“Я еще не кончила университет, а моё здание уже строилось”

Алиса Силантьева рассказала Strelka Magazine о том, почему архитектору лучше вдохновляться едой, а не зданиями, что такое работа в авангардной корейской студии Moon Hoon и каково это — не понимать на протяжении трёх месяцев, о чём говорят в офисе.

Фото: личный архив

Фото: личный архив

Предыстория

Училась в Казанском государственном архитектурно-строительном университете. В 2014 году посетила воркшоп Advanced Architecture Workshop — Functionless в Афинах и летнюю мастерскую International Festival of Art and Construction IFAC в Испании. Пятый и шестой курсы прошли под руководством Ильнара и Резеды Ахтямовых в студии TIArch. В 2015 году перед началом шестого курса решила пройти стажировку за границей.

На пятом курсе под руководством преподавателей Алиса собрала портфолио, которое отправила в крупные архитектурные студии. Положительные ответы пришли от студий CRAB (Лондон), Architecture Studio (Париж), Dominique Perrault Architecture (Париж), BIG (Нью-Йорк), но в каждом предложении не подходили условия: то это неоплачиваемая стажировка, то оплачиваемая, но на слишком долгий срок. Девушка вспомнила о маленькой студии в Корее — Moon Hoon, работы которой видела на Венецианской биеннале в 2014 году. Отправила туда портфолио, и через день получила от них приглашение.

Работа из портфолио / Медиатека

Работа из портфолио / Медиатека

Условия стажировки

Архитектурное бюро Moon Hoon основано корейским архитектором Мун Хуном, который родился в Корее, вырос в Австралии и отучился в США. Бюро начало работу в 2001 году в Сеуле и стало известно благодаря экспериментам с формами. Наиболее известные работы Moon Hoon: пансионRock it Suda в провинции Канвондо, клиентская студия Sangsang Museumв Сеуле, жилой дом S Mahal House в провинции Кёнгидо и там же частный культурный центр Two Moon. Бюро использует нестандартные приёмы для презентации своих проектов. Примером может послужить видеопрезентация Wind House.

Студия Moon Hoon / фото: личный архив

Студия Moon Hoon / фото: личный архив

Продолжительность: 3 месяца

Срок подачи заявки: в любой момент в течение года

Стипендия: бакалавру — 400 000 вон (20 тысяч рублей), специалисту — 700 000 вон (35 тысяч рублей), магистру — 800 000 вон (40 тысяч рублей)

Офисный распорядок

Как только я открыла красную дверь студии, я поняла, что попала в то самое место. В двухкомнатном офисе тогда работали семь человек: пять архитекторов, включая Мун Хуна, и два интерна — я и Джейд из Америки. Золотая стена главного офиса была завешена рисунками в рамках, чёрная — вся в макетах. А ещё Мун Хун вдохновляется машинами и скоростью, поэтому в офисе есть коллекция машинок на радиоуправлении со всего мира.

Я работала с 09:00 до 18:00 пять дней в неделю. Утром Мун Хун обсуждал с нами задачи, а днём уезжал на строительную площадку, где проводил основную часть рабочего времени. Дни шли очень спокойно, но только у интернов. Мне сказали: «Ты работаешь девять часов, ни больше ни меньше. И без переработок». Сами архитекторы работают не вставая, прерываясь только на ланч: проектов много, а сроки сжатые.

Корейцы высоко ценят приём пищи. Обедают они в кафе. Ланч длится час, но за 15–20 минут они успевают съесть несколько порций основного блюда и закусок, а оставшееся время проводят в кофейне. А ещё после презентации проекта обычно всех сотрудников собирают вместе, и клиент заказывает еду: лапшу, кимчи, пиццу. Всё очень солёное, острое или жареное. Так они выражают благодарность, измеряя её количеством и насыщенностью еды. А сотрудники довольны, так как это вкусно и сокращает на час рабочее время.

Правила, по которым живет бюро

В студии всегда ограниченное количество интернов и архитекторов. Мун Хун всем уделяет внимание, ежедневно лично встречается с каждым. Студия не разрастается, не становится корпорацией, потому что Мун Хун стремится к её устойчивости. Общие собрания и главные обсуждения проходят на корейском, поэтому я многого не понимала. Сам Мун Хун вспыльчивый и эмоциональный, в переписке всегда ставит восклицательные знаки. В студии ему нужно быстро добиться результатов. Если у архитектора проект, тот самостоятельно ведёт его от начала до конца и сталкивается со всеми проблемами — от разговора по телефону с конструкторским бюро до заказа бетона и общения со строителями.

st4

Студия Moon Hoon / фото: личный архив

st1

Студия Moon Hoon / фото: личный архив

jpg

Студия Moon Hoon / фото: личный архив

Несмотря на то что клиенты приходят за необычным продуктом, бюджет всегда ограничен, и архитекторам приходится изворачиваться в поиске дешёвых решений для поставленных задач. У Мун Хуна лёгкое отношение ко всему: нет страха, что проект выйдет из-под контроля. Если возникают проблемы, он мгновенно даёт совет и уходит. Так с его подачи проекты идут просто и уверенно. Мун Хун ведёт диалог с клиентами и презентует работы самостоятельно. Как он общается с заказчиками и пытается донести до них свою идею — это искусство.

Философия Мун Хуна

В Корее много крупных компаний, которые работают с типовой архитектурой. А среди маленьких вряд ли найдётся студия с таким же художественным подходом, как Moon Hoon. В Корее архитектурные бюро уделяют мало внимания концепции здания, поэтому подход Мун Хуна альтернативный для страны, где он живёт. Он пытается понять личные потребности клиента и максимально выразить их в проекте. Любое общение с Мун Хуном — это шутка, которая врезается в память. Умный человек и идейная сильная личность, он всегда открыт новому. Мун Хун всю жизнь делает зарисовки в дневниках. Это маленькие заметки каждого дня: еда, люди, здания. Его дневники — это шкатулки, полные сказок, которые он собирается воплотить в реальность.

Философия у Мун Хуна такая: мало думай, быстро делай. Чем больше раздумий, тем больше отклонений от главного. Поэтому творчество в его проектах поставлено на поток, без пространных рассуждений о форме и смысле жизни. Только тогда объект получается живым. Параллельно идёт 15 проектов на семь человек. Особое внимание в студии уделяется макетам: они все, от чернового до финального, архивируются и хранятся. Мун Хун говорил, что работать с макетом — это как заниматься любовью без презерватива: «Ты чувствуешь пространство намного интимнее». Кроме того, он настраивает не искать вдохновение в зданиях, а искать его в еде, книгах, машинах — в том, что вне архитектуры. И тогда родятся новые идеи. Когда я сказала, что пойду смотреть здание Захи Хадид, он мне ответил: «Да зачем тебе это нужно, сходи лучше в ресторан — поешь».

Проекты над которыми удалось поработать

К фигуре интерна Мун Хун относится ответственно. Я волновалась, когда пришла: это моя первая работа с утра и до вечера. А он мне сказал: «Play around, поиграй, посмотри макеты, развлекись». Узнал, что я из Казани, и вспомнил русских композиторов, пошутил. Он с первого дня создал такую обстановку, что стало уютно и сразу захотелось работать. Это необыкновенно, особенно если сравнить мой опыт с опытом друзей в казанских или московских студиях. Там интерн часто ненужный орган и его не используют с выгодой: ему дают мелкие задачи, которые он быстро выполняет и начинает скучать.

12195771-1090160281004851-3569261627952976083-n

Проект Pinocchio childrens’ museum / иллюстрация: собственность Moon Hoon

11216700-1090160334338179-5784725322537191029-n

Проект Pinocchio childrens’ museum / иллюстрация: собственность Moon Hoon

Я боялась, что мне сразу же дадут чертить чертежи строящегося здания. Но первое задание, которое мне дал Мун Хун, было очень неожиданным и концептуальным: нужно было повторить его личную задумку, которую он уже изобразил в виде наброска. Мун Хун рассказал, что, помимо рабочих проектов, реализовывает собственные концептуальные идеи, и это одна из них. Я разрабатывала крышу архитектурного мобильного объекта, который Мун Хун представлял и домом, и автомобилем одновременно. Мы выполняли задание вместе с Джейдом, вторым интерном. Это было так вызывающе, что я подумала: «Архитекторы могут нам позавидовать!» Казалось невероятным делать такую работу. Не было никаких границ и рамок, можно было предлагать всё, что придумаешь. Мы с Джейдом вместе трудились две недели. Я вкладывала в проект все силы. Если чего-то не знала, то сразу изучала на YouTube. Боялась, что меня выгонят и отошлют обратно в Россию. Но когда мы Джейдом презентовали наше решение Мун Хуну, ему оно понравилось, и я поняла, что зря так сильно переживала.

Потом мне передали проект жилого дома с главной идеей под кодовым названием «Облако». Мун Хун сказал: «Концепция потеряна во время постройки здания. Спаси его, сделай оболочку». Я композиционно по периметру стен располагала окна в виде облаков, занималась отделкой. Сейчас этот проект заморожен, но свои варианты я оставила Мун Хуну. После этих двух проектов он сказал, что это была закуска, период адаптации. А впереди суп, основной приём пищи.

Меня взяли на строительную площадку и сказали: «Здесь будет Музей Пиноккио». Одно здание уже было построено. Мне нужно было разработать модель второго и сделать его в форме кита. На руки мне дали грубый набросок и поставили задачу: смоделировать музей в 3D так, чтобы потом здание сразу можно было отливать из бетона. Я детально разрабатывала сечения, учитывая задачи, стоящие передо мной: сохранить концептуальную часть, упростить проект в реализации, уменьшить стоимость строительства. Мун Хун направлял меня и шутил: «Почувствуй себя Захой Хадид и сооруди кита». Я самостоятельно рассчитывала кривые линии, учитывала сопряжение. Было много математических расчётов, которые в больших бюро делают автоматизированно.

Потом мне передали интерьер Музея. Я придумала, чтобы контур второго этажа повторял первый этаж: как будто маленький китёнок в животе у мамы кита. Работала над пространственными решениями: как повернуть хвост, как расположить голову и соединить тело с плоской стеной-оградой. Музей Пиноккио занял два месяца стажировки.

О Корее и жизни в Сеуле

В Сеуле есть разные районы: офисные, исторические, спальные. Изначально я арендовала хостел в спальном районе Сонпхагу, что в часе езды на велосипеде от квартала Каннамгу, где находится студия. Потом я переместилась в корейский хостел в пяти минутах от работы, что стало лучшим решением за всю жизнь в Сеуле. В хостеле я была единственной иностранкой, остальные жители — корейские мужчины. Утром я на крыше делала зарядку, потом шла на работу до 18:00, после — пробежка, а потом опять возвращалась в студию и решала университетские дела или встречалась с кем-нибудь. Я общалась с теми корейцами, кто знает английский. Меня спасали встречи с коучсёрферами, путешественниками и экспатами. Эти люди находились в одинаковой ситуации: мы понимали, что в Сеул приехали самые отважные.

Фото: личный архив

Фото: личный архив

Фото: личный архив

Фото: личный архив

Корея — оторванный от всего мира кусочек общества с самодостаточной и развитой культурой. У населения высокий уровень жизни и образования, они очень ответственно относятся к работе. В стране определённые правила жизни: как сидеть, где есть, что носить, и я часто ощущала социальное давление. Корейцы не понимали, почему я занимаюсь йогой в парке или почему ем овощи на лавочке. У них так не принято, и для каждого занятия отведено своё место. Все ведут себя дисциплинированно, поэтому поздно ночью на улице совершенно безопасно. С иностранцами большинство корейцев не общаются, в первую очередь из-за того, что там мало кто знает английский.

Пожалуй, главный урок моей стажировки: я обрела уверенность, что могу сделать проект и он реализуется. Раньше такой связи не было, а здесь получилось её почувствовать. Я ещё не окончила университет, а моё здание уже строилось. Как Мун Хун говорил: «Осторожно: что смоделировано, то и построено». И это так. Я вдохновлялась там каждый день. Видела, как мировоззрение одного человека реализуется в проектах. Нашу студию TIArch в Казани часто критикуют, что мы фантазируем больше, чем учимся архитектурной практике. Благодаря стажировке я поняла, что реальной практике можно научиться за три месяца интенсивной работы.

Текст: Александра Сивцова

Источник: Ekaterina Pokholkova – https://strelka.com/ru/magazine/2016/09/28/intern-of-the-month

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »