страны, чего не может произойти со страной, которая не участвовала в депортации, напротив, она приютила, обогрела депортированных корейцев. И мы отмечаем в этом году 80-летие проживания корейцев в Узбекистане, как важный, поворотный момент своей истории, как точку отсчета приобретения новой родины.

2. Владимир Наумович, вы, как художник, описали депортацию корейцев с насиженных мест, пожалуйста, расскажите о тех чувствах переживания, которые обуревали корейцев в те драматические, зачастую, наверное, и трагические дни. Мне трудно представить, как они, будучи конфуцианцами в душе, расставались с могилами родителей, с околицей, видом на сопку, с живностью, вырезанной одномоментно, с родной речкой, с любовью, которая их посетила в родных краях и т. д..

3. Владимир Наумович, теперь, пожалуйста, расскажите, как на ваш взгляд, происходил процесс погрузки в вагоны 36 442 корейских хозяйств, или 171 781 человека и их передвижение по необъятной стране. Цифры даны на состояние 25 октября 1937 года по отчету НКВД ДВК в Центр.

4. Мне известна ваша трактовка событий, которая идет в разрез устоявшейся истории в публикациях на тему переселения, где упор делается на сострадание, на безмерные тяготы и лишения, на бичующие обвинения в адрес власти. Вы, возможно, первый, кто осмеливается сломать стереотип, и занимаете позицию крайне противоположную, во всяком случае, складывается такое ощущение. Откуда это? – В моей семье, в большом круге, были репрессированы в 1937 году, примерно в то же время, когда проходила депортация, три родных брата – всех расстреляли – у старшего Хан Чан Гера, жену, как жену врага народа посадили в тюрьму, откуда не вернулась, дочь потерялась во время переселения, может быть, дали другую фамилию и навсегда исчезла из нашего горизонта, у младшего брата Хана Александра, жена осталась с тремя малыми детьми, один из них был грудным ребенком, который умер в дороге, другой ребенок умер по прибытию на место, остался в живых самый старший.

5. Владимир Наумович, знаю, что книга не заканчивается физическим переселением или депортацией. Наверное, большая часть книги посвящена жизни корейцев на новом месте, где помимо обустройства на корейцев обрушилось такое испытание, как переход школ с корейского языка обучения на русский. Расскажите, пожалуйста, об этом, о влиянии смены языка обучения на судьбу народа. Могу привести пример, интересный, с точки зрения проникновения русского языка в корейскую среду в 30-е годы на Дальнем Востоке. Статья написана страстно, с болью за судьбу российских корейцев – автор призывает к немедленному освоению русского языка корейскими детьми, потому как: « Русский язык должен быть изучен как обязательный второй язык в корейской школе. На изучение его должно быть отведено больше времени, чем на изучение других иностранных языков в русской школе. Принимая во внимание всю растущую потребность корейского населения в специальных технических знаниях, изучение русского языка в корейской школе должно быть поставлено так, чтобы окончившие корейскую школу могли беспрепятственно поступать в специальные технические и другие русские учебные заведения».

6. Владимир Наумович, расскажите, пожалуйста, о взаимопроникновении культур в многонациональном Узбекистане, в частности между культурой корё сарам и узбекской, как наиболее тесно соприкасаемой между корейцами и другими народами. Думаю, что вы размышляли по этому поводу в своей книге.

7. И завершим нашу беседу перспективой романа-эпопеи «Кимы». О чем будет следующая, третья книга?

Павел Ким

***

Наши новости в Telegram

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментариев пока нет, но вы можете оставить первый комментарий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>