Восстать из пепла

Продолжение рассказа д.и.н., проф. Германа Кима, директора Центра корееведения КазНУ им. аль-Фараби, директора Центра Центральной Азии университета Конгук.

Начало здесь.

Древнекорейский язык можно, в широком смысле, разделить на две группы: северную – «пуёскую» и южную «ханскую». На языке первой группы говорили племена, проживавшие в Манчжурии и  Северной Корее. На севере полуострова были раннефеодальные государства Пуё, Когурё, Окчо и Е, из которых ведущую роль занимали когурёские племена. На языке «хан» говорили южно-корейские племена, основавшие три  ханских государства: Чхин-хан, Махан и Пхёхан. Чхинхан – самое сильное их этих трех государств – основало королевство Силла, которое  в союзе  с танским Китаем подчинило себе в 660 году государство Пэкче на юго-западе и в 668 году Когурё на севере. Создание единого  государства Силла было крупным событием в истории Кореи. В VII-VIII вв.  Силла превратилась в мощное централизованное государство. Во главе его стоял ван (король), опиравшийся на административный аппарат, включавший в себя центральные ведомства в столице и чиновничью сеть страны. В Силле успешно развивались земледелие – основа  хозяйственной системы, а также ремесло и торговля. Значительные успехи были достигнуты в науке, образовании и культуре. Широкое распространение получило устное народное творчество, зарождалась классическая художественная литература, в особенности лирическая поэзия. В результате, на основе языка Силла  было достигнуто  лингвистическое единство страны.

В конце VII-начале IХ вв. государство Силла постепенно  клонится  к упадку. Страну потрясают крестьянские восстания и междоусобные распри. Новое объединение страны осуществил известный полководец Ван Гон, провозгласивший себя в 918 г. королем государства Корё, откуда и произошло современное название Кореи. Политический и культурный центр нового государственного образования был перенесен в город Кэсон, расположенный в серединной части  полуострова. Таким образом кэсонский диалект стал нормой единого национального языка страны.

В 1392 г. известный военоначальник  Ли Сонге сверг последнего монарха государства Корё и провозгласил себя королем новой династии, правившей  Кореей до 1910 г. Столица государства Чосон, названная в память о древнем Чосоне, была перенесена  в маленький город Хансон, переименованный позже в Сеул. Поскольку в географическом плане новая столица находилась  неподалеку от Кэсона, формирование корейского языка продолжило свое дальнейшее развитие.

На протяжении многих веков шло формирование и развитие диалектов корейского языка. Сейчас различа­ются шесть основных  диалектов: северо-восточный (включая корейские говоры Северо-Восточного Китая и провинцию Хамгён), северо-западный (провинция Пхёнан и часть Хванхэ), центральный (Сеул, провинция Кёнги, Северная Чхунчхон, часть провин­ций Канвон и Хванхэ), юго-восточный (провинция Кёнсан и часть провинции Канвон), юго-западный (провинция Чолла и часть провинции Южная Чхунчхон) и диалект острова Чеджудо. Разли­чия в диалектах касаются, в основном,  лексики и фонетики, в меньшей степени грамматики.

Развитие корейского языка невозможно понять, не принимая во внимание длительное и порой мощное политическое и культурное влияние Китая, о чем наглядно свидетельствует как письменный корейский язык, так и устная речь.  Многие исследователи склонны считать, что свыше 60% корейских слов имеют китайское происхождение.

Корейский язык на протяжении веков использовался в разговорной форме и до середины XV в. простой народ в стране не имел своей национальной письменности. В то же время сущест­вовал письменно-литературный язык – ханмун. Ханмун обладал наддиалектным характером, и он предшествовал национальному литературному языку. В отличие от китайской иероглифической письменности веньян, применявшейся в официальной документации, исторических хрониках, дипломатической переписке старой Кореи, ханмун был и оставался языком культуры и образования вплоть до конца XIX века.

Индоевропейская языковая семья

Последняя четверть XIX в. знаменовалась  в Корее  мощным просветительским движением и быстрым распространением в Корее христианства. В стране открывались сотни школ, создавались кружки и общества,  охватившие широкие слои на­селения. Печатались библии, учебники, газеты.   На этой просветительской волне, совпавшей с пробуждением национального самосознания и ростом антияпонских настроений, корейский язык и нацио­нальная письменность, которая тогда называлась кунмун, стали широко использоваться в сферах образования, литературы и науки. Важную роль в деле внедрения и широкого рас­пространения корейского национального письма сыграл выдающийся языковед и патриот Чу Си Гён, давший ему новое название «хангыль».Выход в свет крупных тиражей ежедневных массовых газет «Донъа ильбо» и «Чосон ильбо» оказал значительное влия­ние на выработку единых норм корейского языка. Принято считать, что к началу 1930 гг. в Корее сформировался «ли­тературный язык»или «стан­дартный язык» (пхеджун маль),  за основу которого был взят сеуль­ский вариант центрального диалекта.

Ученые отмечают, что 25-летнее колониальное господство Японии, насильственная ассимиляционная политика, доходившая до палочных репрессий за использование родного языка, не оставили явно ощутимого «японского следа»  в корейском языке, хотя, конечно, в значительной степени  сдержали  процесс развития единого литературного языка.

Образование после второй мировой войны двух корейских государств с противоположными политическими режимами, братоубийственная кровавая война и раскол страны привели неизбежно к разным путям языкового строительства. Поскольку в языке наиболее изменчивой является лексика, то на сегодняшний день возникла существенная разница в словарном составе, в особенности это касается неологизмов, терминов, прежде всего общественно-политических. Нетрудно догадаться, что в южнокорейскую прессу и литературу, а со временем в разговорный язык вошло много заимствований из английского языка и американизмы. В Северной Корее, надо полагать, пользовались не только  советской материально-финансовой помощью, но и опытом социалистического строительства, что, естественно, требовало соответствующих терминов – заимствований из русского языка. Сказанное в полной мере относится к немецкому языку в бывшей ГДР и ФРГ, но в раздельных германских государствах всегда была (лишь с несущественной разницей) единая орфография и письменность, чего никак нельзя сказать о государствах, разделенных 38-й параллелью. В то время как в Северной Корее отказались полностью от «реакционных, антинародных» иероглифов, на Юге их продолжали широко использовать. Чтобы увидеть разницу между двумя Кореями, достаточно взглянуть не только на витрины магазинов, но и на их вывески, то есть что и как написано. Именно о корейской письменности и будет следующий очерк.

Источник:  Корё ильбо, 11 марта 2016

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.