Виктория Ким. Доклад для конференции «Русскоязычные корейские масс-медиа: история, настоящее, будущее»

Виктория Ким и Валентин Чен. Москва, 31 мая 2017 года

Виктория Ким

В 2017-м году все корейские диаспоры бывшего СССР отмечают знаменательную и горестную дату – 80-летие насильственного переселения (депортации) этнических корейцев с Дальнего Востока в Центральную Азию. На сегодняшний день даже само использование данного термина стало очень спорным – ученые-историки и корееведы ведут жаркую полемику о том, можно ли называть данное переселение депортацией – ведь проводилось оно в суровом 1937-м году в рамках одной единой страны, распавшейся намного позднее на теперь уже независимые государства.

В большинстве стран Центральной Азии даже сам термин «переселение» был постепенно заменен на менее режущие ухо «прибытие» и «проживание» – в силу разных и сложных причин, которые можно проиллюстрировать (если не объяснить) ответом на один простой вопрос: «Как же можно праздновать или отмечать 80-летие переселения или депортации? Мы празднуем юбилей нашего проживания и успеха на тех землях, которые дали нам кров и пищу, и в тех общественных слоях и кругах, где мы смогли многого добиться, догнать и даже перегнать – и своих, и чужих».

С этим комментарием очень трудно спорить. Корейцы, насильственно переселенные в далеком 1937-м году в голые бескрайние степи Казахстана и болотистые земли Узбекистана, не только сумели на них выжить, но и превратили их в плодородные житницы Советского Союза, помогли развить в данных и теперь уже независимых странах сельское хозяйство, отстроили премиальные колхозы и стали героями труда.

С годами возросла и численность корейского населения на просторах бывшего СССР – более чем в два раза, с менее чем двухсот тысяч насильственно переселенных в 1937-м году до более полумиллиона проживающих на данный момент по всему СНГ корейцев.

Тот факт, что наша корейская диаспора, сплоченная общим советским прошлым и единым русским языком, является одной из самых многочисленных корейских диаспор за рубежом, к сожалению не так широко известен, как хотелось бы.

Русскоязычные корейцы или Коре Сарам, как мы сами любим себя называть, могут и должны гордо и достойно стоять на одной ступеньке пьедестала с такими хорошо известными и уже «раскрученными» диаспорами, как корейцы из США, Японии, Китая и Канады.

Тем не менее российские, узбекские, казахские, киргизские, таджикские и туркменские корейцы до сих пор остаются для всего остального окружающего мира загадкой, если не феноменом.

В своей исследовательской и журналистской работе над корейской диаспорой из Узбекистана – моей большой Родины, куда семилетним ребенком отправили в далеком 1937-м году вместе со всей его родней на поезде-теплушке моего единственного корейского деда, давшего нашей маленькой, но такой интернациональной семье свою фамилию Ким и право гордиться его корнями, а также скорбеть тихонько в душе над утратой другой малой родины Дальнего Востока – я часто сталкиваюсь с тем, что зарубежная публика совершенно не знакома с нюансами нашей общей советской истории.

Свои рассказы, лекции и семинары о переселении корейцев – сначала добровольном в Россию во второй половине 19-го – начале 20-го веков, а потом уже насильственном в Центральную Азию в 1937-м году – мне всегда приходится растолковывать в мельчайших деталях, объясняя всю тонкую картину и всю сложность геополитической ситуации, возникшей в это время в данных частях Евразии и Северо-Восточной Азии.

На все это обычно уходит не один час добросовестных объяснений и рассуждений… Захватнические войны Японии с Китаем в конце 19-го века, проигранная Россией русско-японская война в начале 20-го века, последующая колонизация Японией Кореи и две мировые войны, между которыми и свершилось насильственное переселение советских корейцев в 1937-м году… И уже позднее война на Корейском полуострове, разъединившая его на две до сих пор враждующие половины в результате непрямого противостояния СССР и Запада и начавшейся таким образом в 1950-х годах Холодной Войны…

Лично для меня как политолога-корееведа и журналиста-международника корейцы являются прежде всего жертвами истории, попавшими под и смолотыми ее безжалостными жерновами. В результате японского колониализма конца 19-го – начала 20-го веков корейская нация не только теряет независимость своей исконной родины, но и обрекается на дальнейшие скитания по всему миру (отсюда ведь и начинаются многочисленные добровольные миграции корейцев – на Дальний Восток в Россию, на Гавайи в Америку, на Кубу обманным путем через десятилетия рабского труда в Мексике…)

И уже намного позднее, в 1937-м году, по воле дичайшей иронии судьбы всех русскоязычных и уже почти окончательно обрусевших корейцев, проживающих на тот момент на территории Советского Союза, обвиняют в шпионаже именно в пользу Японии, вражеского государства, лишившего их исторической родины.

Объявив всех корейцев «неблагонадежной» национальностью – несмотря на все предыдущие годы совместной стоической борьбы с японским империализмом и непосредственное героическое участие советских корейцев в гражданской войне на Дальнем Востоке – сталинская конъюнктура осуществляет-таки насильственное переселение всех корейцев в Центральную Азию, для «очищения» таким образом неспокойных дальневосточных границ и более «продуктивного» использования ресурсов для дальнейшего развития сельского хозяйства на бескрайних и на тот момент совершенно бесхозных среднеазиатских просторах.

Сегодня в наше сложное время, когда в который раз переписывается мировая история и оспаривается не только сама даже терминология, но и такие казалось бы ясные (но ведь до сих пор остающиеся секретными) факты, как задокументированное количество жертв в процессе и результате насильственного переселения корейцев в 1937-м году, всем нам как потомкам переселенных корейцев ни в коем случае нельзя забывать нашу собственную семейную историю и то, какую важную роль играют мельчайшие воспоминания всех наших родных и близких о тех смутных и трагичных временах.

Именно так мы сможем сохранить человеческую память как часть большой исторической правды – правды о прошлом и о трагедии 1937-го года, которую нам приходится продолжать отстаивать во имя мирного будущего наших потомков. И все многочисленные достижения гордой, трудолюбивой и безмерно талантливой диаспоры и плеяды русскоязычных корейцев на просторах бывшего СССР и нынешнего СНГ безусловно, несомненно и навсегда останутся неотъемлемой частью нашей общей истории.

С уважением, Виктория Ким
автор мультимедийной документальной повести
«Потерянные и Найденные в Узбекистане: Корейская История»
https://koreanstory.atavist.com/lost-and-found-in-uzbekistan

vkimsky@gmail.com

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

1 комментарий

  • Ким Валентина Павловна:

    Добрый день Виктория!
    Меня зовут Ким Валентина. Живу в Хабаровске. Рождена в Караганде. У каждого свои воспоминания. Мой отец Ким Павел Фёдорович родился в Приморском крае в селе Худувай Хасанского района в 1914г. В 1937г ему было 23 года. В селе жили одни корейцы. Школа корейская. Чтобы изучить русский он ходил в соседнее село через тайгу за 10 км. Худувай рыбацкое поселение и, по воспоминаниям отца, в его детстве они про соседей (в соседних посёлках занимались земледелием) говорили презрительно “деревня”. Дед считался зажиточным, имел лошадь, было время, когда в семье проживало 21 человек. У деда было 7 сыновей и 2 дочери. Все крещённые и с русскими именами. Однажды к деду пришёл родственник. Его призвали в царскую армию. А он женат и 2е детей. Дед принял в семью эту женщину с детьми. Мой отец вырос с этими детьми в одном доме.
    После войны, когда корейцам разрешили свободно перемещаться, старший брат отца, по зову крови, переехал в Хабаровск с семьёй. Владивосток был закрытый город. За ним потянулся и отец. Меня привезли в Хабаровск в 8 лет. В 25 лет мне захотелось побывать в Средней Азии, в моём детстве. Написала письмо в Ташкент, тому человеку, что вырос в семье деда. Они хорошо приняли меня. Собственно говоря, вся эта история пояснение к мысли: У меня сложилось впечатление, что мои предки всегда жили на берегу моря и ловили рыбу. А потом кто-то решил, что надо провести границу. И оказалось село Худувай на территории России. С уважением Валентина.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Translate »