Владимир Ли. Моя судьба. Глава 2. Из дневниковой записи пенсионера

Владимир Ли 001

ГЛАВА 2. ИЗ ДНЕВНИКОВОЙ ЗАПИСИ ПЕНСИОНЕРА.

К большому сожалению, на этом месте запись автобиографии прервалась на четыре года. А ведь моя жизнь в столице, в сердце России была наполнена многими событиями, историями, поездками, встречами и знакомствами с интересными людьми. Дальнейшее описание моей жизни в России теперь будет производиться в форме дневниковой записи.

Первая запись была сделана через год, с которой хочу поделиться с моим читателем. Пожалуй, будет правильным, если дневниковую запись за август-сентябрь 2014 г. я озаглавлю:

ЖИЗНЬ ПОСЛЕ…

В предрассветную рань наступившего летнего дня проснулся я от странного ощущения, будто на меня смотрит жена, которая почти год назад ушла в мир вечности. Почему-то Фрида и раньше любила смотреть, как я сплю. При этом говорила, что каждый раз я сплю по-разному и показывала, как это выглядит. Было смешно и мы от души смеялись вместе.

Владимир Ли 007
Правда, на сей раз это был сон. Фрида, стоя у моих ног, молчаливо смотрела на меня долго-долго. Надо сказать, что впервые за последний год увидел её так близко и ясно. Она и ранее несколько раз снилась мне, но невозможно было разобрать очертания лица, словно не она сама, а её тень приближалась ко мне и что-то говорила. А тут, точно живая предстала передо мной, я даже смог разглядеть родинку над правым глазом. Вначале было как-то не по себе, но потом даже обрадовался. И подумал: надо же, жена-то, оказывается, жива и никуда не ушла, ни в какую вечность. Когда проснулся окончательно, понял, что это был всего лишь сон, и меня чуточку обуяла грусть-тоска. Лёжа в постели размышлял, к чему бы это? Кто разгадает мой ночной сон? Но тут меня осенило, ведь скоро годовщина её смерти. Помню, ещё в детстве слышал от старших, что если приснился кто-то из ушедших в мир иной, то просто он напоминает о себе и скором поминовении. Может это так, а может и не так, каждый волен трактовать сон на свой лад.

Тем временем рассвет осветил внутреннее убранство комнаты и фотографии на стене. Вставать не хотелось, электронные часы высвечивали московское время без четверти шесть. Рано. А вновь уснуть вряд ли получится, тем более, что из уголков памяти разом нахлынули узелки воспоминаний с мельчайшими подробностями, картины моей жизни уже без Фриды. Картина, как цветная мозаика, получалась весьма пестрой, составленной из множества событий, встреч и новостей бытового свойства, которые случались за это время в моей одинокой жизни. С той поры, как не стало жены, моя жизнь навсегда разделилась на «до» и «после». Вот и хочется поразмышлять о жизни «после». Год тринадцатый, который встречала моя семья с большой надеждой и верой на лучшее, оказался горестным.

Правда, на память у нас осталась хорошая семейная фотография – работа, выполненная старшей внучкой Марией через час после наступления Нового 2014 года. Она висит на стенах квартир и домов, запечатлённых на ней родственников на самом видном месте. Я часто подхожу к стене и внимательно рассматриваю на фотографии всех членов семьи, каждого по отдельности, а их ни много ни мало, целых десять, не считая, собачки породы йоркширский терьер, с царственной кличкой «Цезарий Френд», так по паспорту, а в быту мы кличем просто и ласково «Цезарик». Собачка этой породы–супер! Умница. Всё понимает, только говорить не умеет. Подруга Наташи, одноклассница Инна Ким из Питера подарила моему внуку Максиму, на 14-летие. Если эта порода собак живет в среднем от 13 до 16 лет, то Цезарик будет сопровождать Максима по жизни почти до 30 лет. Здорово! Дети Максима, возможно, будут играть с Цезарькой.

… Каждый раз, рассматривая фото, обращаю внимание на то, что у всех жизнерадостная улыбка хорошего настроения, а у жены какое-то тревожно-обречённое выражение лица. Хотя на тот момент она не жаловалась на свое здоровье. Может быть, мне просто, кажется? Хорошо бы показать фото специалисту, как там их называют, кто даёт характеристику по фотоснимку – физиономист? При случае, надо показать. Эта фотография с годами для меня становится все дороже и дороже по одной простой причине, подобного снимка у нас больше никогда не будет. Да и Катиной семьи уже нет в Москве. Когда мы сможем собраться всей семьёй? Ответа нет.
Год четырнадцатый встречали уже без бабули и каждая семья по отдельности, соответственно отсутствует и семейная фотография. Жалко. Для меня этот год – обычный, все идёт своим чередом, но вместе с тем он и необычный. По большому счёту, год проходит под знаком юбилейной даты, 150-летия добровольного переселения корейцев в Россию. Это большое событие не только для российских, но и всех корейцев, проживающих в странах СНГ. Ведь все советские корейцы до 1937 года поселялись, рождались и жили компактно на российском Дальнем Востоке. В этой связи могу сказать, что у наших корейцев одна общая судьба. О моём участии в мероприятиях, проведённых в Москве в связи с этой датой, разговор по ходу чуть впереди. Пока же хочу сказать, что у меня в нынешнем году, как бы, нарушился общий ритм жизни и распорядок дня тоже. Прежде всего, прекратились ежемесячные хождения по аптекам и поликлиникам, а также внеплановые приёмы у врача. Всё ещё случается, что где-то в пути привычно оглядываюсь назад, в поисках взглядом своей ночини, и не нахожу её, как обычно бывало, идущую рядом или чуть позади, со смешной, заваливающейся походкой и неизменной клюшкой в левой руке (она левша), с чёрной сумкой со всякой мелочью через плечо. «Ночини», т.е. старушка, так мило начал называть её, как только стала она в третий раз бабушкой. Вначале обижалась, а внуки смеялись, но очень скоро она привыкла к такому обращению и легко отзывалась на него. Хочу добавить, что меня Фрида стала называть «дедом» задолго до того, когда я назвал её ночини. Очень жаль, что сейчас уже не слышу её постоянный зов: «Дед, а дед!» Или обращение с вопросом: «Да, деда?!» К моему большому огорчению, теперь чаще приходится садиться за обеденный стол одному. Помню, как-то наш отец говорил, что самый несчастный человек на свете тот, кто в старости на столе видит всего одну ложку, имея в виду, что одиночество-это несчастье. Очень тонкое размышление о превратностях человеческой судьбы.

Нынче опять поехал в санаторий один, хотя жена зимой прошлого года планировала на этот год поездку со мной в Ессентуки, в санаторий «Виктория». Раньше она отказывалась от такого путешествия, боясь горных вершин Кавказа из-за своей гипертонической болезни. А я узнал, что гипертоники на Кавказе лечатся и отдыхают, набираются сил. В санатории отдохнул хорошо, на экскурсии никуда не ездил, поскольку в предыдущие годы посмотрел почти все чудные места того региона. Там есть, что посмотреть. Очень красивая природа, изумительный воздух.

В течение всего года мои друзья часто звали меня к себе в гости, чтобы я не скучал и не грустил в одиночестве в осиротевшей квартире. Особенно старались Яков с Тамарой, они практически ежедневно звонили мне, спрашивали, где я нахожусь, как себя чувствую, чем занимаюсь, и обязательным приглашением на обед. Безусловно, благодарен Моисею Ирбемовичу Киму, советнику президента Общероссийского объединения корейцев и заместителю главного редактора «Российские корейцы», который, понимая мое моральное состояние, часто звонил и предлагал посетить те или иные мероприятия, проводимые в рамках Плана юбилейных мероприятий, посвященных 150-летию добровольного переселения корейцев в Россию. Мне в первую очередь давал билеты и приглашения на разные концерты и культурно-массовые мероприятия. На некоторых мероприятиях выступал мой внук Максим, он исполнял песни на русском и корейском языках. Зрители тепло принимали каждое его выступление.

Далее хочу рассказать о моём недавнем знакомстве с известным русским писателем Анатолием Кимом. Представился хороший повод для этого: надо было заручиться согласием писателя на то, чтобы использовать его статью в качестве предисловия к нашей книге. Первоначально, я и Моисей Ким были приглашены к нему на дачу в посёлок Переделкино, но обстоятельства потом сложились так, что мы обедали вместе в корейском кафе на 43-м км Московской кольцевой автомобильной дороги. Беседа состоялась в хорошей, дружеской обстановке, много интересного мы услышали от писателя. Анатолий Андреевич интересовался: кто мы, откуда и чем занимаемся? Дело в том, что из нашей компании он знал только Моисея Ирбемовича, который по моей просьбе пригласил писателя с супругой Лилией в это кафе. Я рассказал о моём первом знакомстве с творчеством писателя. Как сейчас помню, это было в конце 70-х годов прошлого века. Однажды, в очередной приезд к родителям в Буку Ташкентской области, дома на небольшой книжной полке среди прочей литературы я обнаружил книгу с красивым названием «Голубой остров». Меня заинтересовал неизвестный мне автор с распространённой корейской фамилией. Никто из родных не мог ответить на мой вопрос, откуда появилась эта книга в нашем доме. Очень скоро прочитал все рассказы, написанные необычным стилем. В последующие годы я с удовольствием прочитал «Соловьиное эхо» и «Нефритовый пояс». Другие произведения этого замечательного писателя мне в руки не попадались, хотя его роман «Отец-лес» изучали студенты Ташкентского государственного педагогического института имени Низами, об этом мне говорил Алексей–младший зять, муж Кати, который в 90-е учился на факультете русского языка и литературы. О том, что когда-нибудь я смогу познакомиться с писателем А. Кимом, даже мечтать не мог. Однако имя запомнил хорошо. Возможно, этому способствовало то обстоятельство, что мой отец незадолго до своей смерти попросил меня разобрать два его чемодана с книгами и предложил взять любые из них, нужные или понравившиеся. До этого я не знал, что у него в чемоданах хранятся книги и, не только. Никогда и никого не допускал к своим вещам, которые находились в его маленькой комнате, поэтому мало кто заходил туда. Оказалось, на то была веская причина. Помню, как в тот же день Рита, моя младшая сестра, выносившая из комнаты отца небольшой сверток, направилась в сторону туалета в дальнем углу нашего большого двора. Тогда я не придал этому особого значения. Только уже после смерти отца Рита рассказала, что тогда папа попросил её незаметно для нас выбросить в выгребную яму туалета… наган. Впоследствии я от мамы узнал, что это был именной наган, который он получил в награду от Председателя ОГПУ В.Р. Менжинского за успешное предотвращение массовой голодовки и возможных беспорядков в Хабаровской тюрьме. В начале 30-х годов отец работал в тюрьме в должности начальника отделения по культурно-воспитательной работе. Он вовремя уволился с этой службы и уничтожил все связанные с ней документы и вещи, поскольку тогда набирали обороты репрессии по отношению к корейцам и не только к ним. На память отец оставил себе только наган, и самое удивительное то, что он смог сохранить его в течение многих лет в тяжелейших условиях насильственного переселения, войны и бесконечных переездов в Казахстане и Узбекистане. Безусловно, отец, уничтожая наградное оружие, которое он столько времени хранил как память о прошлой службе, не хотел, чтобы после его смерти оно оказалось в наших руках, боясь плохих последствий. Как-то я опять отвлекся от основной темы. Так что же я увидел в потаённых уголках отцовских чемоданов? Здесь лежали аккуратно сложенные книги, в основном политическая литература, как-то: несколько томов сочинений И. В. Сталина, его биографический очерк, материалы ряда съездов и пленумов ЦК ВКП (б), речи Генерального прокурора А.Я. Вышинского, Устав и Программа КПСС от 1961 г. и где-то с десяток произведений художественной литературы. Сверху, как помню, лежали книги: Чингиза Айтматова «Материнское поле» и Анатолия Кима «Голубой остров». Тут попутно скажу, что отец был ярым «сталинистом», хотя сам пострадал от режима Сталина. Еще хочу сказать, что среди множества книг выделялся один большой, красиво оформленный фолиант «Календарь колхозника» за 1934 год, где было много интересного и познавательного. Мне хотелось оставить эту книгу себе на память, но, к сожалению, левый нижний угол её был аккуратно изъеден мышью в виде полукруга, от чего календарь имел непрезентабельный вид. Отец в тот же день, помимо прочих своих просьб и указаний, связанных с его будущими похоронами, а он уже был при смерти, завещал положить оба чемодана под гроб в своей могиле. При этом вполне серьёзно заявил, что «там» он будет читать, чтобы не было скучно. Эту просьбу мы выполнили, как и другие предсмертные поручения.

Анатолий Андреевич, внимательно выслушав меня, сказал, что впервые в жизни слышит подобную и весьма необычную историю. Он заключил, что мой отец с небес, через многие годы способствовал нашему знакомству, состоявшегося сегодня. Я ответил, что давно мечтал о такой встрече, и предложил выпить за знакомство. В 1937 г. наши отцы вместе испытали тяготы и унижения насильственного переселения корейских студентов из Владивостока в далекий степной казахстанский город Кзыл-Орда. Это туда было решено перевезти единственный в мире тогда педагогический институт с корейским языком обучения. В самой Корее, в период японской оккупации, обучение во всех учебных заведениях велось на японском языке. Переселению подлежали 554 студента, 88 сотрудников института, не считая членов их семьи. Наши родители учились в этом институте, но на разных факультетах. Конечно, они могли знать друг друга, а возможно, и дружили. Я сказал писателю, что у меня дома есть фотовиньетка выпуска 1938 года, на что он ответил, что у них тоже есть, правда, находится у старшей сестры в Казахстане. Впоследствии, когда я показал фотовиньетку Анатолию Андреевичу, он мгновенно среагировал, отметив, что только надпись другая, т.е. названия факультетов. Его отец окончил факультет русского языка и литературы, а мой-исторический. Вот таким фантастическим образом могут переплетаться судьбы людей и привносить в жизнь каждого, что-то новое и интересное. Действительно, жизнь непредсказуема!

В конце нашей беседы Моисей Ким, мой соавтор-составитель сборника, показал статью писателя «Мы должны стать народом» – из Энциклопедии корейцев России за 2003 год, которую мы хотели использовать с разрешения автора в качестве предисловия к нашему сборнику. Анатолий Андреевич, мимолетно пробежав глазами по статье, сказал, что согласен с нашим предложением, поскольку убежден, что тема актуальна и по сей день. Компания наша была небольшая: писатель с женой Лилией, Моисей Ирбемович, Иннокентий Сергеевич, Лёля Николаевна с Алмалыка и я. Время за дружеской беседой пролетело быстро и ближе к вечеру все разъехались по домам.

В 2014 году 15 июня писатель отметит 75-летие со дня рождения, но юбилейные мероприятия будут проходить в конце сентября и в начале октября в гостиничном комплексе «Корстон» и Культурном Центре при Посольстве Республики Корея. В сентябре предстоит его поездка в Киргизию на приём Президента страны А. Атамбаева. А в начале октября он полетит в Сеул получать из рук Президента Республики Корея Пак Кын Хе высший орден Кореи «Мугунхва». Более 30 книг издано Анатолием Андреевичем, многие его произведения переведены на десятки языков мира. По роману «Белка» идёт постановка спектакля в театре на Малой Бронной в Москве. Есть такой писатель среди корейцев России. Вот кем можно и нужно гордиться!
Самым большим общественно-культурным событием корейцев СНГ явилась организация и проведение автопробега «Россия-Корея-2014» через Казахстан и Среднюю Азию в июле-августе этого года. Усилия были направлены на установление хорошего межкорейского диалога. Участники автопробега впервые в истории на автомобилях пересекли разделяющие две Кореи демаркационную линию на 38-ой параллели. За 40 дней колонна из десятка автомобилей проехала Европейскую часть России, Среднюю Азию, Казахстан, Сибирь, Приморье, КНДР и прибыла в Сеул, преодолев расстояние 15 тыс. км. В Пхеньяне и Сеуле широко отметили праздник освобождения Кореи от японского колониального правления. Герои автопробега приняли участие на этих торжествах. М.И. Ким, участник автопробега, пригласил меня помочь в работе по организации данного проекта. Что мне поручалось? В течение нескольких дней я сидел «на телефоне» и обзванивал приглашенных на праздник гостей, чтобы они подтвердили свое участие на этом торжественном митинге. Кроме работы «на телефоне», с утра, в день праздника я встречал гостей, а затем на митинге слушал речи выступающих и аплодировал им, как мне казалось, громче всех. В тот день, кроме автопробега в офисе Общероссийского объединения корейцев в России была организована прекрасная тематическая фотовыставка, посвященная 130-летию установления дипломатических отношений между Кореей и Россией. Организатором выставки была Жанна Григорьевна Сон, кандидат исторических наук, доцент ВШЭ и советник президента ООК. Затем состоялся фуршет. Он был необычный и очень шикарный по красоте оформления столов и разнообразию деликатесов. В заключительной части большого и важного праздника состоялась презентация Общества «Российско-Корейской Дружбы».

Меня, как члена Московской Ассоциации жертв политических репрессий, в текущем году пригласили на митинги и собрания общественности, посвященные Дню памяти жертв, а также в честь 25-летия создания Ассоциации, которые проходили на площади Лубянка и в Правительстве Москвы. Ассоциация неоднократно выделяла мне билеты на разные концерты и спектакли с последующим вручением подарков в виде продуктового набора. 7-го марта 2014 года принял участие на митинге в поддержку Крыма, который проходил на Васильевском спуске Красной площади. В СМИ тогда прошло сообщение, что в этой акции участвовало более 60 тысяч человек. Кроме этого, 15 августа я был приглашен на прием в посольство Кореи в честь 69-ой годовщины освобождения от японского колониального правления. На собрании общественности был исполнен гимн Республики Корея, посол Кореи в РФ зачитал послание президента Кореи Пак Кын Хе, а затем почтили память жертв оккупации минутой молчания. В завершение мероприятия прозвучал троекратный возглас: «Мансе!» Потом состоялся фуршет.

В июне месяце в Томске проходил Межнациональный форум молодежи Сибири и Дальнего Востока. К этому форуму был приурочен конкурс на лучшее сочинение среди русскоязычных корейских школьников и студентов «Вместе – мы сила!» Как призёры конкурса, мои внучки: Мария, занявшая первое место среди студентов, и Ди-Ён, оказавшаяся на третьем месте среди школьников, были приглашены в Томск для участия в работе форума. Там их наградили дипломами и бронзовой чеховской статуэткой. До 1 октября, ко Дню учителя, готовим издание книги «Россия – Родина моя» о работе форума, где главное место будет отведено сочинениям молодёжи. У Марии и Ди-Ён тогда представилась возможность побывать в гостях у двоюродной бабушки Зои Николаевны Пак, которая живёт в том городе уже лет 50. Она накормила их ужином и ещё дала деньги на карманные расходы. Бабушка интересовалась подробностями проведения форума, затем проводила их в гостиницу.

В этом году сбылась мечта всей нашей семьи: внук Максим (16 лет) направлен на учёбу в Сеул, в колледж Кёнги, который в прошлом году окончил мой старший внук Вова (20 лет). Своё желание учиться в Корее изъявила и внучка Ди-Ён (16 лет). Вместе с Максимом она в этом учебном году успешно окончила 9-й класс школы № 1086. Ди-Ён до самого отъезда участвовала в женском корейском танцевальном ансамбле «Ариран-Русь». Этот коллектив в 2010 году занял первое место на Всероссийском конкурсе среди корейских танцевальных коллективов. Директор Центра развития корейской культуры Алла Александровна Хан очень сожалеет, что Ди-Ён покидает коллектив, но вместе с тем и рада за неё. Среди множества автографов с добрыми пожеланиями от подруг-танцовщиц, на фото-коллаже в большой рамке, подаренной Ди-Ён, есть и такая короткая запись от А.А. Хан: «Ты, явно шедевр! Это у тебя от Бога!! Мы любим и ценим тебя!!!».

Весной текущего года произошло волнительное знакомство, правда, пока виртуальное, с двоюродной сестрой Алевтиной, проживающей в Ташкенте с 80-х годов. Это же надо, столько лет жить рядом и ничего не знать друг о друге?! Конечно, обидно! О том, что в Ташкенте живут дети мадабая (дяди) Федора, родного брата нашей мамы, мы знали, но поскольку не были знакомы с ними и не знали адреса, то и отношений никаких не было. Они туда переехали с Южно-Сахалинска, где прожили более 30 лет, мадабай Федор скончался и похоронен на острове Сахалин. К большому сожалению, в жизненной суете, искать друг друга было некогда. Благодаря Мише Пак с Гатчины, двоюродного брата (наши мамы родные сестры), который и рассказал ей о нашем существовании, вскоре Алевтина вышла на меня, и начались наши общения по телефону, скайпу и электронной почте. Видимо, с возрастом к человеку приходит глубокое осознание того, что родня должна знаться, и потому появляется большой интерес к своим корням, стремление найти родственников, если они где-то есть, чтобы не стать Иванами, родства не помнящими. За очень короткое время мне удалось узнать много про новых родственников. Её папа, Федор Васильевич, работал учителем, долгие годы директорствовал в школах на Сахалине. Аля преподавала историю в школе. Леонид тоже педагог, был журналистом, уже многие годы работает в Олий Мажлисе старшим референтом. Такому интенсивному общению способствует и то, что в Москве учился, а теперь уже работает их единственный сын–Олег Сон. Он окончил Высшую школу экономики, факультет политологии, работает аналитиком в информационном агентстве «Россия сегодня». Олег несколько раз гостил у нас, а в начале августа он познакомился с дядей Мишей из Питера, который приезжал на свадьбу племянника жены Татьяны. Почти целый день общались, фотографировались, а напоследок обменялись телефонами. Всё так было хорошо! А за неделю до этого у меня была в гостях другая двоюродная племянница Асель Ли, внучка тёти Зины, которая жила в Бишкеке. В августе 2009 года мне посчастливилось повидаться с ней впервые. Тётя Зина–младшая сестра моего отца. Про неё я написал в газете «Российские корейцы» после возвращения домой в Москву. В том же году, к сожалению, она скончалась. Преподаватель китайского языка в университете Бишкека, Асель уволилась с работы из-за очень маленькой зарплаты и, оставив 3-летнего сына своей маме, приехала в Москву на заработки. Теперь она работает официанткой в китайском ресторане, где хозяин издевается над работниками, штрафуя по всякому поводу: например, опоздал на работу или присел в рабочее время-штраф 300 руб. Все это он позволяет по причине отсутствия у них российского гражданства. Хочу сказать, что вся семья тёти Зины претерпела полнейшую ассимиляцию: в них больше киргизского, кроме фамилий и частично внешнего вида, ничего корейского не осталось. Тётя Зина оставила после себя большое потомство: двух сыновей, пятерых внуков и трёх правнуков.

Самым важным событием этого года явился переезд семьи моей младшей дочери Кати, состоящей из 4-х человек из Москвы в Корею, в город Кванджу на постоянное место жительства. Во всяком случае, жить будут там, пока дети не получат образование. Катя при очередном посещении корейского кладбища 2 июня 2014 года, на праздник «Тано», просила у своей мамы разрешения и благословения на выезд за границу в связи с учёбой детей. Ещё попросила прощения за то, что не сможет присутствовать на поминовении в первую годовщину, которая состоится 26 сентября 2014 года, но пообещала приехать обязательно на следующий год.
Здесь считаю уместным сказать, что по традиции корейцев СНГ посещать могилы усопших родственников в любое время года не рекомендуется. Для этого обряда существуют определённые дни, когда можно приходить на кладбище, обязательным же считается посещение этого места в дни поминовения в первые три года, а также в дни народных праздников, как, например: «Хансик», «Тано» и «Чусок». Допускается посещение могилы в день рождения усопшего или в какую-то юбилейную дату. Хочу сказать несколько слов о народных праздниках.

Праздник «Хансик» отмечается 5, редко 4 апреля (105-й день после зимнего солнцестояния с 22-23 декабря) и входит в тройку самых важных событий года в жизни корейского народа. Его называют «Днём холодной пищи», так как в это время не принято было готовить пищу на огне. В Корее, 5 апреля–это ещё и день посадки деревьев, проводят уборку в парках, скверах и бульварах. А корейцы СНГ праздник «Хансик» отмечают, как день памяти предков и усопших родителей.

Летний праздник «Тано», это 5-й день 5-го месяца по лунному календарю. Праздник означает приход лета и отмечается после завершения весенних полевых работ. Люди празднуют его с прекрасным настроением и надеждой на хороший урожай. Это время, когда начинают созревать фрукты. В Корее в дни этого праздника проводятся различные фестивали, массовые гуляния в скверах, в парках и люди ходят в гости друг к другу. У корейцев СНГ стало традицией в этот день посещать могилы усопших родственников, если они умерли не так давно.

Праздник «Чусок» (15-й день, 8-го лунного месяца) – один из главных праздников у корейцев. Само слово «Чусок» переводится, как «Осенний вечер». Это праздник сбора урожая и поминовения предков, празднуют его осенью. Люди посещают друзей и родных, делают подарки. Традиционно в этот день готовят пищу из урожая нового сезона. «Чусок» – своеобразный День благодарения. Корейцы СНГ в этот день стараются посетить могилы недавно усопших родственников.

Ещё одно приятное событие произошло в моей жизни, о котором нельзя умолчать. Вначале 2014 года по рекомендации Валентина Сергеевича Чена, главного редактора газеты «Российские корейцы», и его заместителя Моисея Ирбемовича Кима, меня приняли в Союз журналистов России. К этому меня сподвигла Фрида, которая просила не отказываться от предложений Моисея Ирбемовича, ведь поначалу я не принял этого предложения по причине возраста и отсутствия у меня профессии журналиста. После повторного предложения моих коллег я написал заявление, и вскоре меня приняли в Союз. При вручении удостоверения в Доме Национальностей Председатель Союза журналистов России В. Богданов спросил: «Фамилия Ли переводится, как Путин?» На что ответил: «Да!» В общем, это своеобразный итог моих устремлений, а скорее хобби, писать, о чём или о ком-либо в газету еще с той поры, когда жил в Узбекистане.
Могу считать важным событием в личной жизни этого года и моё участие в поиске среди знакомых и друзей кандидатов на включение в энциклопедический сборник КОРЕ САРАМ, издаваемого в честь 150-летия проживания корейцев в России. Эта большая работа ведётся с начала 2013 года под руководством В.С. Чена. Могу порадоваться таким фактом, как включение в этот сборник меня и внука Максима – солиста Большого детского хора (2007-2011 г.) Многие люди отказывались от этого проекта по разным причинам. Большинство полагали, что они ничего не сделали такого значительного, чтобы попасть в энциклопедию. Считаю, что это ложная скромность. Мы им объясняли, что не только великие или известные люди включаются в список, а персоналии любого ранга, поскольку энциклопедия на то и энциклопедия, что показывает большой срез общества и людей за большой период жизни наших соплеменников в России. Это свободный открытый проект для широкой публики. Поэтому книга будет называться «Коре сарам», а не «Энциклопедия известных людей». К концу этого года, а может быть, и раньше, мы увидим прекрасную книгу не только о персоналиях, но и интересные статьи, очерки, рассказы об обычаях, традициях корейцев и еще многое другое, что будет представлять интерес для большого круга читателей. Безусловно, есть и другие новости, события, но, поскольку они менее значимы, считаю нецелесообразным говорить или писать о них.

…Вновь и вновь возвращаюсь к последним дням жизни Фриды Васильевны. Нет, это вовсе не грех, что не могу забыть её. Я отпустил её давно. Однако мысли и дума о ней пока занимают значительное место в моей памяти, душе и сердце. Помню, как наблюдавший её врач-эндокринолог Косаримова неоднократно говорила, что надо обязательно пройти плановое лечение в стационаре. Соглашаясь с врачом, Фрида просила направить её в больницу только после 12 июня – праздника Дня России. Она очень хотела попасть на ежегодный Фестиваль корейской культуры. Живя в Москве, Фрида ни разу не пропустила это мероприятие, проводимое ежегодно на стадионе ЦСКА. Этот праздник ей очень нравился. Случилось так, что для неё это был последний в жизни фестиваль. На первом для себя Фестивале корейской культуры она получила приз за исполнение песни – наручные часы, которыми она гордилась и при случае показывала всем. После праздника она лечилась в больнице дней десять. А во второй раз, в сентябре месяце, когда ей стало совсем плохо, упорно отказывалась от госпитализации, говоря, что улучшения здоровья не было после июньского лечения. Только после долгих уговоров врача и медсестры скорой помощи, она нехотя согласилась. Собирая маму в больницу, Катя быстро приготовила необходимые ей вещи. С трудом передвигаясь на ослабевших ногах, Фрида сама вышла из дому, отказавшись от услуги кресла-носилки. Едва переступив порог своей квартиры, где прожила счастливо ровно шесть лет, она очень тихим голосом произнесла: «Обратно сюда уже не вернусь». Катя её успокаивала, уверяя, что всё будет хорошо. Ранее, как бы сильно Фрида не болела, подобных слов не произносила. Сказанные почти шёпотом слова зацепили меня за живое, впервые я ощутил сильную тревогу за её здоровье и жизнь. Фактически её слова были пророческими: жить оставалось Фриде всего несколько дней, а точнее девять дней. Не зря люди говорят, что каждый человек чувствует свой конец.
В самые трудные для нас дни, когда Фрида была в очень тяжёлом состоянии, рядом с ней находился её брат Николай Васильевич, который прилетел из города Тараз (Казахстан). Находясь рядом, он всячески стремился облегчить боль и страдание родного человека. Постоянно пытался то ложкой, то медицинским шприцем кормить бульоном сильно ослабевшую и физически истощённую сестру, наверняка вспоминая свои детские годы, когда старшая сестра Фрида заботливо опекала его в детском доме, куда он попал с ней в пятилетнем возрасте. Фрида часто вспоминала трудные годы детства, за что Николай нередко делал ей замечания, говоря, что не надо так долго держать в памяти негатив той поры, который может медленно разрушать здоровье. Он, врач-терапевт с большим опытом работы в медицине, зная, что трагический финал в скором времени неминуем, всё равно жил надеждой на лучшее. Очень хотел верить, что сестра встанет на ноги. Уже после её смерти, в ответ на мои сомнения, может, врачи не так лечили или чего-то недоглядели, а может, мы виноваты в чём-то, он сказал, что нет спасения от её болезней. Диагноз, который поставил консилиум врачей, «тромбоз» и «бессимптомный инфаркт», как приговор: эти болезни пока не лечатся. Это были его слова и, я ему, как опытному врачу поверил. А ведь, кроме этого у Фриды был ещё целый букет хронических заболеваний, а основная болезнь: сахарный диабет, постепенно разрушавший все органы. По этой болезни ещё 10 лет назад ВТЭК ей определила вторую группу инвалидности. От грустного перейти бы к позитивному. Да, хочу сказать, что Фрида по жизни всегда любила петь. Самое поразительное то, что в один из кризисных дней, когда уже теряла сознание, даже не отвечала на вопросы врача, она, закрыв глаза, пыталась напевать мелодию песни «Фонари». Мы с Николаем сидели около её кровати и в недоумении, затаив дыхание, стали прислушиваться. При этом врачи и медсестра были свидетелями данного факта. Более того, врач сама первой сказала: «Она же у вас, поёт!» Конечно, мы были поражены, как больной человек, который не говорил уже несколько дней, может озвучивать мелодию?! Я полагаю, что эта мелодия, напетая тихо и невнятно, была прощальным аккордом или заупокойной мессой, а точнее, песнопением самой себе. Небезынтересен такой факт из нашей совместной жизни, о чём хотелось бы поведать. В июле 1965 года я жил в общежитии Самаркандского государственного университета вместе с тремя заочниками третьего курса. Тогда я познакомился с Фридой. А знакомство состоялось в простой будничной обстановке. Один из заочников, тоже Владимир, позвал девочек-абитуриенток со второго этажа пить чай, когда они дали ему электролампу взамен перегоревшей у нас в комнате. Девочки приглашение приняли и пришли втроём, среди них была и Фрида. Во время чаепития её подруга Надя Нерозник сказала, что Фрида хорошо поёт, ребята тут же попросили её что-нибудь спеть. Она, как я помню, исполнила популярную в то время песню Жанна Татляна «Фонари». Эта была её самая любимая песня. Здесь я усматриваю какую-то мистическую связь между началом и концом наших отношений. Разве не мистика, начать знакомство и закончить совместную жизнь одной и той же песней, которую она исполняла множество раз в продолжение всей своей жизни по разным случаям?

Самым чудесным образом, утром 21 сентября к ней вернулось сознание, она всех стала узнавать и потихоньку разговаривать. А на следующий день даже смогла поздравить внука Максима с днём рождения и обняла его. Видимо, эти три дня, даны были ей Всевышним, чтобы в ясном уме и трезвом сознании она смогла попрощаться со своими близкими родными и любимыми. Так оно и случилось, кто был рядом с ней, каждого обнимала и находила какие-то важные для него слова. К сожалению, только с внуком Вовой не удалось попрощаться: он находился в то время на учебе в Сеуле. Самым большим признанием в любви ко мне, могу считать слова, сказанные ею в последний день, т.е. 23 сентября, когда она ещё пребывала в сознании. Всего восемь слов смогла она произнести чётко и ясно, на вопрос своего брата Николая: «Фрида, кто это сидит рядом с тобой?» Она, окинув взглядом на меня, с лёгкой улыбкой произнесла: «Это мой самый дорогой человек и наш любимый дед!» После чего попыталась погладить меня по лицу своей ослабевшей рукой. Нельзя было не поверить в искренность слов, сказанных человеком, находящимся у самой кромки жизни. Я взял левую ладошку её руки в свои ладони, чтобы согреть пальцы, как это делал раньше. Конечности её рук и ног всегда были ледяными, врачи говорили, что это бывает от плохого кровообращения. На сей раз, Фрида не чувствовала тепла моих рук, в какое-то мгновенье её холодная рука тихо скользнула из рук моих, казалось, в века. Неожиданно сильно защемило моё сердце, впервые я испытал свою безысходность из-за того, что ничем не могу помочь. Сомкнув глаза, она их больше не смогла открыть. Смертельно больная, она успела попрощаться с нами, и к концу третьего дня вторично ушла в беспамятство. Врачи поздно вечером перевели её опять в реанимацию. В ожидании чуда прошло двое суток, но так и, не приходя в сознание, в реанимационной палате городской клинической больницы № 67 г. Москвы 26 сентября в 11 часов утра Фрида Васильевна Югай тихо ушла в вечность. Но мы этого ещё не знали. В это время мы с Николаем на городском автобусе спешили к ней в больницу. Врач по телефону сообщил мне, что Фрида Васильевна скончалась тридцать минут назад, ехать в больницу не надо. Посоветовал приехать завтра сразу в морг с одеждой и паспортом.

В то хмурое утро мне казалось, что мир перевернулся. Тяжёлый ком в горле не давал мне дышать, я задыхался. Меня моментально охватил озноб, трясло всё тело. Бледно-жёлтое солнце, окружённое широким черным ободком, выглянуло из-за тёмных облаков и не могло согреть мою обмякшую душу и тело. С космической скоростью, пока мы ехали обратно в метро, пролетела перед глазами и в мыслях вся наша совместная жизнь длиной почти в полвека. Слёзы сами текли по щекам, я не замечал людей вокруг себя в огромном городе: мои думы были только о ней. Вот был человек, была любовь и рутина, праздники и будни, дети и внуки, заботы и всяческие решения проблем вдвоём, дожди и снега, и всё что называется: «Жизнь вдвоём, одной судьбой…»

У каждого своё время, свой век, а всё равно жаль, что не нажилась она, не спела свою лучшую песню. Ушла раньше времени. Не успела насладиться вдоволь счастьем, которое навалилось на её жизнь, как большая охапка только что скошенного, благоухающего сена, нет, как огромные стога на необъятных российских полях в образе своих детей и внуков, родных и друзей, на широких плечах мужа, которых любила больше всех на свете, даже больше чем себя. Как она хотела отпраздновать нашу «золотую» свадьбу, а как мечтала видеть свадьбу своих внуков, понянчить правнуков?! Эх, чуть-чуть не дотянула, не было мочи. Но есть твёрдое убеждение, что жизнь прожили не зря: всё, что хотели, сделали. Сначала вдвоём, затем все вместе. Самое главное, ещё при жизни мы смогли простить друг друга за нанесённые обиды и ошибки, которые мешали нам жить спокойно и более счастливо. Я благодарен ей за наших прекрасных детей и внуков. В момент последнего прощания на кладбище, я просил её простить меня за то, что она уходит, а я остаюсь. Хотя Фрида всегда хотела, чтобы случилось именно так.

В моей благодарной памяти навсегда сохранится то, как в самые трудные дни в моей жизни, облачённый в траур, я принимал от друзей и родных соболезнования. Эти люди сразу отозвались на беду и протянули руку помощи, я не могу не назвать имена близких друзей, как: Игорь, Яков, Иннокентий с их жёнами и других. Не считаясь со временем и расстояниями, оставив свои дела, прилетели, чтобы поддержать нас, мой младший брат Алексей из Ростова, сестра Рита из Саратова, племянник Саша из Калининграда, подруга Наташи, Инна Ким из Питера.

Отдельное спасибо другу из Алмалыка Владимиру Михеевичу Киму, который в те дни отдыхал и лечился в санатории Подмосковья. После моего звонка он сразу приехал ко мне и четыре дня находился у нас, помогая в проведении церемониальных мероприятий согласно нашим обычаям. Большую моральную поддержку, неожиданно для меня, оказали наши однокурсники, живущие в разных городах и странах, которые узнали о кончине от нашего друга Марата с Украины и по интернету выразили соболезнования со словами поддержки. Звонили и писали СМС Неля Пак из Подмосковья, Петр Майданюк с Твери, Роза Фахрутдинова с Ижевска, Софья Назарова (Вайсблат) с Америки, Нина Лагузина с Украины, Марат Юсипов с Донецка и многие другие. Кроме них – московские друзья и знакомые, которые пришли вечером на поминки. Эта искренняя поддержка помогала и продолжает помогать нам, легче пережить боль потери близкого человека. Это правда, что живым – жить, а ушедшим: Царствие Небесное! Да, жизнь продолжается. Есть дети, есть внуки: наше продолжение и наше лучшее отражение. Вот почему вопрос: «Стоит ли жить?» звучит нелепо. Жить надо во имя жизни, жить надо, если ты нужен близким, друзьям и родным, жить надо всегда! Сейчас живу мечтой одной: этой осенью съездить на свою историческую родину–Корею, где никогда еще не приходилось быть. Посмотрю страну, повидаюсь со своими детьми, внуками, племянниками.

Так сколько же можно лежать? Смотрю на часы, а они показывали начало восьмого. Давно пора вставать да размять кости, надо шевелиться, нужна зарядка, необходимо обливаться. Да и кашу сварить на завтрак. В последнее время полюбилась мне каша рисовая, овсянка, а также и комбинированная, т.е. рис с овсянкой. Обязательно на молоке, да с маслицем сливочным, желательно топлёным! Правда, за такие слова телеведущая Елена Малышева мне поставила бы «двойку»! А я вот люблю и ем то, что просит мой организм. Я верю и доверяю только себе. Всех слушать, что вредно, а что полезно, то жить невозможно, может лучше, прямо в гроб! Звонок? Да, это телефон… Кто же беспокоит в такую рань пенсионера? Жизнь продолжается и после… Скоро наступит Новый 2015 год, а следом в старый новый год приму в объятья смешную дату в виде двух овальных цифирь-69, которые в зеркальном отражение мигать мне будут предтечу круглой даты – семь ноль в мою пользу. Вот так летит время, а может просто, мы сами мчимся так, за временем?! Кто знает.

P.S. Очень печальную весть сообщила нам по телефону 10 сентября 2014 года племянница Ава из Ташкента. В Алмалыке, на 61-ом году жизни скончалась моя младшая сестра Алла. После смерти двух сыновей, считай, не было у неё нормальной жизни. Даже представить себе трудно, как можно жить после такой трагедии. Разведясь с мужем Яшей, одна поднимала на ноги двух малолетних детей. Много лет работала воспитательницей в детском саду в Буке. В середине 90-х годов по моему совету она с детьми переехала в Алмалык. Старший сын Евгений женился на русской девушке Наташе и у них родился Максим. А Юра дружил с девушкой, но не успел жениться. Вечером 26 ноября 2006 года в Ташкенте, его смертельно сбила машина марки «Дамас», а через четыре месяца, 7 апреля 2007 умер Женя от рака желудка. За такой короткий промежуток времени похоронить двух взрослых детей и жить постоянной думой о них! Какой организм выдержит такую боль и напряжение? Вот и всякие болезни стали одолевать её. С множеством разных болезней жила она последние годы, а умерла она от цирроза печени. Единственной отрадой после потери своих сыновей в её жизни был внук Максим. Он был её отдушиной в несправедливом мире, наступившем, с утерей детей, мраке вокруг и бессилии в глухом одиночестве. В своей беспросветной жизни Алла, теперь видела смысл лишь в том, чтобы вывести в люди единственного родного человечка, живущего рядом с ней. Чтобы ему досталось всё, что не досталось её любимым детям, ради которых отдала себя всю без остатка. Бабуле, казалось, что её внук самый умный и красивый, наделённый талантом ещё и певца. Она водила его во Дворец металлургов, а затем записала в вокальное отделение городской музыкальной школы. Мечтала, чтобы он учился в Ташкентском музыкальном училище. Она чрезмерно баловала его, вся её жизнь была посвящена внуку, бабуля в нём души не чаяла. К сожалению, не все её понимали. Очень жаль и грустно. Мне сообщили, что похороны прошли нормально, без суеты и нервотрепки. Сделали всё, как полагается по обычаям. Что же, пусть земля будет ей пухом и Царствие Небесное! Сентябрь продолжает нам метить чёрной краской. Вот на такой печальной ноте приходится завершать свою дневниковую запись за август-сентябрь 2014 года. Чёрное – белое, белое – чёрное, так и проходит жизнь на земле.

Надо признать, что чёткой хронологии в записи нет, хотя она и называется, дневниковая. Понятно, что всё это условно и, скорее всего, относится ко времени, когда делалась запись о том или ином событии. В предыдущей главе Записи говорилось о жизни за год после ухода из жизни Фриды, и я остановился на дате 10 сентября, когда пришло сообщение о смерти Аллы в Алмалыке. На её похороны, поехать не смог, поскольку 26 числа – годовщина смерти Фриды Васильевны, чьи поминки надо было провести в Москве. Накануне приехала сестра Рита из Саратова, а чуть раньше старшая сестра Роза из Калининграда, хотя ранее в телефонном разговоре я ей говорил, чтобы не приезжала с учётом её возраста и состояния здоровья. Но она всё равно решила приехать, потому что в прошлом году не смогла принять участие на похоронах. Её младший сын Михаил тоже прилетел с Питера, буквально после дежурства в больнице. А в прошлом году на похороны прилетал от их семьи Александр из Калининграда. За всё это им большое спасибо и в первую очередь Розе, которая мудро регулирует отношения внутри своей большой семьи по фамилии Пягай.

Поминки справили у Наташи. Во-первых, это было удобно для гостей, рядом метро и не так далеко ехать, нежели ко мне в деревню, где к тому же всего одна комната. Во-вторых, это рабочий день и многие гости не смогли бы прибыть вовремя в кафе на обед. Дома с утра пораньше провели церемонию поминовения по нашим обычаям, а затем поехали на кладбище в Щербинку, где возложили цветы к памятной плите Фриды на стене корейского колумбария. Наташа вытерла пыль с плиты, положила на выступ конфеты, мы немного постояли, поговорили и сфотографировались на память. Затем я показал сестре Розе корейский участок кладбища и, мы вернулись домой, чтобы подготовиться к встрече гостей. Мы заранее оповестили своих друзей и знакомых, что они могут прийти в любое время в течение дня. В тот день нам пришлось принять людей в три смены. В первую смену к 13 часам пришли в основном алмалыкские друзья. А к 16 часам явились коллеги с Общероссийского объединения корейцев (ООК) и редакции журнала «Российские корейцы». Они принесли в подарок много книг, изданных в этом юбилейном году, а также нашу книгу – сборник сочинений русскоязычных корейских школьников и студентов, обучающихся в СНГ, под названием «Россия-Родина моя», отпечатанный буквально накануне поминок. А наши вечерние гости, мои новые, как я говорю, московские друзья сидели долго, хорошо пообщались и все они ушли с подарками от редакции. Поминки прошли хорошо, без всяких проблем. В тот день было много телефонных звонков и СМС от друзей и родных, проживающих не только в России, но и за её пределами. Спасибо друзьям, практически пришли все, кого мы известили заранее.

После поминок, уже на следующий день Рита и Миша разъехались по своим домам. Осталась только Роза, которая решилась задержаться на несколько дней, чтобы 4 и 5 октября принять участие в заключительной части юбилейных праздничных мероприятий. А утром, 28-го сентября был неожиданный звонок от куратора Московской Ассоциации жертв репрессий по району Теплый стан Галины Гавриловны Поляковой, которая предложила мне два билета на концерт во Дворце культуры «Меридиан» в честь Дня пожилых людей. Мы с Розой с удовольствием сходили, выступали заслуженные и народные артисты России. Они исполняли в основном песни советских времен, с учётом возраста слушателей. После концерта каждому из нас вручили подарочный пакет (коробка шоколадных конфет, чай и большой красивый бокал). Оба бокала я отдал Розе на память. Она их увезла к себе домой в Калининград, а конфеты всей семьей дружно съели за два вечера.

ПОЕЗДКА В КОРЕЮ.

В полдень следующего дня я проводил сестру Розу домой в Калининград на поезде с Белорусского вокзала, а уже к вечеру оказался в аэропорту Шереметьево, чтобы в 21 ч. 30 м. взлететь в небо курсом на Восток, навстречу солнцу, в Страну Утренней Свежести, а точнее в столицу Кореи – Сеул. Город и страна мечты не только моей, но и двух поколений моих предков, по воле судьбы оказавшихся в царской России, а затем СССР. Они так и не смогли при жизни осуществить свою мечту, хотя бы разок взглянуть, какой стала она, Корея?! Очень страдал наш отец, у которого на Севере Кореи остались родственники, но по известным причинам связь с ними была оборвана давно и утеряна навсегда.

Та родина, под названием «Корея», была его фантомной болью. Отец страшно ностальгировал по ней, читал литературу и газеты в основном на корейском языке, покупал журнал «Корея», следил за далёкой страной так, как только можно было делать у нас, когда жил мой отец в стране под названием «СССР». Он, получив образование в Кзылординском пединституте, преподавал некоторое время корейский язык в школах Казахстана, а затем в Узбекистане, пока не запретили официально, на уровне правительства страны. Конечно, тогда не было никакой надежды на то, что он или кто-то из нас сможет хотя бы в качестве туриста побывать в Корее. Мы все знаем о пресловутом «железном занавесе», когда граница была на замке. А ведь случилось невероятное! ПЕРЕСТРОЙКА! Свежий ветер перемен всколыхнул жизнь миллионов людей на земном шаре. Это замечательным образом коснулось и нас, советских корейцев. Буквально через десять лет после ухода из жизни моего отца, граница открылась. В 2015 г. будет широко отмечаться 25-летие установления дипломатических отношений между Россией и Республикой Корея. Вследствие многих позитивных изменений стало возможным посещение страны даже без визы сроком на два месяца. Сейчас наши граждане там могут: учиться и работать, лечиться и отдыхать. Так, внучка моего отца, то бишь моя младшая дочь Екатерина Ли со своей семьёй в этом году переехала туда жить из Москвы. Причиной переезда стало то, что их старший сын Владимир Дон учится на втором курсе университета Сон Гюн Гван в Сеуле. До этого он три года учился в том же городе, в колледже Кёнги бесплатно, на полном государственном обеспечении, при этом получал ещё стипендию на карманные расходы в размере 150 $. Вова был направлен туда на учёбу со школы № 1086 г. Москвы после девятого класса. На момент отправки на учёбу ему ещё не было и шестнадцати лет, поэтому многие друзья и даже родственники, Абай в том числе, не понимали нас. Как же можно подростка отпускать от себя так далеко?! Время показало, что мы были правы. Он доволен учёбой и жизнью в Корее. Достаточно хорошо овладел корейским языком.

Их младшая дочь Ди-Ён тоже изъявила желание продолжить учёбу в Корее. Летом 2014 г. она в составе учебной группы своего класса со школы № 1086 выехала в Корею на экскурсию. По окончании экскурсии осталась у родителей, которые к тому времени уже переехали в Корею. В новом учебном году, т.е. 1 марта 2015 г. она пойдёт в школу, в десятый класс, а пока усиленно изучает корейский язык под руководством моксаним Мун, пастора церкви Кондиам Корейн Кёхе. Низкий поклон ему за бескорыстную помощь и поддержку наших корейцев, которые ходят в эту церковь на богослужение, а также на бесплатные курсы корейского языка. К Ди-Ён у него особые отношения, уважает за её старание и прилежание. Помогает в решение всяких жизненных проблем, ходил вместе с ней в школу сдавать документы. Кроме того ездил решать её проблемы в отдел образования, который находится в другом городе. Недавно пастор запретил ей помогать женщинам на кухне: мыть посуду, заниматься уборкой, говоря, что ей надо больше заниматься уроками. Меня до слёз тронуло сообщение о том, что при распределении благотворительной помощи в виде риса пастор особо отметил заслуги Ди-Ён в учёбе и участие в жизни церкви. Она получила 10 кг риса и её привезли домой на машине. Я ещё в Москве называл её в шутку «кормилицей», когда она танцевала в корейском танцевальном ансамбле «Ариран–Русь» и в качестве гонорара получала деньги по одной тыс. руб. за каждый танец. После выступлений на корпоративных вечерах она приносила домой деньги от двух до шести тыс. руб. Примерно с десяти лет Ди никогда не просила у родителей денег на свои карманные расходы, до самого переезда в Корею зарабатывала сама. Таким образом, трое правнуков моего отца, в том числе и Максим Ли, учатся в Корее. Максим с 1 марта 2014 г. учится в том же колледже, который два года назад окончил внук Вова. Правда, калининградский племянник Саша считает, что напрасно его отправили туда. Он говорит, что Максиму с его вокальными данными надо учиться в России, где есть большие возможности получить хорошее специальное образование после Большого детского хора ВГТРК. Однако сам Максим и его родители посчитали, что надо приобрести какую-нибудь приличную специальность и хорошо изучить корейский язык в Корее. А вокалом будет заниматься, как хобби. Я тоже поддержал их. В искусстве даже таланту трудно пробиться без хорошей поддержки. А с настоящей, хорошей профессией не пропадёшь в жизни, где бы ты ни жил. Дорога в Корею проложена и, это очень хорошо!

Вот она, реализованная мечта нескольких поколений нашего рода! А ведь дорогу в Корею в нашей семье открыла младшая дочь Катя. В 90-е годы, когда она училась на факультете русского языка и литературы с дополнительным корейским языком в Ташкентском государственном пединституте им. Низами, ей посчастливилось быть на практике в Южной Корее, а затем и в Северной Корее. Та практика оставила положительный след в судьбе Кати.

Наконец, я тоже лечу навстречу этой мечте! Лечу и вспоминаю с улыбкой напутствия и пожелания счастливой поездки от моих друзей и родных. Да и сосед Виталий Петрович, увидев меня, выходящего из квартиры с чемоданом, спросил, не в Корею ли? Я, конечно, был удивлен его догадкой и радостно закивал головой, а у самого дыхание перехватило от волнения из-за неожиданного вопроса старика с пожеланием счастливого пути. Вот так, даже чужие люди были рады хорошему событию в моей жизни. Конечно, большое им спасибо за соучастие в моих благих делах! Долгая дорога на историческую родину длиной в 68 лет очень скоро закончится. Более восьми часов в чреве огромного, фантастически сказочного гиганта-птицы, сотворённого руками и разумом человека, в окружении незнакомых пассажиров и милых стюардесс, я сидел в кресле в большом смятении, с миллионом терзаний от всего происходящего и множества возникающих вопросов, мыслей и раздумий. Какая она, эта страна, как встретит и, что увижу? Какие там горы, земля, воздух и запах? Что за люди? Такие же, как и я? Не будут смотреть на меня с любопытством, удивлением, исподлобья или с презрением? Вопросы, вопросы, вопросы! Лечу уже не первый час, а сердце по-прежнему стучит, как метроном на Пискарёвском мемориальном кладбище в Ленинграде, который я впервые увидел и услышал летом 1966 года, возвращаясь с учебной диалектологической практики с далекой Карелии в Самарканд. Этого стука никогда не забыть! Сколько читал, слышал, видел по ТВ и в кино о Корее?! Мало, что помню и будто ничего не знаю о ней. Сплошной туман в голове. Тем временем, капитан объявляет посадку. Ранним утром, стрелой пронзив густые, серые облака, Боинг плавно садится на знаменитый аэропорт Инчхон. Я читал недавно в прессе, что международный аэропорт Инчхон несколько лет подряд признавался лучшим аэропортом в мире. А за окном солнце почти в зените, здесь время приближалось к полудню, ведь разница во времени с Москвой плюс пять часов. Выходя с самолета, благодарю стюардессу и с ручной кладью быстро спускаюсь по трапу на древнюю землю предков.

Владимир Ли 008
Вот она, Корея! Здравствуй! Здравствуй!!! Далекая и близкая! Я улыбаюсь. В этой радостной улыбке все моё настроение. После обычных и привычных контрольно-проверочных процедур, которые прошли на удивление очень быстро, я направляюсь с вещами к выходу, попутно замечая, что в просторных залах мало людей, нет толчеи и скученности, как обычно бывают в крупных аэропортах. Бросается в глаза идеальная чистота, все вокруг блестит и сверкает. Нет специфического запаха, зато много воздуха, света и простора. Дышится легко. Вот моё самое первое впечатление о Корее, возникшее в моём сознании и закрепившееся затем в памяти. В толпе встречающих сразу заметил родное лицо дочери Кати, которая, увидев меня, стала махать своей ручонкой. После коротких поцелуев и объятий мы направились к стоянке автобусов. Водитель собирался отъезжать, но, увидев нас, вышел с кабины, поздоровался с поклоном и помог сложить вещи в багажном отсеке. На удивление, в салоне огромного автобуса никого кроме нас не было. Где-то по дороге сели еще двое молодых людей. Так, в комфортных условиях, тихо беседуя, незаметно доехали до города Кванджу, а оттуда дальше поехали на такси в уездный город с чудным названием Кондиам, на улицу Синдыри. Светлой музыкой во мне звучала незнакомая местная топонимика. Молчаливый таксист среднего возраста в костюме при галстуке и в белых перчатках спросил только адрес и всё. Вёл машину очень аккуратно по горным серпантинам идеально ровной дороги. Он не мешал нам вести тихий разговор, обо всём, как обычно бывает после долгой разлуки. Вдоль шоссейной дороги были видны сплошные горы и леса, иногда встречались маленькие ручейки и озерки. Деревья и кустарники росли очень густо и до самых-самых макушек гор. Изредка можно было увидеть малюсенькие участки у дороги, где люди с любовью выращивали овощи и рис. Я нигде на огородах не видел сорной травы. Красивая природа. Хороша Корея осенью! От избытка кислорода у меня порой кружилась голова. Очень скоро мы оказались на узкой улочке между гор, машина остановилась возле нового красивого трехэтажного дома, где мои дети снимают двухкомнатную квартиру на первом этаже. Хозяин дома, уже пожилой человек, живёт со своей бабкой на втором этаже. Катя сказала, что они очень хорошие и добрые люди, часто угощают их овощами со своего огорода. Дома нас ждала Ди-Ён, а вечером вернулся с работы зять Алексей. Следом за ним пришли Аркадий и Арина, дети моего старшего брата Лёни, который жил в Ташкенте. Весь вечер галдели, вместе поужинали, а после хорошего общения все разбежались по своим углам, чтобы, хорошо отдохнув, на следующий день заступить на нелегкую рабочую смену.

А я, уже в постели, в тишине полумрака думал, где и зачем очутилась моя дочь со своей семьей? Как сложится их жизнь здесь, то ли на родине, то ли на чужбине? Слишком глубоко, не впадая в философские размышления, чисто эмпирически, сравнивая их жизнь и быт в Москве и в Корее, я для себя сделал вывод, что мои дети сделали правильный выбор. В таком раскладе плюсов больше, чем минусов. Прежде всего, внуки здесь смогут получить хорошее образование с двумя дополнительными языками: английским и корейским, что очень важно. Кроме этого, материальное положение в семье может улучшиться, поскольку заработок выше, а квартплата, товары, да и продукты питания дешевле, чем в Москве. Более того, бытовые и жилищные условия здесь, гораздо комфортнее, чем в Москве. Там, в семейном общежитии они прожили три года, где все было общим (туалет, душевая, кухня). Здесь за такую же плату живут в двухкомнатной квартире со всеми удобствами. Правда, тут принято давать хозяину так называемый «пучингым», т.е. залог, который возвращается при расторжении договора. Сумма залога разная, наши дети внесли 5 тыс. $. Есть еще один немаловажный фактор в жизни российских корейцев (гастарбайтеров, т.е. гостей-работников) в это стране это морально-психологическое самочувствие. Имеется в виду, то формально существующее равноправие, которое не даёт нашим соотечественникам чувствовать себя ущербными инородцами, на них не смотрят косо или плохо, как часто бывает в России, где люди в большинстве своём относятся к приезжим негативно, считая их виновными в своих неурядицах. Ведь в быту твёрдо укоренилось у многих москвичей оскорбительное, по сути, выражение: «Понаехали, тут!» В цивилизованных странах мира к приезжим рабочим отношение иное, наоборот, там такая практика приветствуется. Люди приезжают работать, платят налоги, пополняют бюджет, а страна богатеет. Готовая рабочая сила, не надо обучать годами, тратя большие средства. Не надо строить им жильё и детских садов и думать о каких-то льготах. Голова ни за что не болит. Вот с такими всякими мыслями и суждениями я постепенно проваливался в глубокий сон после богатого на события дня и ночи дальнего перелёта с Запада на Восток, в течение почти 9 часов.

Назавтра вместе с детьми мы расписали все дни моего пребывания в Корее таким образом, чтобы увидеть интересные места, отдохнуть на природе и побывать в гостях. Всё распланировали таким образом, чтобы не было переутомления, прекрасно понимая, что за один приезд невозможно увидеть всё. Моим личным гидом и переводчиком была внучка Ди-Ён, шестнадцати лет от роду. Взрослые все были заняты на работе. Ди-Ён ещё месяцем раньше водила свою тётю Наташу из Москвы, которая приезжала тоже на две недели. Так что у Ди-Ён уже был некоторый опыт экскурсионной работы. Удивительное дело, она сама всего несколько месяцев назад приехала жить в Корею, а так быстро адаптировалась в новых условиях и хорошо освоила язык, который, правда, изучала как иностранный, обучаясь в школе № 1086 г. Москвы. Она свободно ориентировалась в огромном городе Сеуле, мы ни разу не заблудились в мегаполисе, а метро знала не хуже чем в Москве. Я, наблюдая за ней со стороны, был приятно удивлён и поражён ею. Вот что значит молодость! Она ничего не боится, у неё отсутствует чувство страха. Я считаю, что это для девочки плохо. Думаю, что её родителям совместно с психологом или психотерапевтом надо обратить внимание на эту сторону её характера.

Пятнадцать счастливых дней октября, подаренных мне судьбой для путешествия, пролетели, как миг! А в этот миг надо было втиснуть очень-очень много. Это и перелёты, акклиматизация, встречи с родными детьми и племянниками, экскурсии, походы по рынкам и супермаркетам, прогулки по паркам и т.д. Практически всё это было, и то, что видел, слышал, ощущал в те дни, описать всё невозможно. Эмоций много, а впечатлений ещё больше. Поэтому, только в общих чертах, расскажу о своих впечатлениях. Начну с того, что шок и трепет ощутил сразу по прилёту в международный аэропорт Инчхон. Может, повторюсь, но я хочу вновь сказать, что был потрясён величием здания аэропорта, мыслимыми и немыслимыми услугами в нём, электропоездами внутри помещения, удобствами везде и всюду, чистотой в туалетах со всевозможной электроникой и непонятными гаджетами. Как говорится, всё сделано для людей и ради людей, но никак не против них. Это радовало меня безмерно. А ещё наблюдал за такой картиной. Молодой человек на костылях, едва переступил порог главного входа здания, как служащий моментально подкатил к нему коляску, будто сидел и ждал только его. Другая картинка там же. Стоит пожилой человек с растерянным видом в центре зала и не знает куда идти. Тут же к нему подходит девушка в униформе с вопросом: «Чем вам могу помочь?» Это и есть настоящий, ненавязчивый сервис. Очарование персоналу аэропорта придавал их внешний вид, доброжелательность, вежливость и улыбка. Кого это не будет радовать?! Мне было интересно наблюдать за работой персонала аэропорта.

В последующие дни, прогуливаясь по Сеулу, любовался памятниками и дворцами, суперсовременными зданиями, отличные друг от друга своей архитектурой, в которой удачно сплетены общая история, культура Востока и Запада. Здесь хочу сказать, что корейские музеи в большинстве своём меня особо не впечатлили. К большому сожалению. Я ожидал большего в стране с многовековой историей. Экспонаты в музеях представлены очень скудно.

Конечно, это моё личное мнение. Может быть, в своё время они были разграблены иноземными завоевателями? А Россию, кто только не завоёвывал и не грабил за всю историю её существования. Однако какие прекрасные музеи сохранились не только в Москве и Санкт-Петербурге. Любо-дорого посещать их в любое время года. Это гордость и слава России. Это богатство России! Много ходил и смотрел на людей, так внешне похожих на меня, будто они мои родственники. Конечно, они все единокровные, что само собой уже говорит о многом. Слушал заворожёно, их не всегда тихую, но нежную и протяжную речь, к большому огорчению, не родную для меня. Потому, часто проявлялось во мне чувство, вроде комплекса неполноценности, особенно в людных местах или когда кто-то обращался ко мне с каким-либо вопросом. По большому счёту, своей вины я никогда не признаю по поводу незнания литературного корейского языка. Могу привести десятки доводов в свою защиту. В связи с этим вспоминается недавний спор, возникший на фуршете после фотовыставки, проходившей в Культурном центре Посольства Республики Кореи в РФ. Выставка была посвящена советским корейцам–Героям Социалистического Труда и называлась «Герои Страны». Мероприятие прошло превосходно, а за столом продолжился разговор о замечательных людях, событиях прошлых лет, как вдруг в разговор вмешался один пожилой мужчина-кореец и стал посыпать пеплом головы всех корейцев за то, что они не знают своего родного языка. Что это большой позор, в мире нет народа, который не знал бы своего языка и т.д. и т.п. Воспользовавшись секундной паузой, мне пришлось ему коротко напомнить историю советских корейцев. Мой тезис: язык кормит человека. Российским корейцам ещё 150 лет тому назад надо было освоить огромный пласт – русский язык, чтобы выжить в новых реалиях. Пока жили в Приморье, где компактно поселялись корейцы, там существовали корейские школы, все знали два языка. А когда государство наложило запрет на изучение корейского языка, что оставалось делать людям? Конечно, чтобы зарабатывать хлеб насущный, надо было учить язык страны, где живёшь. А корейцы в силу своей ментальности, включающей в себя трудолюбие, тягу к знаниям, старание и ответственность, очень скоро добились колоссальных успехов в области просвещения и образования. По данным Всесоюзной переписи населения СССР, уже к началу 70-х годов они вышли на второе место на душу населения в стране по высшему образованию и нам есть, чем гордиться. Сейчас многие наши соотечественники успешно изучают корейский язык на различных курсах, в отдельных школах, университетах, да и самостоятельно тоже. Возможностей для изучения корейского языка в настоящее время много. Он может стать для многих корейцев родным, наряду с великим русским языком. Старик, ретивый «патриот» замолк, а его жена, кстати, русская женщина, согласно кивала мне головой, как бы соглашаясь с моими доводами. Вскоре они перешли к другому столу, где были сладости, и стали пить чай, мирно беседуя о чём-то между собой. Видеть такую картину было куда приятнее!

Я несколько отвлёкся от темы. Бывает со мной такое иногда. Прогуливаясь по парку и на природе, дышал полной грудью горным воздухом, напоенного чудесным запахом хвои сосен, осенних цветов и разнотравья. Порой казалось, что воздух материален, и я вполне смогу ножом разрезать его на кусочки. Я радовался удобствами и функциональностью каждой мелочи в сеульском метро, где для инвалидов установлены лифты, имеются всякие приспособления для передвижения людей с ограниченными возможностями. Внутри очень светло и просторно, на всех станциях, в просторных холлах и переходах есть магазины, бутики, кафе, киоски, услуги быта. Безумно радовало меня, пожилого человека, наличие чистейших туалетов на каждой станции метро, причём все общественные туалеты бесплатные. Вначале всё это удивляло, но очень скоро привык. Да, действительно к хорошему привыкаешь легко и быстро. В целях безопасности в метро все платформы закрыты прозрачными, передвижными стенками, а просторные вагоны и широкие двери позволяют пассажирам одновременно входить и выходить, не мешая никому. На специально отведённые места для инвалидов, пожилых людей, беременных женщин и детей никто, кроме них, не садится. Ещё поразило меня, что в торговых точках, магазинах нет охраны, кассиры не считают денег, доверяя совести покупателя. Товары лежат без всякого присмотра днём и ночью на открытом месте. Там, нет складских, подсобных помещений, хранилищ, а следовательно, нет охранников, кладовщиков, уборщиков и т.д. Безусловно, эти моменты отражаются при ценообразовании на товары. Всем покупателям без исключения товар подают двумя руками, соответственно и покупатели берут двумя руками и обязательно благодарят. Вот такая форма выражения вежливости и уважения друг к другу. Грубости в торговле и обслуживании не бывает, это исключено. Что очень понравилось в Сеуле, так это хорошая организация движения общественного транспорта. Автобусы ходят строго по расписанию, на остановках не бывает скопления транспорта, везде установлены световые и звуковые табло, которые дают точную информацию о трафике. Что ещё непривычно для нас, это то, что пассажиры, входя в салон автобуса, непременно здороваются с водителем, а он тоже приветствует каждого пассажира. Во всех автобусах есть ведро для мусора и швабра, которая используется по назначению на конечных остановках маршрута. Таксисты всегда делают уборку в салоне машины после каждого клиента, протирают пол и пылесосят сидения. Сколько ездил в общественном транспорте по городу, никогда не попадал в пресловутую «пробку». По моим наблюдениям, это можно объяснить тем, что здесь отличные дороги, много развязок, водители отличаются дисциплинированностью и вежливостью. Они всегда соблюдают скоростной режим, я не видел бесконечных перестроений из ряда в ряд, но при этом сразу уступают дорогу тем, кто хочет перестроиться. Хорошо работает система выделенной полосы дорог для общественного транспорта. Все это вместе создают очень комфортные условия для езды по дороге на всех видах транспорта, в отсутствие «пробок».

Баня (чимчильбан).

Хочется рассказать, об одном виде бытового обслуживания, несколько необычном для нашего понимания – про общественные бани. К баням в Стране утренней свежести трепетное отношение, их там много и все они хороши. Корейская баня (чимчильбан) – не просто общепринятая баня, где моются в тесных помещениях с душевыми и тазиками на полке и в парилке. Это целый комплекс обслуживания, включающий в себя душ, ванну, парилку на любой вкус с разными лечебными травами, отдых, питание, услуги интернета, бассейн и сеанс массажа. Здесь же и парные – от влажных до сухих, предлагающие разные температурные режимы. Есть еще одна необычная услуга, это возможность… поспать, т.е. приезжему клиенту не надо искать гостиницу. Кстати, как правило, гостиницы здесь очень дорогие. Бани работают круглосуточно и очень востребованы у местного населения и туристов. При этом важно отметить, что плата за все эти услуги не очень высокая – от 10 до 15 $. Это совсем недорого с учетом качества всех услуг.

МУЗЕЙ «ФОЛЬКЛОРНАЯ ДЕРЕВНЯ»

Весьма позитивное настроение придало мне посещение музея «Фольклорная деревня», которая была открыта в 1973 г. в 40 км от Сеула, близ города Сувон. В деревне 260 традиционных домов, 30 тыс. фольклорных памятников. Музей представляет собой настоящую деревню (дома, улицы, огороды, пруды, речки.) Всё здесь так, как будто люди живут и сегодня, а сейчас они работают где-то на поле. С приятным удивлением находил много знакомых инструментов, посуды, различной утвари и других бытовых предметов жизнедеятельности человека в условиях сельской местности. В какой-то момент ощутил некую ностальгию из прошлого далёкого детства, ведь почти всё это было и у нас дома, когда жили в деревне (кишлаке).

В центре деревни, на большой площадке артисты исполняли знаменитый народный танец с барабанами «Самульнори». Этот танец мне очень нравится, и я его всегда с удовольствием смотрю, где это удаётся. В маленьких мастерских, на глазах у туристов, мастеровые изготавливают всякие безделушки и сувениры. Повара и кондитеры в работе проявляют чудеса мастерства и ловкости, как настоящие фокусники, привлекая внимание посетителей, потенциальных покупателей. Я долго и от души смеялся, когда в одной из комнат увидел людей (манекены), которые встречали новый год. Одна из женщин, видимо, утомленная от дневных забот, уснула до наступления нового года. А у нас существует поверье, что если человек уснет до наступления нового года, то у него побелеют брови. Так вот, над ней наклонилась другая женщина и красила ей брови белой краской, чтобы потом посмеяться над ней. Такую байку мы слышали ещё в детстве и тоже тогда всячески старались не засыпать раньше времени. Неожиданно, вот такое детское воспоминание пришло от посещения весёлого дома. А рядом за домом увидел навес, под которым стояли два ослика, копия – среднеазиатские ишаки. Мы в Узбекистане тоже держали их, как рабочий скот. На память Ди сфотографировала меня рядом с ишаками. Помнится, как на двенадцатом или тринадцатом году жизни я неудачно упал с ишака и вывихнул себе правую руку, которая через несколько дней опухла и стала темнеть в области кисти. Тогда отец повёз меня в соседнее село Саид к старику-корейцу, который проколол какой-то иглой опухоль, откуда стала течь почерневшая кровь. Буквально через пару деньков рука зажила и, никаких следов не осталось. Вот, с такими весёлыми и не очень, воспоминаниями детства ходил по музею со своей внучкой Ди-Ён. Ей тоже все было интересно. В прудах плескались рыбы и водоплавающие птицы, туристы отдыхали, сидя на скамейках и на зелёных лужайках, которых было множество на территории музея. Полная деревенская идиллия, о которой можно только мечтать, живя в мегаполисе. Мы зашли пообедать в кафе, где кухни с номерами располагались в один ряд. Каждая кухня готовила определенную еду. Столы стояли чуть поодаль под большим общим навесом. Наблюдая за посетителями, сделал открытие для себя, опровергшее моё представление, что там всегда женщины обслуживают мужчин, а увидел, совершенно обратное: подавали еду и уносили подносы исключительно мужчины, т.е. мужья обслуживают своих жён.

Покидая музей под открытым небом, мы зашли в магазин у ворот и купили сладость, как мы в детстве называли «ёсси», светло-коричневого цвета, по вкусу напоминающую знаменитую ириску. В общем, музейная деревня в миниатюре во всей красе демонстрирует настоящую жизнь и быт села. Было очень интересно. Уставшие, но довольные экскурсией мы ехали обратно, и молча, любовались чудесной природой. С прекрасным настроением мы к вечеру вернулись домой на такси, как велела Катя. Дорога заняла всего час езды на легковом автомобиле.

ИСТОРИЧЕСКИЙ МУЗЕЙ «ТЮРЬМА».

Противоположное настроение сложилось на следующий день, после посещения исторического музея «Тюрьма». Музей находится в городе Сеуле. Примерно после часового пребывания в музее я сказал своей внучке Ди -Ён, что больше не хочу находиться здесь, где психологически был подавлен от увиденных экспонатов, фотографий, камер с фигурами арестантов, пыточных инструментов и от диких криков подвешенных людей(муляжей). Когда подходишь ближе к экспонату, срабатывает сенсорная система, и раздаются дикие крики арестантов, которых пытают. Всё это давило так сильно на мою психику, что у меня поднялось давление. Понятное дело, увиденное вызывает у человека жалость к узникам и гнев против угнетателей (японцев). Меня ни на минуту не покидала мысль, почему народ так долго терпел оскорбления и унижения от иноземцев? Отчего страна не дала героев, которые могли бы поднять людей для освобождения от ненавистных врагов-поработителей? Обидно, что народ безропотно принимал обычаи, традиции японцев, более того, люди признав чужой язык, брали их имена и даже фамилии. Ведь любой народ, теряя свой язык, теряет душу, соответственно свою духовность, а по большому счёту исчезает целый этнос. Как могло случиться такое в стране с пятитысячной историей и древнейшей цивилизацией?! И ведь это было совсем недавно в историческом масштабе, а некоторые, забыв те события в своей стране, относятся презрительно к «вегугинам», т.е. иностранным корейцам будто бы за их измену, только не очень понятную, какую. И потерю языка, культуры, обычаев, традиций своего народа. Пожили бы они в чужой среде в нескольких поколениях, где запрещали учить свой язык, где надо было просто элементарно выживать, тогда и рассуждать стали бы совсем иначе. Как мне думается, такие суждения присутствуют у людей, которые плохо знают историю собственной страны, а также историю иностранных корейцев. Отрадно, что президент Кореи Пак Кын Хе, вступив в должность, очень скоро дала поручение журналистам, телевизионщикам, историкам выезжать в те страны, где проживают этнические корейцы, с целью изучения их исторической судьбы в чужой стране. Они написали книги, сняли документальные фильмы об этнических корейцах. Это очень хорошо!

Все, что понравилось мне в Корее, я с восторгом описал уже, а есть, что не понравилось? Выше я выразил удивление и недоумение, касаясь моего впечатления от посещения исторического музея «Тюрьма». Кроме этого, мне представляется неприемлемым для такого огромного, красивого мегаполиса, каким является Сеул, обилие излишней рекламы, из-за которой плохо ощущается зрительно и эмоционально своеобразие столичного города. Где и каких только щитов и плакатов, очевидную безвкусицу, не разместили рекламодатели! Ведь пустого места нет на зданиях, словно дешёвыми фантиками обвешаны все стены. От пестроты рекламы рябит в глазах, это нервирует человека. А ещё мне не понравились пункты общественного питания, то ли в кафе, то ли в ресторане, собственно не кухня, а люди, которые присутствуют там и принимают пищу очень шумно, некрасиво, т.е. громко разговаривают и чавкают, показывая, насколько всё вкусно и приятно есть, т.е. с аппетитом. Что поделаешь? Такова культура питания у них в стране. Это там считается нормой. Ведь, с другой стороны, они тоже смеются над нами, как мы едим. Оказывается, мы кушаем смешно, как пожилые люди, у которых нет зубов, да ещё без всякого аппетита. Вот так, понятно? Надо просто знать чужие обычаи и уважать их.

Завершая тему о Корее, хочу вновь обратить внимание на необычные для нас, на первый взгляд, взаимоотношения людей, их улыбки и приветствия с обязательным поклоном. Все это подчеркивает, как мне показалось, что люди там живут хорошо и довольны жизнью, уважают друг друга, отсутствует неприязнь и зависть. Наши же люди считают, что эти жесты неискренние, нарочито показное и все делается формально, не от души. По мне, так лучше добрая улыбка, пусть даже и не искренняя, чем злобный взгляд исподлобья или хмурый вид недовольного жизнью человека с непонятным намерением в отношении окружающих людей. Ведь всё равно на душе становится приятно, когда видишь, как незнакомый человек улыбается тебе и готов помочь в трудную минуту. Из личного наблюдения два-три примера. Если в московском метро в кабине у дежурного по станции висит грозная табличка с восклицательным знаком «Дежурный справок не дает!», то в сеульском метро дежурные наоборот готовы, и это их обязанность, помочь пассажирам в сложной ситуации, и они искренне огорчаются, если не могут по какой-то причине помочь человеку. Вспоминается, как рано утром мы с внучкой вышли из дома и шли в сторону остановки. Вдруг возле нас остановилась шикарная автомашина, и женщина за рулем через окно поздоровалась с нами и предложила подвезти нас по пути. Мы, поблагодарив, вежливо отказались, ибо идти было не так далеко. Безусловно, приятны такие моменты жизни в другой стране. Этот случай мне запомнился хорошо и я с удовольствием рассказываю о нем своим друзьям и знакомым. Запомнился и другой случай, который рассказал мой ташкентский зять Леонид. Когда он прогуливался летним днём по Сеулу, его застал врасплох сильный ливень, и он не знал, где спрятаться от дождя. Неожиданно рядом остановилась машина, откуда вышла женщина и на ходу раскрыла зонтик. Подав ему зонтик, быстро села в машину и поехала дальше. От неожиданности Леонид даже не успел поблагодарить ее. Такие случаи, оказываются, бывают часто на улицах Сеула, да и не только Сеула, о чём я слышал от людей, побывавших в Корее. Вот и хочется спросить, разве может поступить так, человек неискренний, злобный, неужели это показное благородство? Я не думаю, что хмурый или злой на вид человек способен на такой поступок. Эх, дожить бы нам до такой эры милосердия в своей любимой стране!

Покидая прекрасную страну с грустинкой в душе, я сохранил в своем сердце светлый образ Кореи–чудесной и сказочной прародины всех корейцев, где бы в мире они не жили. Я не написал ни одной строчки о достижениях науки и техники, развитии промышленности, состоянии экономики, культуры и спорта и многое ещё чего, о чём надо бы написать. Просто я эти вопросы не мог изучить из-за нехватки времени. Да и такой цели не было. Может быть, со временем и в другой раз, если это сподобится когда-нибудь. А очень хочется. Пока же будем только мечтать об этом. А мечты ведь сбываются? Чувство гордости за корейцев и страну Корею не покидает тебя ни на минуту, но есть большое огорчение, что она разделена на две части и один целый народ живёт во вражде. Мне стыдно и обидно. Я прощаюсь с надеждой и верой на новую, более качественную встречу с этой страной в будущем, поэтому говорю: «До скорой встречи, Корея!»

***

Ссылки по теме:

Владимир Ли. Моя Судьба (продолжение)

Владимир Ли. Моя судьба (продолжение)

Владимир Ли. Моя судьба. Глава 2. Из дневниковой записи пенсионера

Владимир Ли. Моя судьба. Глава 2 (продолжение)

Владимир Ли. Моя судьба. Глава 3. Творческое начало

Владимир Ли. Моя судьба. Глава 4. Творчество внучек

Владимир Ли. Моя судьба. Глава 5. Взгляд со стороны

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.