Японские корни корейской трагедии

Автор публикации аргументированно излагает свою точку зрения на подоплеку событий 80-летней давности, когда корейское население советского Дальнего Востока подверглось принудительному переселению в Центральную Азию. Начало статьи “Японские корни корейской трагедии” опубликовано на сайте “Корё сарам” от 10 сентября 2017 г., здесь продолжение “Японские корни корейской трагедии”, части 2 и 3.

Ким Эдуард Николаевич перед поминальным столиком памяти погибших корейцев и борцов за независимость Кореи

Японские корни корейской трагедии -2

Эдуард Ким,
Член Президиума Общероссийского объединения корейцев,
Председатель московского областного отделения ООК

Аннексировав Корею в 1910 году, Япония не собиралась останавливаться на этом. В замыслах Японии было – вытеснение из Восточной Азии и бассейна Тихого океана европейских государств, занятие их места и создание здесь японской колониальной империи.

Население Кореи в 1910 году составляло 14 миллионов человек. За пределами Кореи к этому времени проживало незначительное количество корейцев. В Китае около 250 000 человек, в России около 50 000 человек. Такое количество корейцев переселилось добровольно по экономическим причинам в эти страны в течение, без малого, полвека.

После потери независимости в 1910 году из Кореи началось массовая эмиграция, резко увеличилось количество переселенцев в Китай и в Россию.

Семьи моих предков покинули Корею с поселения Раджин и перебрались в Россию именно в это время – после аннексии Кореи.  Четверо братьев эмигрировали в Россию, затем один из братьев перебрался в Китай, а пятый остался в Корее. С тех пор следы братьев и их потомков в Китае и Корее полностью потеряны.

В чем причины массовых переселений корейцев после аннексии Кореи?

Элементарные расчеты показывают шестикратный прирост эмиграции корейцев после 1910 года. В России в 1917 году проживало уже 100 000 корейцев. Прирост – те же 50 000 человек, только уже за 7 лет. К 1931 году – уже 170 000 человек. В Китае соответственно: в 1917 году – около 500 000 корейцев. Тот же двукратный прирост за 7 лет. В 1931 году – более 1 000 000 человек.

До аннексии Кореи переселение было добровольным, это тот случай, о котором говорил писатель Ким Анатолий Андреевич – переселение вторых и третьих безземельных сыновей. По корейской традиции земля отца наследовалась старшим сыном. К переселению в Россию благоприятствовало то, что в 1861 году в стране было отменено крепостное право.

После аннексии Кореи в стране появилось много граждан не принявших японскую оккупацию, поднявшихся на борьбу за освобождение страны. Многие из них выехали в Китай и Россию и оттуда продолжили свою борьбу за освобождение Кореи. Это отдельная героическая история.

Но основная причина иммиграции и после аннексии Кореи носила экономический характер, что подтверждалось данными проведенных в 1920 году опросов, согласно которым 93,0 % корейских иммигрантов назвали причиной переселения в Китай (соответственно и в Россию) тяжелые экономические проблемы на родине, невозможность заработать дома средства на пропитание.

Но изменилась природа экономических причин, а вместе с ним и характер переселения. Эмиграция из Кореи перестала быть добровольным.

Причина резкого роста эмиграции в целенаправленной колониальной политике японских властей, которые с самого начала стали поощрять корейцев к переселению на территорию Китая и России, организовывая общества, предназначенные заниматься этим процессом, при этом они преследовали сразу несколько целей:

во-первых, захват плодородных земель в Корее и передача их в руки своих аграриев – японских латифундистов; вынудить корейских крестьян, оставшихся без земли, к эмиграции из страны для того, чтобы освободить место для японских земледельцев;

во-вторых, подтолкнуть к эмиграции крестьянское население для того, чтобы использовать их в качестве форпоста для экспансии своего влияний в сопредельных странах. Не случайно сразу после аннексии Кореи японское правительство объявило, что все корейцы в Китае и России отныне являются подданными Японии;

в-третьих, вынудить к эмиграции политически антияпонски настроенное население для того, чтобы снизить градус социального недовольства в оккупированной японцами Корее;

Сразу после аннексии Кореи японские власти приступили к массированному захвату разными способами основного национального богатства Кореи – ее земельного фонда, с которым были неразрывно связаны жизненные судьбы почти 85% населения Кореи.

Путем издания ряда декретов (введением общего земельного кадастра, переписи крестьянских хозяйств), введением монополии на водные ресурсы, на банковские кредиты, на удобрения, на закупку сельхозпродукции, на семена, на тяговую силу, а также внедрением кабальных налогов – колонизаторы, пользуясь своей властью и монополией, открыли себе «зеленую улицу» для захвата обрабатываемых плодородных земельных угодий у корейских крестьян и передачи их в управление или в собственность японским латифундистам.

Для осуществления поставленных целей японцами были развернуты настоящие репрессий по отношению к корейскому крестьянству. Введением только общего земельного кадастра и переписи крестьянских хозяйств, японские власти лишили своих земельных наделов десятки тысяч крестьянских семей. Параллельно был запущен механизм массового разорения крестьянских хозяйств.

Став японской колонией, Корея сразу стала обслуживать потребности метрополии. Резко увеличились объемы поставок корейского риса в Японию. При этом японские власти скупали рис у крестьянских хозяйств осенью «с полей», непосредственно после массовой уборки риса, когда цена на него была самой низкой. Нуждаясь в деньгах, крестьяне вынуждены были продавать свой урожай. На эти деньги ими приобретались предметы первой необходимости, уплачивались кабальные земельные налоги.

Весной крестьянство почти неизбежно вынуждено было обращаться к займам, чтобы посадить новый урожай и как-то прожить всей семьей до нового урожая. Выдавались средства японскими банками по завышенным процентным ставкам, а ставки кредитов у ростовщиков достигали 60-70% годовых. Прогрессирующий рост финансовой задолженности корейских крестьян, в конце концов, приводил к распродаже земельных участков.

Классическая схема: обанкротить, а потом скупить подешевле. Корейца-крестьянина банкротили, а потом за бесценок, чаще просто за долги, забирали его землю.

Условия аренды земли у новых ее хозяев, японских землевладельцев, носили грабительский характер, и при господствующей натуральной форме оплаты крестьяне отдавали за используемый участок большую часть (50-70%) полученного ими урожая.

Эта целенаправленная политика колониальных властей по насильственному изъятию земли привела к тому, что уже через 10 лет, после аннексии Кореи, половиной всех обрабатываемых земель в Корее владели 50 000 крупных японских аграриев-латифундистов.

За этими цифрами – трагедия корейского крестьянства, голод и нужда многих тысяч корейских семей, сотни тысяч разоренных мелких корейских крестьянских хозяйств, массовое обезземеливание крестьян и превращение их в батраков, которые стали наводнять города, пополняя ряды городских люмпенов.

Японцы, создавая невыносимо тяжелые условия жизни и работы в Корее, запустили процесс массовой эмиграции разоренных крестьян за границу. Вот откуда шестикратный рост эмиграции в Китай и Россию после 1910 года.

Справедливо, что ряд южнокорейских исследователей настойчиво отстаивают тезис о насильственном характере эмиграции колониального периода, ссылаясь на стремление Японии вытеснить корейцев из Кореи, чтобы освободить место для японских земледельцев.

Какой крестьянин добровольно отдает свою землю – свою кормилицу? Изъятие земли у крестьянина – это всегда акт насилия.

Продолжать называть благостно «добровольным» переселение корейцев в колониальный период – по меньшей мере, безответственно. «Добровольная» – означает свободное волеизъявление. Управляемую, навязанную, зависимую волю нельзя назвать свободной.

В 1910 году – страна потеряла суверенитет, а граждане – свободу сознательного выбора своей судьбы. В Корее господствовала воля японских милитаристов. Итак, в колониальный период эмиграция в Китай и Россию была не добровольной, а носила насильственный характер.

Японские корни корейской трагедии -3

А что же Россия? Россия приняла, считай беженцев с оккупированной Кореи, позволив им селиться в Приморье, арендовать земли, зарабатывать себе на пропитание. За двадцать лет население корейцев на Дальнем Востоке выросло в разы.

Только в 1931 году советские власти после начала японо-китайской войны в Маньчжурии «закрыли» свои сухопутные границы на Дальнем Востоке (морское сообщение оставалось открытым). Население корейцев на Дальнем Востоке к тому времени составляло уже 170 000 человек.

С самого начала корейцы селились на юге Приморья, у границы с Кореей и жили весьма компактно. 170 000 корейцев в 30-е годы – это свыше четверти населения Приморья. В южном Приморье корейцы составили 60% населения, а в Посьетском районе на стыке границ Китая, Кореи и России корейцев насчитывалось свыше 90% от числа всех жителей. Корейцы в 20-е и 30-е годы уже прошли школу советизации, но продолжая жить компактно, в полной мере сохраняли свой национальный быт, обычаи и традиции, свой язык.

В те годы корейцы на Дальнем Востоке, даже перешедшие в российское подданство и принявшие православие, практически никак не ассимилировались с русским населением. Более того, значительное число корейцев, особенно прибывшие на волне массовой иммиграции, плохо знали русский язык, так как не было острой необходимости в нем. Вся жизнь многих прибывших корейцев протекала внутри существующего де-факто компактного, обособленного поселения корейцев в Приморье.

Эта обособленность жизни корейцев в Приморье вызывала беспокойство властей, как царской России, так и страны Советов. Не желая усугублять ситуацию, власти не торопились давать свое подданство прибывающим в Приморье на заработки корейцам.

В середине 30-х годов по разным источникам от десятков тысяч до 70% корейцев (цифры требуют уточнений корееведами) на Дальнем Востоке, в числе которых были политические эмигранты и бывшие партизаны, продолжали жить без устойчивого юридического и социально-экономического статуса, часто не имея даже документов. Они годами жили и трудились на территории советского Приморья, как «гость-работники», так и не получив гражданства СССР, не имея советских паспортов. Юридически они считались гражданами Японии или Маньчжоу-го.

Тем временем, в 1936 году Япония подписала с гитлеровской Германией антикоминтерновский пакт, став союзником нацистского режима.  Стало понятно, что новая война с Японией неизбежна. Дальний Восток стал жить по законам военного времени. А когда Япония 7 июля 1937 года развязала полномасштабную войну с Китаем, Кремлевское руководство приняло решение о выселении корейцев из Приморья в Казахстан и Среднюю Азию.

Но на момент выселения десятки тысяч корейцев не имели советского гражданства, были не учтены и проживали в СССР целыми селами нелегально. С этим явлением вплотную столкнулся всесильный в те годы нарком НКВД СССР, организовывая выселение корейцев с Приморья. Но тогда на фоне военной угрозы, исходящей от милитаристской Японии и на гребне шпионской истерии 37 года, по предложению Ежова правительство СССР принимает политическое решение выселить с Дальнего Востока поголовно всех корейцев.

Так многочисленные корейцы, не граждане СССР, попали в «капкан», который тут же захлопнулся. Строго говоря, советское правительство в 1937 году должно было переселить вглубь страны только корейцев с паспортами СССР, а остальную часть корейцев, не граждан СССР, депортировать обратно в Корею, ведь граница рядом.

Но в 1937 году советское руководство не могло себе это позволить. Это могло спровоцировать конфликт с сильной милитаристской Японией, которая накануне в июле 1937 года приступила к захвату Китая. Да и Японии на то время не нужен был второй фронт, она приступила к военному захвату и колонизации всего Китая, намереваясь затем уже на базе ее ресурсов, колонизировать всю Азию.

Поэтому они оба ограничились нотами протеста. Япония выразила протест по поводу переселения корейцев, основанием для протеста стало то, что все корейцы рассматривались ею как подданные японского императора. Советское правительство, отклонив этот протест, заявило, что все переселяемые корейцы являются советскими гражданами. Очевидно, это два взаимоисключающих заявления.

