Восстать из пепла

d0090959_1239220

д.и.н., проф. Герман Ким,
директор Центра корееведения КазНУ им. аль-Фараби,
директор Центра Центральной Азии университета Конгук.

Согласно Геродоту,  древние египтяне верили, что некая птица Феникс прилетает каждые 500 лет в храм бога солнца Ра, где ее приносили в жертву, сжигая на алтаре. Но потом птица возрождалась из пепла – сначала в виде гусеницы,  на третий день обрастала перьями, а к сороковому дню окончательно становилась птицей и улетала. Ровно через полмиллениума все возвращалось на круги свои, поэтому эта легенда породила крылатое выражение «возродиться из пепла». Оно используется тогда, когда хотят сказать о восстановлении или возрождении чего-то после его  разрушения и упадка.  А когда  говорят  «восстать из пепла», то имеют в виду возрождение утерянного наперекор всем напастям и преградам.  Вот почему я решил так назвать новую рубрику о восстановлении корейского языка, ибо оно должно произойти, несмотря на то, что наша родная речь – коре мар, на котором изъяснялись наши предки, ушла безвозвратно в прошлое. Говоря о восстановлении,  а не о возрождении, я имею ввиду не безвозвратно ушедший родной «коре мар», а современный литературный корейский язык.    

Идея начать новую рубрику возникла не на пустом месте,  тому есть  причины разного порядка. Поясню основные. 

Прежде всего, это касается ученых-лингвистов, которые изучали коре мар, социолингвистические аспекты корейского языка; билингвизм корейцев,  и редкие публикации на страницах нашей газеты. Никто из них не взялся вести рубрику, требующую времени и сил. Объяснений и оправданий этому не нахожу. Впрочем, это касается всех остальных моих коллег, причисляющих себя к корееведам.

Во-вторых,  казахстанская секция Консультативного совета по мирному и демократическому объединению Кореи включила в план работы нынешнего года активное содействие корейской молодежи в изучении родного языка. У Консультативного Совета за короткий период времени уже появились хорошие наработки в этой деятельности, а новая рубрика станет еще одним пунктом долгосрочной и развернутой программы по восстановлению забытого корейского языка.

В-третьих, зарождается новая волна мотивации среди самой корейской молодежи в изучении корейского языка, которая прежде неохотно поступала на корейские отделения, а обучалась иным специальностям, а теперь хочет овладеть языком, интерес к которому вырос на гребне поднявшейся волны кей-попа.

И наконец, инициатива исходила от меня самого, так как полтора десятилетия тому назад я вел уже газетную рубрику «рассказы о родном языке», итогом которой стала небольшая книга с одноименным названием.  Для тех,  кто не в  курсе, отмечу, что у меня двойное образование историка и лингвиста, многолетний опыт преподавания немецкого языка в университете, обширная переводческая практика, 10 лет заведования кафедрой корееведения и, в конце концов,  свободно владею несколькими иностранными языками. Открывая рубрику, я движим желанием поддержать молодых корейцев, стремящихся выучить корейский  язык, пройти путь, который мне пришлось одолеть, будучи уже далеко не юным «студиозом».

Уверен, что владение корейским языком откроет перед ними новые возможности в трудоустройстве, профессиональной карьере, что позволит внести вклад в укрепление сотрудничества между Казахстаном и Кореей и послужить, как часто говорят, надежным мостом между двумя странами.

Рубрика открыта для всех потенциальных авторов, которым несложно будет просмотреть пару очерков, чтобы понять параметры содержания, объема и иллюстраций. Материалы присылать  параллельно на два электронных  адреса: редакции газеты и мой личный – gerkim@mail.ru.

Происхождение и природа корейского языка

С чего же начать рубрику?  Думается, что следует, прежде всего, прояснить происхождение корейского языка, и, надо признаться, что оно до сих пор остается  среди  лингвистов предметом дискуссий. Впервые этим вопросом занялись западные ученые в XIX в., когда завязались первые контакты между Кореей и другими странами. Наибольшей популярностью среди языковедов, занимавшихся сравнительной лингвистикой, пользовалась теория генетического родства корейского языка с алтайской семьей языков.  Вероятнее всего, сторонников этой теории привлекал тот  факт, что как корейский язык, так и алтайские языки относятся к агглютинативным языкам. При агглютинации производные слова и грамматических формы образуются путем присоединения к корню аффиксов (префиксов, инфиксов, суффиксов), которые спрягаются друг с другом, не претерпевая при этом существенных звуковых изменений. В агглютинативных языках, к которым относятся все тюркские языки, каждый аффикс имеет только одно грамматическое значение, например, числа или падежа, как  в казахском: ат– лошадь, аттар – лошади, атта – на лошади.

Важнейшими общими особенностями корейского и алтайских языков являются ввблагозвучие гласных, отсутствие относительных местоимений и союзов, чередования согласных и гласных. Еще одна характерная особенность – рестрикция консонантизма в начале слова, означающая, что определенные согласные (консонанты) не могут  стоять  в начале слова, например, изначально  в корейском и алтайских языках не было слов начинающихся с «и «b».

Теория общего происхождения корейского и японского языков  возникла  на рубеже  XIX и XX вв., вследствие  попыток выяснить генеалогию последнего. Набор общих признаков  корейского с алтайскими языками имеет силу и для японского языка, за исключением признака благозвучия гласных.  Структурное сходство корейского и японского языков более чем очевидно, чего никак нельзя отметить в лексико-грамматическом плане. Исследователь истории корейского языка Ли Ги Мун отмечает, что языковеды насчитали лишь около 200 слов и 15 окончаний очень схожих в обоих языках.

Большинство современных лингвистов  признают скорее дальнее, чем близкое родство корейского и алтайских языков. Весьма популярна идея  тесных связей между тремя языковыми группами: тюркскими, монгольскими и тунгусскими.  Предполагается, что они ответвились от одного общего  праязыка (алтайского). Сейчас еще трудно ответить на вопрос: какая же связь существовала  между языком, предшествовавшим корейскому (пуёско – ханский праязык) и древнеалтайским. Не исключено, что пуёско-ханский является ветвью алтайского праязыка или что они оба восходят к более древнему  общему языку.

Продолжение в следующем номере.

Источник: Корё ильбо, 4 марта 2016

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.