Вкус славы и национальных блюд…

Свира КИМ Певица

Свира КИМ
Певица

 Алла Магай

Осень 2008 года. Нью-Йорк. Аэропорт имени Кеннеди.

Учтивый таможенник досматривает багаж, принадлежащий красивой женщине с восточными чертами лица.

– Что здесь? – спрашивает он, указывая пальцем на коробку, обмотанную марлевой тканью.

– Это корейские рисовые лепешки, –  на довольно сносном английском отвечает женщина. – Везу их на первую годовщину рождения своего внука.

– Никаких продуктов! – строго заявляет  таможенник. – Разве вас не предупредили, что в нашу страну продукты питания запрещено ввозить.

– Я чуть было не впала в панику, – вспоминает Свира Ким. – Привезти чимпхен и кадюри (корейские блюда из рисовой муки – примечание ред.) на другой конец земли,  чтобы просто так выбросить в урну! И потом, какая это будет годовщина ребенка без этих традиционных сладостей? Тем более, это была не просто годовщина, а годовщина нашего первого внука… Но я не стала возмущаться, а как можно спокойней и приветливей – я все-таки артистка по профессии – стала убеждать их, что это традиционные блюда, предназначенные для празднования первой годовщины ребенка, что только при наличии этих блюд на  праздничном столе судьба ребенка будет счастливой.

Да, наша собеседница – та самая Свира Ким, которая многие годы блистала на сценических площадках Ташкента и Ферганы, Самарканда и Нукуса, Алма-Аты и Сахалина, Москвы и Ростова, и многих других городов нашей республики и всего бывшего Союза, радовала нас своим чарующим вокальным дарованием.

Но так распорядилась судьба, что две ее дочери – Оксана и Олеся, которых она вырастила со своим мужем Феликсом, оказались в далекой Америке. Там они вышли замуж, у них появились свои дети. Свира с мужем решили, что уж на годовщину своего первого внука они должны поехать обязательно. И вот такой случай произошел в аэропорту имени Джона Кеннеди.

– Наверное, я говорила так горячо и убедительно, что таможенник, в конце концов, сдался и махнул рукой, – продолжает свой рассказ Свира Ким.  Дочери мои были поражены,  что я все-таки смогла провезти корейские сладости через американскую таможню, где редко кому делают  такие поблажки. Я же была рада, ведь для дочерей они как воспоминания детства на узбекской земле, а для внука – как напутствие, как пожелание счастья от родины его родителей, от дедушки с бабушкой…

Да, я стала бабушкой… Конечно, грустно замечать, как летят годы.   Но это светлая грусть. Внуки, а их у нас с Феликсом уже четверо, приносят столько радости, столько счастья, что невольно забываешь о своем возрасте.

Годовщину ребенка справили в семейном кругу. Были и немногочисленные гости – корейцы из бывшего Союза, перехавшие в США по GreenCard.

Это не первая поездка в Америку. Впервые я попала туда в составе корейского ансамбля «Ченчун», которым руководил  тогда  ныне покойный Петр Григорьевич Тин. Мы пробыли две недели, дали концерты в Нью-Йорке и Филадельфии. Но тогда у меня и в мыслях не было, что когда-нибудь я буду жить в этой стране. Для меня Узбекистан был и останется настоящей родиной. Здесь прошла вся моя жизнь, здесь я встретила свою любовь, здесь мои друзья, родные, почитатели моих песен.

Из справочника «Корейцы Узбекистана. Кто есть кто» (Б. Ким, Сеул, 1999):

КИМ СВИРА – популярная певица (лирическое сопрано), солистка ансамбля “Ченчун”. Родилась в 1952 г. в Нижнечирчикском районе Ташкентской области. Выпускница Наманганского музыкального училища (1975), по окончании которого работала в корейском ансамбле “Каягым” (после слияния с ансамблем “Ченчун” колхоза “Политотдел”  объединенный коллектив носит название “Ченчун”) Узгосфилармонии. В репертуаре Ким Свиры – корейские, русские, узбекские народные и современные эстрадные песни.

Свира начинала свою артистическую деятельность в Алма-Ате, куда она поехала в 1969 годуи поступила в школу драматического искусства. Ее наставниками были замечательные мастера театра и эстрады: народные артисты Казахстана Ли Хам Дек, Ким Бон До, Владимир Ким, а также Софья Пак, Майя Пак, Георгий Сон и Ким Хон Нюр. Во время учебы она даже принимала участие в спектакле «Кремлевские ворота».

Нельзя сказать, что Свира с детства бредила сценой, хотя она поет с тех пор, как помнит себя. Она мечтала стать и врачом, и юристом. Поиски своего «я» не ограничивались театральными подмостками.

– Даже ездила в Москву поступать в медицинский институт, – вспоминает Свира Ким. – Правда, без особого успеха. Наверное, все-таки во мне преобладало творческое начало, чем научное. В конечном счете, я вернулась на сцену, но уже в качестве эстрадной певицы.

Свира поступила в Наманганское музыкальное училище. На выпускном  экзамене исполнила арию из оперы «Чио-Чио-сан»… Оценкой экзаменаторов стало направление ее на дальнейшую учебу в Ташкентскую государственную консерваторию.

В Ташкенте уже были осведомлены о талантливой выпускнице Наманганского музучилища. Особенно ее ждал худрук корейского ансамбля «Каягым», чтобы пригласить в свой коллектив.  Свира, не колеблясь, согласилась, хотя понимала, что ей придется много чему переучиваться. Ведь корейские мелодии по своей тональности сильно отличаются от русских и европейских, которым, в основном, обучали в училище. Но Свира сумела за короткий срок выучить несколько новых песен и  вскоре  вошла в число ведущих артистов ансамбля.

Первым и очень серьезным испытанием стали гастроли по острову  Сахалин, где проживает достаточно многочисленная корейская диаспора. Как известно, южная часть острова до 1945 года числилась за Японией, власти которой   завозили сюда рабсилу из Кореи. Поэтому, в отличие от нас, материковых коре сарам,  сахалинские корейцы  хорошо знают родной язык. Тем более, что   на острове  школы на корейском языке существовали аж до 1964 года.

Так что, худрук  Григорий Петрович Ким  был прав,  предупреждая, что сахалинские корейцы очень взыскательно отнесутся ко всему, что будет касаться национального музыкального искусства. И Свира сильно волновалась перед первым выступлением. К ее облегчению, публика тепло приняла молодую певицу: Свиру даже отметили в местной прессе. Эти гастроли  придали ей уверенность, укрепили желание стать профессиональной певицей. Тогда же она впервые ощутила чувство сопричастности к корейской национальной культуре, гордости на нее. На Сахалине Свира Ким пополнила свой репертуар новыми корейскими песнями, которые можно было услышать по японскому или южнокорейскому радио. Местные корейцы записывали эти песни на магнитофон…

В советские времена эстрада тоже считалась одним из важнейших звеньев пропаганды, а потому репертуар контролировался достаточно жестко. И можно только догадываться, сколько пережила Свира, а вместе с ней и руководитель ансамбля, когда они отважились включить в свой репертуар южнокорейские песни.

С ансамблем «Каягым» Свиру связывают самые светлые воспоминания. Здесь она почувствовала терпкий вкус славы и популярности. Но, главное, здесь она встретила свою любовь. Будущий супруг Феликс Ким работал в ансамбле звукорежиссером.  То была, как говорится, любовь с первого взгляда. С тем пор прошло почти четыре десятилетия, и по-прежнему они так же трепетно и нежно относятся друг к другу.  У них трое детей. Дочери Оксана (с супругом Арсением и сыном Арсением-младшим) и Олеся (с супругом Жаком и двумя сыновьями – Филиппом и Кайем) живут в Америке, сын Олег (с супругой Наргизой и дочерью Алисой) – в Ташкенте.

– Конечно, родителям всегда хочется  быть рядом с детьми, внуками. И когда им понадобилась наша помощь – некому было за малышами присматривать –  мы, не раздумывая,  бросили все и поехали к ним, – вспоминает Свира Ким. – Жизнь в Америке стоит недешево, поэтому решили тоже чем-то заняться. Об эстрадной деятельности и не думали. Зато и я, и Феликс умеем вкусно готовить. Во всяком случае, и наши друзья, и приятели наших детей всегда восхищались приготовленными нами блюдами, и мы решились открыть небольшое кафе.  Сказано – сделано. Не стану говорить об организационной стороне  – было много проблем. Самым легким из них оказалось получение лицензии.

Кафе открыто, и что же  мы предлагаем посетителям?  Конечно же, узбекский плов. У меня также хорошо получается  «куксу», салат «морковь-ча». Посетителям понравились наши блюда, и вскоре к нам зачастили люди, и не только русскоязычные эмигранты, но и местные американцы.

Но в мире конкуренции нельзя останавливаться на достигнутом: меню  надо постоянно обновлять, добавлять новые, причем желательно необычные для здешних мест блюда. Так у нас родилась идея готовить татарский «чак-чак», который вскоре стал  коронным блюдом  нашего небольшого, но уютного  кафе под названием HoneyBakery.

Мы постоянно участвуем в различных фестивалях, которые организуют городские власти. Стараемся как можно лучше представить на них наши фирменные блюда: ведь каждый успех прибавляет нам покупателей и клиентов.

Однажды на детском фестивале муж, как заправский «ошпаз»,  готовил на костре плов в огромном казане, который мы специально привезли в Америку. Вокруг нас собралась толпа зрителей, многие  спрашивали рецепт и терпеливо ждали, когда будет готово. Феликс превзошел самого себя, плов оказался действительно восхитительным. Все едоки остались довольны, а мы шутили между собой, что же запомнится  участникам больше –  наш плов или фестиваль?

Два года как мы занимаемся этим бизнесом.  Дети помогают нам по мере своих возможностей. Кстати, муж старшей дочери Оксаны – Арсений Попов – китаевед, кандидат исторических наук. Сама Оксана окончила Московский иняз и занимается дизайном квартир и жилых помещений.

Младшая дочь Олеся преподает  йогу, а ее супруг Джейсон Жак  занят в сфере организации выставок по керамике.

В самом известном районе Нью-Йорка – Бруклине находится церковь, где службу ведет пастор Леонид, наш узбекистанский. Прихожане церкви почти все русскоязычные. И мы туда ходим. Иногда в церкви меня просят спеть что-нибудь. Пою также на семейных торжествах. Если среди гостей есть американцы южнокорейского происхождения, обязательно удивляются тому,  что мы  смогли на таком уровне сохранить родной язык, национальную культуру. В те мгновения я гордилась своим Узбекистаном, своей школой, своими учителями…

Не скрою, очень тоскую по родному городу, родным, друзьям. В Ташкент меня тянет, и не только потому, что здесь блистала на сцене, но еще и потому, что здесь живет сын Олег. Он частный предприниматель, а вот его супруга Наргиза  неплохо проявляет  себя в качестве фотографа.

Прилетев в Ташкент, очень обрадовалась возможности принять участие в концертной программе, посвященной 22-й годовщине Независимости Узбекистана и корейскому празднику «Чусок».

Во время выступления слезы радости от встречи с земляками застилали глаза, мешали петь, но мне удалось справиться с собой и не подвести ожидания слушателей.Я была счастлива, что  многие не забыли меня, и надеюсь, что впереди еще будут новые встречи.

Свира Ким с мужем Феликсом на фоне залива Гудзон.

Свира Ким с мужем Феликсом на фоне залива Гудзон.

Свира Ким с внучатами

Свира Ким с внучатами

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.