Так кто прав в этом споре? Чьи граждане в 1937 году были насильственно переселены из Приморья? Сколько среди них было выселено граждан СССР, а сколько подданных Японии, читай граждан Кореи? Сегодня, когда прошло 80 лет с тех трагических событий, наступило время историкам и корееведам поднять соответствующие архивы, внести полную ясность в этом вопросе и сделать их достоянием гласности.

Эти обстоятельства требуют осмысления современными политиками. Факты – упрямая вещь. Из песни слов не выкинешь. Если принять, что истина где-то посередине, то 80 лет назад, когда из Приморья насильственно было выселено более 172 000 корейцев, из них добрая половина фактически были подданными Японии, читай гражданами Кореи! Они, оказавшись пешкой в руках милитаристской Японии и большевистской России, между молотом и наковальней, подверглись двойному насилию, сперва насильственному вытеснению из Кореи японцами, потом насильственному переселению в степи Казахстана и Узбекистана сталинским режимом.

Знают ли об этом в Республике Корея, отмечая сегодня 80-летие насильственного переселения корейцев из Приморья? Они должны это знать! Ведь история советских корейцев – это и их история! И не только через патриотов, борцов за освобождение Кореи, а через всех их граждан, насильственно переселенных из Приморья в 37-м году.

Тогда становится понятным неуместность подобных вопросов. Насильственно переселили советских корейцев, а почему 80-летие отмечают в Сеуле? Почему в поездах памяти по переселенным участвуют южные корейцы? И т.д.

Все политические силы в современной Корее сегодня должны учитывать это обстоятельство в своей политике по отношению к потомкам советских корейцев, в первую очередь к тем из них, которые вернулись сегодня на историческую родину (около 60 000 человек) и испытывают массу трудностей из-за своего неопределенного правового статуса.

А ведь, по-своему, насильственное переселение корейцев 1937 года – это предтеча истории сахалинских корейцев. Десятки тысяч корейцев, граждан аннексированной Японией Кореи, читай граждан Кореи, насильственно были переселены вглубь СССР, изолированы от Кореи и поставлены в условия безальтернативной смены гражданства.

Нет, альтернатива в 37 году была – ярлык японского шпиона и расстрел без суда и следствия. Именно эта альтернатива – дикая, но реальная – наложила тогда жесткое табу у переселенцев 37 года на тему гражданства, наличие родственников за границей, на рассказы о выселении из Приморья. Вот о чем молчали наши предки…

С 1937 года начинается новая летопись советских корейцев. Прибывшие в Казахстан и Узбекистан корейцы, уже там они ВСЕ стали гражданами СССР и стали «коре сарам» – русскоязычными корейцами. Преодолев все трудности, они все вместе стали одной из самых образованных, но в то же время одной из самых ассимилированных наций в СССР.

Так кто мы – коре сарам? Наша история лишь частично история добровольных переселенцев (до 1910 года), а в гораздо большей мере – это история жертв двойных репрессий. Сначала милитаристской Японии, оккупировавшей Корею в 1910 году, затем сталинского режима, насильственно переселившего в 1937 году корейцев в Среднюю Азию и Казахстан.

Но истоки наших бед 1937 года – в 1910 году, когда японцы аннексировали Корею. Корни наших бед в преступной колониальной политике японских властей, в многочисленных актах насилия над корейским населением. Как результат – массовая эмиграция из Кореи. Корни наших бед в агрессивных действиях милитаристской Японии на Дальнем Востоке, в их враждебных намерениях и провокационных акциях в отношении СССР, повлекшие за собой насильственное выселение в 37-м году всех корейцев из Приморья.

P.S. Все бы ничего, да только развал СССР в 1991 году вновь обрек новое поколение «коре сарам» на новые испытания. Кроваво-красное японское колесо истории, запущенное без малого более века назад с аннексии Кореи, до сих пор «проходится катком» по каждому поколению «коре сарам», сбивая его с ног, обрекая каждое новое поколение снова начинать все с нуля, заново принимать на себя роль первопроходцев.

Литература:

1.Ким Герман Н. История иммиграции корейцев.

доктор исторических наук, профессор КазНУ им. аль-Фараби

2. Пак Чон Хё. Исторические факты насильственного переселения корейцев из Дальнего Востока. Журнал военная история. 08.2007. Сеул. Доктор исторических наук, Республика Корея.

3. Сим Хон Ёнг. К истории корейских общественных организаций в России в первой четверти XX века. Кандидат политических наук, Республика Корея.

4. Алексей Волынец. Зачистка Дальнего Востока от азиатов. Писатель, историк.

5. Интернет.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

комментария 3

  • Ким Моисей:

    Эдуард молодец! Ты выпукло отразил истинные причины страданий Корейцев, вынужденных покидать свою историческую Родину-Корею. И в особенности, российских (советских) корейцев. Основная причина кроется в японском следе в судьбе иммигрантов -корейцев. Статья твоя весьма полезная, утирающая нос “видным” корееведам на суть депортации корейцев. Глубокие исследования по этому аспекту многострадальной судьбы коре-сарам ещё впереди.
    Может стоит тебе, Эдуард продолжить эту актуальную тему?! Если да – то желаю успехов в столь благородном деле!

  • Владимир Ли - Букинский:

    Браво, Эдуард Николаевич! Я подпишусь под каждым вашим тезисом, кроме пропорции в количестве граждан или не граждан СССР переселённых в Среднюю Азию и Казахстан. Вряд ли вёлся строгий учёт местными властями тогда, когда надо было скорее выполнять решение Партии и Правительства. Но, я знал ещё в школьные годы, что в Узбекистане жили корейцы с корейскими или японскими документами, не имея гражданства СССР. Тому пример свёкор моей старшей сестры, Пягай Чун Сям, который до самой смерти (1964 г) не терял надежды, что будет похоронен на своей родине. Советских паспортов у жителей нашего кишлака в Ташкентской области ни у кого не было. Сейчас у меня есть родственники в Китае, чьи родители покинули Россию накануне насильственного переселения из Приморья, а таковых оказывается тогда было много. Наши власти закрывали глаза на факты перехода границы, более того, поощряли, лишь бы освободили территорию Приморья. Об этом я узнал в начале 90-х г. когда к нам приезжал родственник из Китая. С ним я разговаривал свободно на нашем коре маль. Я согласен с вами и о том, что корейцы не добровольно, а вынуждены были перейти границу с Россией, что равносильно репрессии. Правда, одиночками, но в большом количестве перешли, именно после 1910 года. В том числе и родители моего будущего отца с детьми были вынуждены бежать с родины, оставив всё нажитое за многие годы по причине издевательства со стороны японцев. Мой отец, как старший сын, получивший в наследство земельное угодье в 10 га потерял всё в силу того, что японцы отобрали без всякого спросу. Мне, кажется, если не самураи, вряд ли мои предки покинули родину, о чём до конца жизни печалился мой отец, выпускник единственного в мире педагогического института с корейским языком обучения во Владивостоке. Они были его заклятыми врагами. Не верить словам моего отца у меня нет оснований. Эдуард Николаевич, за статью стыдится вам не надо, пусть стыдятся историки, которые не могут до сих пор изучить истинную причину трагедии советских (российских) корейцев. Ваш взгляд на историю, для меня, ценнее исследования некоторых историков. Вы, как известный общественный деятель, имеете право на свой взгляд на нашу историю. Мне стало легче дышать. Спасибо за смелость!!!

  • Вячеслав Ким:

    Из текущих комментарий можно понять одно, что до сих пор история принудительного переселения имеет пока массу неизведанных и не раскрытых причин. И то, что кроме профессиональных исследователей этой темой интересуются общественные деятели, более того открыто делятся со своим мнением, считаю вполне правомерным и полезным для всего нашего сообщества. Ни в одной строке и ни в коей мере Э.Н.Ким не пытался обвинить ученых-исследователей и не считаю статью дискредитирующей коресарам. Статья призывает современных исследователей более глубоко изучить историю, не закрывая белые/черные пятна в угоду какой либо власти. Будущему поколению нужна правда…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Translate »