Встреча с докторантом искусствоведения университета Хон’ик Чен Сонха

Анастасия Ким, слева и докторант Чен Сонха. Ташкент, 22.01.2018 г.

Сегодня, Анастасия Ким, Управляющая первой галереей корейских художников “Нурон”, сопроводила докторанта факультета изобразительного искусства Университета Хон’ик (Республика Корея) Чен Сонха на встречу со мной для интервью ее будущей докторской диссертации по теории и критике художников корё сарам. Сам я, в силу обстоятельств, не по профессиональной принадлежности, в прошлом году был назначен председателем Союза корейских художников АККЦ Узбекистана, с чем согласился и в редких случаях выполняю представительские функции, тем не менее, уважаемый докторант Чен Сонхва выразила желание встретиться со мной. У нее уже прошли ряд встреч с ташкентскими художниками корё сарам, возможно, я у нее был последний интервьюер.

Говорить со мной о теории искусства смысла нет, поэтому говорили о некоторых аспектах истории, например, почему в Узбекистане художников-корейцев оказалось несравненно больше, чем в Казахстане. Это объясняется просто. Во-первых, различие цивилизаций оседлых народов и кочевников говорит о непохожих путях развития искусства, – то ли дело украшать дворцы или юрты, – это, если смотреть вглубь тысячелетий. Во-вторых, в новое время, в 20-е и 30-е годы прошлого столетия в Узбекистане работала плеяда выдающихся русских художников, оставившие заметный след в истории искусства. В третьих, в Ташкенте существовала кузница художественных кадров, это – художественное училище им. Бенькова. Не говорю уже о том, что в годы войны в Самарканд был эвакуирован Институт живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина. Сочетание всех привходящих элементов с талантом народов, населяющих Узбекистан дали именно ту разницу, о которой спрашивала докторант Чен Сонхва.

Говорили и о многом другом, например, есть ли влияние традиционного узбекского искусства на творчество корейских художников Узбекистана. Конечно, есть, у нас, у корё сарам, без взаимопроникновения культур, без впитывания всего лучшего, что нас окружает в инородной среде быть не может, в этом наша сила, сохраняя, при этом свою внутреннюю сущность, свой духовный “хан”, который, кстати, хочется думать объединяет всех корейцев независимо от места проживания и вида деятельности, в том числе и в изобразительном искусстве.

Последним вопросом, вернее, было обращение, что бы я пожелал ей в работе над докторской диссертацией о творчестве художников корё сарам. И тут я вспомнил о тех стереотипах, о которых говорил профессор Юн Сан Вон, укоренившихся в сознании абсолютного большинства южнокорейского общества о нас, о корё сарам. Эти стереотипы состоят из четырех исторически верных, но превратных представлениях о нас:

  1. Мы 150 лет тому назад бежали из Кореи в Россию за лучшей долей;
  2. В 1937 году нас безжалостно депортировали из Дальнего Востока в Казахстан и Узбекистан;
  3. Мы жили (в их представлении ужасном) при коммунистическом режиме;
  4. После развала СССР мы пошли гастарбайтерами на историческую родину.

Ни о каких наших достижениях, ни о том, кто мы южнокорейский обыватель не знает. И если молодой докторант попробует сломать эти стереотипы, показать кто мы есть на самом деле, тогда работа будет достигнута цели. И пожелал ей успехов в этом направлении.

Фото из архива Виктора Ана. Художественная галерея корейского колхоза “Ленинский путь” Ташкентской области. 1970-80-е годы.

Беседа не сложилась бы без Анастасии Ким, владеющая корейским и английским языками, собственно беседа шла на русском, корейском и английском языках и благодаря Анастасии я понимал и меня понимали.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »