Вячеслав Ли. Лепестки времени

Ли В. Б. Лепестки времени
Светлой памяти

моих дорогих родителей

Ли Дя дюна и Тен Антонины

посвящаю

Ли В. Б.  Фото Виктора Ана

Ли В. Б. Фото Виктора Ана

Очень тонкие стихи Вячеслава Ли надо читать на закате дня, в одиночестве, их даже нельзя произносить вслух, как нельзя говорить во всеуслышанье – явас люблю.

Автор выражает сердечную благодарность директору Сеульского Научно-исследо­вательского Института зарубежных корейцев, доктору политологии, профессору, господину Ли Юн Ги за содействие в издании книги.

Поэзия Вячеслава Ли – это самобытный, хрупкий и светлый мир. Войдя в него, постигаешь и открываешь изящные глубины. Трехстишия, живущие в “Лепестках времени” – это не сичжо и не хокку (формы поэзии Дальнего Востока). Поэт выражает себя по законам, изобретенным им самим. Его поэзия сродни звукам, что издает кисть художника на полотне. А художник он зоркий, отзывчивый и очень ранимый. Если дано услышать эти звуки, то мы войдем в контакт с Богом… Если нет… Ах,
оставим этот разговор! Какое это счастье – слышать поэта!.. Книга мала по объему, но емка по содержанию. И весома. Как говорится, томов премногих тяжелей…

Д. Яковлев

Ты помнишь
цветок тыквы
над камышовой оградой?.

Желание из желаний –
на Луне сидеть
и видеть восход Земли.

На скошенном поле
в ранние сумерки
плачет лягушонок.

Вот ковыляет старик.
Печалюсь я.
И он был молодым.

Кто я
с ношей годов?
Вечный скиталец.

Жаркий день.
Вершина годов.
И бьется родник детства.

Колос в поле.
Голос боли
в двух шагах от зимы.

На Луне – человек
с зонтиком.
Детства прозрачная песенка.

Проснемся завтра.
Не проспим
свое бессмертие.

Как плакал дед
в степном краю
от родной песни!

Если записать молчание
всего лишь одного дня,
какая вышла бы Книга!

И тебя услышит Бог.
И тебя коснется Бог.
Не печалься!

Пленил меня хор,
прозрачный, небесный.
Слезами откупился.

Далеко ли до гор?
Дважды вытереть лоб
и вздохнуть разочек.

Если я раб красоты,
то сегодня и завтра
суждены мне удары.

Плод перезрелый
на дереве молчащем.
Дождя длинные звуки.

Вот оно упрямство:
к бумажным цветам
так рвётся пчела…

Полыхает полынь
на моей ладони.
И я рождаюсь.

О, неземные сны
нам снились
на тростниковой циновке!.

Отчего молчу?
Улетают за горизонт
журавлиные годы.

В слове ОМОНИ*
три слога безмерных.
Один из поздних уроков.

ОМОНИ (кор.) – Мать.

Каждое утро
кисть поднимаю.
Перед Вечностью должен.

Снова утренний гром
над хижиной нашей.
Обнимемся крепче.

Стихотворение дня?
Это ведь ты.
Твоя улыбка.

И мотылек перед огнем.
И я перед судьбою.
О, как мы схожи!

Из – под ног в траве
взрывается перепелка.
И навзничь падает Лето.

Есть одиночество в мире.
Вот орел над горами.
Вот в толпе человек.

Твердеет вода
на излучине чистой.
Осень уходит.

Лета не удержать.
Выгорает трава.
И дочке семнадцать лет.

Один взмах крыла
до жгучего лета.
Саткат* подлатаю старый.

Саткат (кор.) – шляпа из тростника.

Ты по росту мне.
Ты по сердцу мне.
Ты по жизни мне..

Солона слеза
при свете или во тьме.
Солона слеза…

Какое высокое небо
я видел в полдень весенний,
когда провожал друга!..

Ладони старые грею
над костерком детства.
О, мои ладони!..

О грудную клетку
стучится пленник,
вечности желая…

Надышался пространством
маленький клен.
Все гнется и гнется.

Под синими небесами
летит мгновенье -мотылек
серебристый.

Уронит клен
последний лист.
И я задержу дыханье.

Свет заоконный.
Взгляд материнский.
Ондоль* детства.

Ондоль (кор.) – отапливаемый пол.

В роще сосновой
осенний бродит ветер.
Мелодию к нему подбираю.

Музыка твоей души…
Как ее объяснить
на десяти пальцах?..

И Муза предстала пред ним.
И он упал
на колени потертые.

На каком полотне
я нарисую дорогу
к твоему сердцу?

Откуда и куда
улетаете прочь,
вы, лепестки времени?

Радуйся, орхидея!
В это мгновенье
мы под взглядом жизни.

Из другой весны
ты ступаешь одна.
Гляжу на тебя из осени.

И снова утро.
И снова муравей.
И снова зерно судьбины.

Осеннее окно.
И снова они –
предков моих перевалы.

Вот на том повороте
отдышаться бы малость.
И воспарить над бездной.

Декабрь на исходе.
Как и раньше дышит
нежная хризантема.

Опять из колодца
мать достает воду.
О, моя звонкая память!

И смотрят в мой затылок
заплаканные окна
отчего дома.

Чей же голос поет,
такой знакомый,
над жизнью моею?

Срываю с себя
тонкую кожу
зим и лет незабвенных.

С просторов полночный звон.
Долгий, предолгий.
Не Судьба ли за мною?..

День сияет новый.
А цикада поет
о звезде погасшей.

На то и дорога пыльная,
на то и море соленое,
чтобы родник был прозрачным.

Летнее полнолуние.
Мелодия ищет свирель
тростниковую.

Конец весны.
Под небом гулким
одуванчик вздыхает.

Излучина реки.
Метет, метет камыш
рассветное пространство.

В дымке осеннего дня
слышу нежный зов.
Ах, не моя ли юность?!

И сыграл во тьме
сверчок изящный
мелодию надежды.

Лета знойные вздохи.
И в полусне кузнечик
кует надежду.

Ведь что-то быть должно
за пределами года.
Что-то быть должно…

Не занять ли красок
у радуги весенней?
Как глаза слезятся!..

Кабы на листе белом
поместить ее,
синицу бессмертия…

В каждом из нас
прячутся крылья.
Их видит бездна.

Под этими облаками
мы всегда равны –
я и кермек* безмолвный.

Кермек – перекати-поле.

Взобравшись на перевал,
храм буддийский беседует
с небом хмурым.

Снегопад в январе.
И вновь отец идет
по дороге воспоминаний.

До дна вроде испил
весеннюю чашу.
Но светится капля…

Буйвол поседевший.
Есть и у него
невыплаканная слезинка.

 

Летний день.
На лотосе легком плывет
стрекоза в осень.

Будем терпимы
к музыке терпкой
камышей осенних.

Рябит в глазах от рябины…
О, гроздья
моих воспоминаний!

Расставаться весною.
Осенью падать в объятья.
Набело думать зимою.

Шагаешь или бежишь
по вечному полю –
в небе твое отражение.

Раздвинешь ветви препятствий.
Очи прищуришь.
Увидишь родину дедов.

Яблоко упало
с ветки упругой.
И Земля покачнулась.

Сирень сходит с ума.
И легок день
с лазурными небесами.

Там, в горах гордых,
бессмертник цветет.
Мой двойник одинокий.

Дрожит лист тополиный.
И он жив
в стужу зимнюю.

Божья коровка
на ладони июня…
О, боже, боже!..

Если душа горит,
то надо ждать
снега синего-синего.

Вот колокольчик горный.
Что я слышу в нем,
кроме синего звона?..

Как это кратко –
январь и декабрь!
Как это длинно!

И снова на душу мою
взгромоздилась жар-птица.
В слезах просыпаюсь.

Открываю душу.
На земле светло
от первого снега.

Листочек лаванды
на плече моем.
Бремя осеннее.

Летят лепестки
вишневого сада.
У пчелы подбитые крылья.

Все мне мерещится
море далекое.
А я в нем дельфин последний.

Приснился храм.
И я в нем –
свеча одинокая.

Четыре времени года
наглухо нас обложили.
Мы – волки степные.

Детство мое,
ты – сирота
среди времен шумных.

Как форель трепетала
в горячих руках!
О, юность в апреле!

Журавленок в полете
пытается оглянуться,
Родину оставляя.

Когда умолкнет звезда
над прохладной рекою,
тростник тишины коснется.

Отчего нелегко?
На плечах ли моих –
последний месяц года?

Не стонет ли в барабане
старый буйвол
с глазами печальными?..

О, сколько строк
прекрасных уронила осень
на узкой аллее!

О чем ты мучаешь горло,
горлинка милая,
утром осенним?

Долгое эхо весны.
Я с трудом проснулся
осенним утром.

Иного не дано
сегодня и через годы.
И я свирель поднимаю.

О чем размышляешь ты,
кедр мудрый,
на перевалы взирая?

Рассвет январский в городе.
И вдруг
петушиный голос.

Странник не одинок.
На каменистой дороге –
сверчка стихотворение.

Майская гроза.
О сирой судьбе
сирень размышляет.

Вот она, грусть.
В зарослях осенних
иволгу слышу.

Очнулся багульник
на склоне горном:
“Зачем я расцветаю?”

Разве мы не близнецы –
в небе летнем орел и я
в траве душистой?

Вьется она, тропинка,
на пологое взгорье.
И путника вспоминает.

Между орхидеей
и тополем стройным –
памяти паутина.

Бежит подросток,
за пазухой пряча
голубку своего счастья.

На грани тысячелетий,
под верещание звезд,
кто ты, молчащий?

Мы были там,
в цветах апрельских.
Мы пили там…

Полдень весенний.
И нету конца
песни жасмина.

Как в арыке плескались!
Как в пыли загорали!
И выросли светлые души.

На скрещеньи ветров
стоит карагач,
подпирая небо.

Годы на той стороне.
Я на этой.
Вот-вот канат разорвется.

Апрельская бездна.
И вновь пронзает душу
вьюнок на калитке.

На ладонях дрожащих
искрился родник.
И я предков увидел

Глубокий день.
Сияют цветы.
И внука звенят.

Ты у меня
между ударами сердца.
Ты у меня…

На листках пауз
ночного сверчка
пишу раздумья.

Куда же несу я
в осенней тиши
лучину размышлений?

Весна…
И видит сердце –
два шага до бессмертия.

Я один из вас
на круглой Планете.
Бамбук шелестящий.

Поет синица на ветке вишневой.
Парит журавль в лазури бездонной.
О, желания наши!

На утренней росе
тень божьего взгляда.
И я по ней ступаю.

Когда обнялись
и услышали счастье, –
увидели Бога.

Когда туман растаял
на крутых перевалах,
твою слезинку заметил.

Через тысячу лет
снова встретимся мы!
Через тысячу лет!

Вишневый дым.
Над пеплом годов
грею озябшую душу.

Судьбы огонь.
Как плавятся крылья
у мотылька-бродяги!

У бездны и у судьбы,
на самом краю,
мы – капли печали…

Пятое время года –
это гложет бессонница
звездных ночей.

Права была весна.
А я ее жалел.
Права была весна..

Одну слезинку
за дыхание пиона.
Одну слезинку…

От равнин января
до перевалов декабрьских
мы – путники горькие.

Я был журавлем
осенью прошлой.
Тоску я знаю.

Осенняя прохлада.
Поднимаем чаши,
ладонями согретые.

Тонка нить
до осенних пределов.
В крови – ладони.

В осень открыто окно.
За полем последняя
песня кузнечика.

Мы – облака
над веснами и зимами.
Мы – облака…

О чем молчит стрекоза
в день августовский
на листе камышовом?

Камышовый шелест
возле речки чистой.
Мелодия детства.

О, если бы я смог
нарисовать его,
запах осеннего поля!.

Раньше судьбы
проснуться ранним утром.
И шептать сонеты.

Последний день весны.
Льет долгий дождь.
Без зонтика гуляю.

На равнине бескрайней
отчего же я
сосну горную вспомнил?

Часто снится то,
что видела мама.
Не устаю удивляться.

За тем перевалом
печалится ива плакучая.
За тем перевалом…

Тополя шепот
в ночь полнолуния –
сладкая загадка детства.

Израненная горбуша.
Как ты находишь дорогу
к речушке горной?

Если б я раньше знал,
что есть закат осенний.
Если б…

О, если бы не она,
грядущая весна,
что было бы с нами?!

Единственное облачко
на всей голубизне.
Не Его ли дыхание.

На струнах проводов
играет поздний ветер
мелодию зимы.

Не уходите старики,
помнящие тигров…
Не уходите!

Боль, спасибо тебе!
Если ты есть на земле,
значит, мы живы.

Твой век не похож
на другой.
А ты все плачешь…

“Пусть еще поспит”,-
говорила мать о сыне.
Теперь ее не разбудишь.

Я – как ветка
над быстрой рекой…
Я – ветка.

Зачем я стремлюсь
узнать что-то о Вселенной?
Я же себя не знаю…

В незнакомом городе
ищу забытую улицу.
Сон мой беспокойный

На весенней дороге
от шипов розы –
три капельки свободы.

Ты не ниже меня.
Я не ниже тебя.
Все мы вышли из детства.

Кто знает ветер,
поющий в полях осенних?
Кто знает ветер…

– Куда возвращаемся мы
неужто домой?! –
из родины предков?..

Неотразима
она, золотая гора.
К ней бы родник чистый.

Стучи, барабан!
Звени, свирель!
И я столетия узрею.

Половину бремени
ты взял с плеча моего.
И стало еще тяжелее.

Вот снега пошли
и притихла река.
И ондоль мне снится.

Стою у окна.
Чудесный спектакль
ставит осень.

Плакучая ива
вдоль быстрой реки.
Моя несмелая муза.

Город первой любви.
Как ломали дом,
где мы встречались!..

Горы синели.
Звенели цикады
И ты плакал…

Не сутулься, тростник!
На тебя глядит
твоя душа живая.

И ахнул он –
на ниточке стиха
жемчужина искрилась.

О, раскинем руки!
Мы – звенья
в цепи бесконечной…

Апрельское небо.
Лугов нетерпенье.
Мятные губы.

Последняя осени ночь.
Сверчок бессонный
звезды считает.

Ливень весенний.
Пара тюльпанов –
мука и счастье

Осень.
О чем беседует карп
с листом кленовым?

Ходит, летает,
смеется, плачет…
Девчонка – память.

Яблоневый дым
над моей синевою.
Яблоневый дым.

На лице твоем
полнолуния свет…
На лице твоем…

Оглянись, душа!
На озере памяти
лебеди юности

Перепелиный плеск
в неводах лета…
Кто я на свете?..

Вновь слышу звон
валька уставшего
на реке чистой.

Синяя бездна.
Ограда из камыша.
Ситцевый шелест.

Судьба, дай отдышаться
лососю усталому
в быстрой воде жизни…

Фото: Виктора Ан

Вячеслав Борисович Ли (Ли Ен гван) “Лепестки времени” Сборник поэзии

Формат 84х90’/ 32. Бумага офсетная Гарнитура Times. Печать офсетная. Ус.печ.л.0,8. Уч.издл. 0,8. Тираж 1000.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »